«Я еще и быстрые шахматы похороню!».

Александр Грищук.     30 июня 2011г. Александр Грищук дал интервью Владиславу Ткачеву (французский, ранее советский, казахстанский, шахматист, гроссмейстер (1996). Чемпион Европы 2007 года по классическим шахматам и по блицу) для сайта Whychess. Получилась очень содержательная беседа, причем, на различные темы. Влад Ткачев преследовал для себя одну общую цель – вывести на чистую воду этого загадочного персонажа. И ему это вполне удалось сделать. Влад задавал такие провокационные вопросы Александру Грищуку, что тому было не легко дипломатично на них отвечать.

     После интервью, Влад Ткачев закончил своё повествование такими словами: «На этой приятной теме мы благоразумно решили наше интервью закончить. Кажется, своей цели я всё-таки добился – провокации, подначки и прочие «грязные» трюки принесли свои плоды, и Александр приоткрылся для нас с неожиданной стороны. Вот только могу ли теперь сказать, что знаю его хорошо – по-прежнему не уверен.»

     Два гроссмейстера пообщались на такие темы, как: претендентские матчи в Казани; о возможных реформах в ФИДЕ; о конфликте с Накамурой; о политической жизни в России; о молодых гроссмейстерах нового поколения; и, конечно же, о личной жизни Александра Грищука.

     Очень противоречивые мнения вызвало интервью у пользователей сайта Chess-News, на котором проанонсировали данное интервью. Некоторые участники сайта были приятно удивлены ответами Александра на политические вопросы: «Ответы на политические вопросы показывают, что Грищук не только выдающийся гроссмейстер, но и глубоко порядочный человек и гражданин». Другие напротив, были возмущены тем, что Грищук положительно относится к тирану Сталину: «Наверное, не я один испытал "легкий шок" прочитав: "... я оцениваю Сталина скорее положительно". Надеюсь, что Грищук единственный из молодых, кто думает так». Следующие участники категорично высказывали своё мнение: «Похоже, чувствует, что дошел до предела своих возможностей в классических шахматах. Поэтому надеется вырваться вперед на волне проводимого сейчас Илюмжиновым курса на укорачивание контроля времени».

     В общем, как бы там ни было, читайте интервью и сами решайте, какую сторону Вам принимать. Но не забывайте, что Александр Грищук – это, прежде всего шахматист высокого класса!

О Казани

Владислав Ткачев: Саша, как ни крути, а без вопросов о Казани я обойтись все равно не смогу - не поймут. Ты действительно считал себя таким явным фаворитом в рапидах и блице? Наверняка ведь помнил о результате своих матчей в Монако против Ароняна (1½-½) и Крамника (2-0), да и о счете в блиц против Володи не забывал (5-1)?

Александр Грищук: Нет, не считал. Во-первых, против Ароняна у меня счет в блиц отрицательный, а о 5-1 я даже и не помнил.

Владислав Ткачев: Но у тебя, возможно, лучшие в шахматном мире нервы, я не знаю другого игрока, который бы регулярно оставляя себе одну секунду на ход, при этом ни разу не просрочил время!

Александр Грищук: Только ленивый, наверное, не написал о той ничье в восемь ходов белыми. Но ты пойми, в ситуации практически полного отсутствия белого цвета я видел для себя только три варианта! Первый - сделать ничью цинично, как я в общем и поступил. Второй - сделать рыбу тоже по большому счету цинично, но, доиграв хода, скажем, до тридцать девятого. То есть, по сути делать вид, что я играю, но все равно 99% вероятности, что будет ничья.

Владислав Ткачев: Плюс, при случае можно еще и попасть.

Александр Грищук.Александр Грищук: Да, еще можно зевнуть и проиграть. Ну, и третий вариант - пойти на полномасштабную борьбу в худшей позиции. Но, зачем же мне это делать, если счет равный? Вот все продолжают писать про ничью в восемь ходов, ну хорошо, а сейчас была партия Карлсен - Раджабов, там все длилось ходов сорок. А по существу то там ноль ходов! Ни одного шанса ни на выигрыш, ни на проигрыш у обеих сторон! Так что я мог бы, конечно, делать вид, но зная, что ни одного шанса нет, поступил по-своему.

А вообще я считаю эту систему тай-брейков довольно идиотической. Четыре партии в классику, четыре в рапид, всего две партии в блиц... На кубках мира с этим еще хуже: две в классические, затем четыре в быстрые и потом снова две в блиц до Армагеддона; это что — 90-60-90?

Владислав Ткачев: Я сыграл много матчей по нокаут системе и твои резоны прекрасно понимаю. И уж тем более, раз твоя стратегия и результат дали повод говорить о смерти классических шахмат.

Александр Грищук: Нет, я говорил об их похоронах, а после этих знаменитых коротких ничьих я подошел к Крамнику и сказал: «Я еще и быстрые шахматы похороню!». И тут мы начали ржать.

Владислав Ткачев: Хорошо, давай тогда поговорим о черном цвете. Задам тебе узкопрофессиональный вопрос: ты решил играть новый для себя дебют - Грюнфельд, потому что стремился к конкретной игре с первых ходов или потому что Свидлер - лучший в мире в нем специалист?

Александр Грищук: Ну, во-первых, не Грюнфельд связан со Свидлером, а Свидлер с Грюнфельдом. И когда я решил, что буду играть именно этот дебют, то предложил Пете посекундировать. Во-вторых, я еще до матчей подозревал, что белыми у меня ничего не получится, будут ничьи, и Грюнфельд мне понравился возможностью нанести черным цветом. Другое дело, что на самом деле у меня получилось только три Грюнфельда и восемь Английских. Этого я, конечно, не ожидал, предполагая, что будут проверять по полному периметру: в вариантах с 5.Фb3, 7.Сc4, 7.Сb5, 4.g3 и так далее.

Владислав Ткачев: А не было страха, что все равно ничего не вспомнишь?

Александр Грищук: Было, но в моем случае такая проблема может возникнуть в любом дебюте.

Владислав Ткачев: Вообще-то в финале белыми у тебя получилось очень даже неплохо.

Александр Грищук: По дебюту - да, в двух партиях. А в еще одной мне пришлось сразу уравнивать поле 9… b5.

Владислав Ткачев: Причем предложением!

Александр Грищук: Ну да, я был рад, что он согласился. Хотя позиция там почти равная, для этого мне пришлось найти единственный четкий путь, иначе просто хуже.

Владислав Ткачев: Тогда такой вопрос: вот ты взял в команду Свидлера, который до этого занимался много лет с Крамником, тебе помогал Хисматуллин, притом, что почти в то же время он был секундантом Яковенко. Наконец, как-то и я влился в твой коллектив, хотя несколько лет до этого был связан с Питером Леко. Тебе, что, совсем несвойственна советская паранойя и ты считаешь, что в наше время, в другой стране и обществе людям можно безусловно доверять?

Александр Грищук: Да, ну, во-первых, мы действительно живем в другом обществе, намного более подлом . Но я беру всегда только людей, которым доверяю.

Я еще хотел бы немного сказать о Классических шахматах, в Казани я о них много думал. Представим, что в футболе ворота в два раза уже, как тогда будет заканчиваться большинство матчей?

Владислав Ткачев: 0-0.

Александр Грищук.Александр Грищук: Ок. Но вот появился игрок, представляющий из себя смесь Месси, Болта и Шварценеггера и начал на регулярной основе обводить полкоманды, а потом еще и вратаря, шмяк-шмяк, гол! Вместе с ним, понятно, начала постоянно выигрывать его команда. Замечательно. Ну и что, это означает, что ворота должны быть такие маленькие? Вот сейчас появился Карлсен. Часто проходя через худшие позиции любым цветом, он все равно показывает большие результаты. Но это же не значит, что ничего не надо менять, уменьшите время, расширьте, чертовы ворота!

О реформах

Владислав Ткачев: Отлично, ты сам затронул эту очень важную тему. Вот сейчас Илюмжинов объявил о введении рейтингов по быстрым шахматам и блицу с первого января, проведении чемпионатов мира по этим видам с последующим матчем за звание абсолютного чемпиона. А через два года мы все увидим, какие результаты принес классический цикл, какие «абсолютный», и оценим отдачу. Раз так, то, мне кажется, очень важно, чтобы блиц чемпионат (судьба активных меня не слишком интересует) прошел максимально зрелищно, дабы через два года поборники классики не сказали: ну вот, видите, мы же говорили, что блиц - отстой, айда обратно в болото. Как ты считаешь, какая система проведения такого чемпионата наилучшая? Ты согласен со мной, что в отдельно взятый момент на сцене должна играться только одна партия?

Александр Грищук: В целом - да. Но это больше подходит для этапов Гран-При или Кубка Мира, не знаю, как будет называться. Когда же будет проводиться финальный турнир Чемпионата Мира, то четырех партий в матче недостаточно, лучше восемь или десять. А тогда, если одновременно играть только один матч, ранние стадии турнира могут слишком затянуться, и нам придется опять возвращаться к системе проведения чемпионата за две недели.

Владислав Ткачев: Хорошо, но в РСА же мы успевали разыграть весь этап Кубка за три дня, а здесь все-таки речь идет о блице!

Александр Грищук: Если о блице, то я согласен, что неправильно, когда четыре пары шахматистов экстра класса играют одновременно.

Владислав Ткачев: А ты, кстати, помнишь эти быстрые турниры РСА, когда играли на лучших площадках Парижа, Лондона, Нью-Йорка и Москвы, и залы были забиты битком - на контрасте с нынешними тремя женами и четырьмя секундантами, а больше, как известно, никого?

Александр Грищук: Я тогда был совсем маленький, мне было одиннадцать-двенадцать, но было очень интересно. Помню матчи Крамник - Полгар, Крамник - Выжманавин.

Владислав Ткачев: У тебя было ощущение рассвета новой эры?

Александр Грищук: Нет, тогда об этом я думать еще не мог.

Владислав Ткачев: Поговорим о родовом пятне классики - проблеме читерства. Ты мне как-то сказал, что электронные прибамбасы - это еще полбеды, а вот есть старая добрая шпаргалка и ее- то никто не запеленгует. Ты кого-то конкретно подозреваешь на твоем элитном уровне?

Александр Грищук: В целом подозрения есть, но не сейчас в Казани. Ну, если уж люди говорят, что Ботвинник пользовался…

Владислав Ткачев: Я такого не слышал.

Александр Грищук: Кто-то говорил, что это было во время матчей на первенство мира.

Владислав Ткачев: И все-таки у тебя подозрения были?

Александр Грищук: Безусловно. И я не понимал, почему с этим никто не борется, все-таки шпаргалка в кармане обеспечивает огромное преимущество, не такое большое, как помощь компа, но очень значительное.

Владислав Ткачев: А с этим можно бороться?

Александр Грищук: Бороться, конечно, возможно, если…

Владислав Ткачев: Подписать контракт с NASA?

Александр Грищук: Но возникает вопрос, оправдывает ли цель средства? То есть можно обшить зал металлическими листами, поставить везде металлоискатели и проверить всех игроков. Залезть в уши пинцетом, покопаться в более труднодоступных местах (на самом деле он выразился иначе - В.Т.). Вопрос - ради чего это делать?

О Накамуре

Александр Грищук.Владислав Ткачев: Давай тогда затронем еще один важный аспект. Вот я вообще не увлекаюсь боксом и из всех великих боксеров прошлого и настоящего мне интересны только Али и Майк Тайсон. Всем известно, какие заявления Али делал перед матчами и после, как заводил тем самым интерес публики. Мне кажется, шахматам этого очень не хватает и единственный, кто что-то себе провокационное позволяет - Накамура, например, перед партиями с тобой. У вас там что-то личное?

Александр Грищук: Начнем с того, что в истории с Али мне гораздо симпатичнее Фрэйзер в этом плане.

Владислав Ткачев: Который помалкивал…

Александр Грищук: Который вел себя как раз достойно.

Владислав Ткачев: Да, но в общественном сознании теперь есть Великий Али, и есть куда менее известный Фрэйзер!

Александр Грищук: Вообще, я воспитан по-советски и считаю, что это совершенно некрасивое и недостойное поведение, поэтому даже удивлен, что тебя это восхищает хоть в какой-то мере.

Владислав Ткачев: Так ты можешь все-таки рассказать о Накамуре, был между вами какой-то конфликт в ICC?

Александр Грищук: Был.

Владислав Ткачев: Когда?

Александр Грищук: Уже довольно давно.

Владислав Ткачев: И что, он поступил подло?

Александр Грищук: Я считаю, что он поступил некрасиво и трусливо.

О политике

Владислав Ткачев: Ты неоднократно в самых различных ситуациях говорил в моем присутствии, что являешься фанатом Советского Союза. Слышать это довольно необычно от человека твоего поколения. Особенно, наверное, для западных ушей. В самом деле, как там: СССР – это тоталитарный режим, ГУЛАГ, милитаризм, ну и так далее по списку. Можешь внести ясность?

Александр Грищук: Мне не нравится слово «фанат», но если посмотреть, что сейчас с Россией происходит, то понятно же, что дело близится к демонтажу системы и развалу страны. Высокие цены на нефть пока еще позволяют стране как-то существовать, но если все будет и дальше развиваться так, как сейчас, печальный конец неизбежен.

Владислав Ткачев: Будет революция?

Александр Грищук: Революция – это еще в лучшем случае, а в худшем – полный демонтаж и развал страны. Я в последнее время довольно много читал, смотрел фильмы об истории 2-ой Мировой и так называемой Холодной войн, после чего прихожу к выводу, что, начиная с 1945 года, заработала гигантская антисоветская пропагандистская машина, в основном, конечно, американская. Заработала так, что сейчас большинство людей действительно верят в эту черно-белую картину того периода. Мне всё-таки кажется, что очень многое было совсем по-другому, и в целом, на данный момент я оцениваю Сталина скорее положительно.

Владислав Ткачев: А что тебе не нравится сейчас – тотальная коррупция?

Александр Грищук.Александр Грищук: Мне не нравится то, что мир катится к коллапсу. Глядя на триллионные долги США и происходящее с Грецией, нельзя не вспомнить, что Великая Депрессия длилась лет 10 и закончилась только со 2-ой Мировой Войной. Боюсь, что сейчас ситуация может развиваться по тому же сценарию, правда, не очень представляю, как именно будет выглядеть новая Грандиозная Война в условиях, когда несколько стран обладают ядерным оружием.

Владислав Ткачев: Может, твоя точка зрения объясняется в какой-то мере твоим бэкграундом, всё-таки твой дедушка – известный академик-физик? Кстати, он создавал ядерную бомбу?

Александр Грищук: Нет, ее он создавать не мог, поскольку родился в 1939 г. А вообще, он вице-президент Российской Академии Наук по физике, математике и астрономии.

Владислав Ткачев: А можно ли сказать, что ты поклонник теории заговоров? Когда слышишь об 11 сентября, первым делом думаешь про Бен Ладена или опять-таки о проделках Буша? А может, всё обстоит куда сложнее?

Александр Грищук: Ну, сложнее, как раз теория заговоров. Ведь самым примитивным было бы думать, что, вот, сидел в горах дедушка Бен Ладен, поглаживал бороду и думал, как запустить самолеты в башни-близнецы и как те будут после этого падать. И вот потом его убили и сразу же скинули в море, чтобы никто ничего не увидел. Ведь эта официальная теория – абсолютный бред с точки зрения здравого смысла, тогда как так называемая «теория заговоров» полностью подчиняется логическим соображениям.

Кстати, говоря, о демократии, неплохо бы вспомнить, что это такое. Ну, да, демократия переводится с греческого, как «власть народа», но ведь это же просто жвачка! Есть два столпа либеральной идеи: свобода слова и права человека. Но в Америке ты ведь не можешь сказать ни на одном из телеканалов, что 11 сентября подстроено.

Владислав Ткачев: Года полтора назад я слышал, что группа Zeitgeist, которая только об этом и твердит, – самая большая в Facebook.

Александр Грищук: Да, конечно, в Интернете ты об этом написать можешь, особенно, если никому не известен, и никто тебя не читает. Я же не утверждаю, что после этого ФБР тут же отследит твой адрес и арестует. Но крупные телеканалы будут для сказавшего что-то подобное закрыты навсегда. Перейдем к правам человека. Можно ли о них говорить, если по подозрению в терроризме любой может быть отправлен в тюрьму Гуантанамо? Демократия – это некая утопия, замечательная утопия, но так и не реализованная, как, кстати, и коммунизм. Два красивых слова, набора букв, за которыми ничего не стоит.

Перед матчами в Казани я позвонил своему многолетнему тренеру А. Быховскому, чтобы поздравить с днем рождения и сказал: «Анатолий Авраамович, ну Вы же видите, что сейчас в мире происходит – ведь это полный пипец!» На что он ответил: «Да, Саша, пипец, я с тобой согласен. Но ты не думай об этом – стоит только начать, и можно сойти с ума. Просто играй в шахматы!» Так я в Казани и старался делать.

Поколение 0

Владислав Ткачев: Теперь я хотел бы поговорить о твоем поколении. Всё-таки я тебя воспринимаю, как часть вот этой самой новой волны, оккупировавшей сейчас разные ступеньки уровня 2700. Мне представляется, что это поколение оказалось практичным и цепким, чем во многом и объясняются такие успехи. А как ты его видишь?

Александр Грищук: Прежде всего, так получилось, что это поколение, я к нему отношу помимо себя Ароняна, Пономарева, Яковенко, Бакро, оказалось очень талантливым. Что интересно, каждый раз из нас кто-то вырывался вперед, но не надолго: сначала Бакро, потом Пономарев, затем я, сейчас Аронян. Да и Дмитрий в один момент оказался 5-ым в мире.

Владислав Ткачев: Но это означает еще и то, что среди вас не нашлось нового Каспарова.

Александр Грищук.Александр Грищук: Да, но ты пойми, если пойти путем гастрономических сравнений, то Каспаров – это черная икра, высший сорт. Таких, может, за всю историю было еще только двое – Фишер и Карпов. А вот, уже Ананд – это шикарная замечательная икра, но красная. То же самое с Крамником и Ароняном – прекрасная красная икра отменного качества. С Карлсеном пока не ясно: потенциал к перемене цвета и переходу в класс «люкс» у него есть.

Владислав Ткачев: Раз уж мы взялись за метафоры, мне очень нравятся сравнения шахмат с теннисом. Ты бы мог сравнить вашу волну из 5 человек с каким-нибудь поколением в теннисе?

Александр Грищук: Не знаю.

Владислав Ткачев: Хорошо, тогда спрошу произвольно: Накамура похож на Надаля?

Александр Грищук: Нет, я всегда считал, что Надаль – это улучшенный Майкл Чанг.

Владислав Ткачев: ОК. А кто тогда ты?

Александр Грищук: Я – Сафин.

Владислав Ткачев: Но ведь он же игрок задней линии, а ты начинал с Английской Атаки, и нет дебюта, который бы ты играл лучше!

Александр Грищук: Чтоб ты понял, я из последних 49-и партий выиграл 3, проиграл 6 и 40 сыграл вничью!!!

Владислав Ткачев: Раз уж речь зашла о звездах из других видов спорта, и поскольку я считаю ваше поколение очень практичным - а у тебя не было мысли стать шахматным Бэкхемом, вроде всё у тебя для этого есть?

Александр Грищук: Начнем с того, что правила шоу-бизнеса мне совершенно чужды. Ну, а Бэкхем, конечно, прекрасный футболист, но никогда мне особенно не нравился. Хотя я, безусловно, отношусь к нему не так плохо, как один великий шахматист, экс-чемпион мира, сказавший мне однажды: «Да Бэкхем, ну, это конченый жлоб. Ему же скажет Абрамович: «За миллиард долларов подставь …», - и он подставит!»

О личном

Александр Грищук.Владислав Ткачев: Ну, ладно, давай теперь поговорим о личном. Ты, как известно, живешь на 2 дома – в Москве и Одессе. Где больше нравится?

Александр Грищук: Что сказать, Одесса, как город, конечно, лучше для жизни, чем Москва. Мягкий климат, нет пробок. Но дело в том, что почти все мои друзья и родственники живут в Москве, и если бы они переехали в Одессу, я бы с удовольствием круглый год жил там.

Владислав Ткачев: Мы с тобой очень часто говорили о литературе. можешь ли ты сейчас назвать 5 своих любимых авторов?

Александр Грищук: Очень трудно сказать. Ну вот, например, Довлатов – гениальный рассказчик. В детстве я перечитал всего Конан Дойля. А недавно увлекся новым автором – Колышевским. Конечно, замечательный писатель Ирвин Уэлш, тот самый, который написал «На игле». Если мне нравится тот или иной автор, я стараюсь прочесть всё, что вышло из-под его пера, так было, например, с Пелевиным. Я недавно посмотрел фильм «Generation P» и понял, насколько было гениально написать эту книгу 10 лет назад. Сейчас то это могли бы сделать многие, но тогда…

Владислав Ткачев: Мы с тобой часто обсуждали Лимонова и Чарльза Буковского.

Александр Грищук: Как-то мы заговорили с Анатолием Авраамовичем о Лимонове, и я был поражен, всё-таки моему тренеру сейчас 77 лет, когда он мне сказал: «Как к Лимонову ни относись, а он, наверное, самый гениальный писатель нашего времени».

Владислав Ткачев: Перейдем к музыке. Если не ошибаюсь, ты начинал с рока, а потом через панк пришел к рэпу, так?

Александр Грищук: Примерно так. Но, вот, если я, скажем, еду в машине и слышу классическую музыку, то, бывает, получаю огромное удовольствие. Хотя, конечно, специально пойти на концерт в оперный театр – это не для меня.

Владислав Ткачев: Топ-5 синглов можешь назвать?

Александр Грищук: Ну, давай попробую: «Всё идет по плану» Егора Летова, «Hit them up» Тупака; какой-то список дать будет трудно. Ну, хорошо, Эминема я полюбил с песни «Stan». Безусловно, назову «Unforgiven» Metallica. И тогда последней пусть будет «Кони привередливые» В. Высоцкого.

Владислав Ткачев: Кино?

Александр Грищук.Александр Грищук: Я помню, естественно, слова Ленина о том, что «из всех видов искусств важнейшим для нас является кино», но для меня с огромным отрывом куда более важна литература и музыка, а кино плетется где-то на 3-м месте. В театре же я был, наверное, пару раз за всю жизнь.

Владислав Ткачев: А ты, часом, не аутист?

Александр Грищук: В принципе, у шахматистов есть склонность к аутизму, у некоторых – доходящая до психических отклонений.

Владислав Ткачев: У кого?

Александр Грищук: Ты сам прекрасно знаешь, у кого. Зачем людей обижать?

Владислав Ткачев: Отлично, под конец, понятно, спрошу о твоих любимых напитках.

Александр Грищук: Компот. Сейчас в Одессе как раз открылась одноименная сеть ресторанов. Из тех, что посильнее – пиво.

Владислав Ткачев: Да, но некоторые любят погорячее!

Александр Грищук: Мне трудно представить, как можно ценить вкус сорокоградусных напитков. Приятен, скорее, достигающийся эффект. Из них я предпочитаю водку, поскольку мне вообще более симпатичны напитки белого цвета, а, значит, триаде водка-джин-текила - да! А виски и коньяку, скорее, нет!

 

Фото: Ирина Степанюк с сайта whychess.org

Реклама

Рейтинг (FIDE) LIVE

                         Man

2017 12 10 Man

                     Women

2017 12 10 Women