Т. Раджабов: «Ситуация с часами напомнила мне финал СССР–США Олимпиады-72».

Теймур Раджабов.     Один из сильнейших гроссмейстеров мира Теймур Раджабов, дал интересное интервью азербайджанскому спортивному сайту ExtraTime.az, после неудачного выступления в Казани (Россия) в претенденских матчах. В этом интервью он вспоминает о разных спортивных казусах и расскрывает своё ощущение от выступления.          
     Азербайджанского гроссмейстера Теймура Раджабова можно назвать главным неудачником претендентских матчей.

     Азербайджанский шахматист находился не то чтобы в шаге, в полушаге от выхода в полуфинал, когда после победы в первой блиц партии, он уровнял позицию и был близок к ничьей, которая приносила ему итоговую победу в матче против Крамника. Но тут произошло невероятное, вышли из строя часы и все пошло наперекосяк. В итоге Теймур Раджабов матч проиграл, но осталось легкое ощущение не справедливости, ведь по сути, азербайджанский шахматист ни в чем не уступил Владимиру Крамнику, а его подготовка оказалась выше всяких похвал, что в один голос признали все специалисты.

     - В первую очередь, хотелось бы коснуться классической составляющей матча с Крамником, и вашего отказа от староиндийской защиты?

     - Да, конечно же, специально отошел от «старушки», хотя в блицевой партии она мне пригодилась, я получил отличную позицию, Крамник предложил ничью, я отказался и стал играть не обоснованно на выигрыш и в итоге проиграл партию. Так что староиндийская была у меня наготове, да и другие дебюты были в запасе. Естественно, что был план держать черный цвет более надежно, чем обычно. Это не тот турнир, в котором играют шахматисты разного уровня и рискованная игра черными чревато. Мне кажется, что ферзевый гамбит четко работал, проблем в нем у меня не было. В принципе везде получал хорошие позиции, как и Крамник, который ферзевый гамбит давно не играл. В целом тактика была выбрана правильно, черными я получал нормальные позиции, а белыми постоянно попадался на один из прямых анализов, особенно в той партии, где я применил новинку Фе4. Крамник отреагировал сразу, что говорит о глубоком анализе. То есть мы оба постоянно попадали на подготовку друг друга, что не давало нам выйти в какую-то большую игру. В рапиде и блице противостояние уже перешло в несколько иную фазу.

     - Можно сказать, что задачу на классическую составляющую вы выполнили?

     - Я, конечно же, читал все то, что вы пишите и что пишут другие специалисты, гроссмейстеры, которые анализировали партии. В связи с этим хотелось бы отметить очень важный момент – у меня не было цели переводить матч на тай-брейк, по одной простой причине. В матче были две черные партии и нельзя делать ставку на то, что черными обязательно удержишь партию. Поэтому белыми мы готовили довольно серьезные аргументы, но Крамник играл ферзевый гамбит и соответственно наши идеи в других дебютах остались не реализованными. В принципе, очень глупо стремиться переводить матч на тай-брейк, то есть ты должен отдавать белые партии и черными надеяться, что все будет хорошо. Поэтому такой задачи не могло быть по определению. Была единственная цель – обезопасить черный цвет, не идти в острые позиции, которые я играл ранее. В этом матче наверняка велась очень серьезная подготовка всей командой Крамника в староиндийской защите, и достаточно легко было попасть в ловушку.

     - Кульминация же наступила в блице, когда сломались часы…

     - Победа была очень близка, в 5-10 секундах. Но я к этому стараюсь относиться проще. Конечно же, после всегда размышляешь и хочется вернуться и сделать что-то другое. К примеру, и сейчас во время сдачи допинг-теста, также думал, что можно было сделать иначе… Первую партию я выиграл просто блестяще, на тактический удар конь h6 у меня было секунд 8. Естественно, что настроение после этой партии было очень хорошее и во второй партии достаточно было удержаться, и в какой-то момент позиция действительно была ничейной. Но в самый ненужный момент отключились часы. Можно, конечно спорить, кому отключение часов было на руку. Наверное, для Крамника эта ситуация была все же приятнее. Хотя говорилось о том, что у меня было время продумать план защиты. Но честно говоря, там уже было не до продумывания. Кроме этого проигрывающей стороной в данном случае был именно Крамник, для которого ничья в партии означала поражение во всем матче. Но с другой стороны позиция там была достаточно сложная, и явной ничьи там не было. У черных постоянно проблемы и за 10-15 секунд мне не удалось их решить.

     Тем не менее, концентрация была нарушена. Знаете, я вот сейчас думаю о том, а что я сделал не так, и прихожу к мнению, что у меня нет к себе претензий. Я сделал максимум того, что мог и был настолько близок к победе, но случился не зависящий от меня фактор. Даже не вижу, где мог бы сказать: «Да, Тима, ну ты ошибся». Именно здесь можно сказать, что реально не повезло. С момента, когда прервалась партия, все пошло не так, потом я эту позицию почему-то быстро проиграл. Даже в последней партии у меня был шанс выиграть, но также упустил. Просто было тотальное невезение, где ничего уже не сделаешь.

     - Кстати, на протяжении всего матча играли в одной рубашке…

     - Да, я просто люблю эту рубашку, мне в ней комфортно. Если идет все нормально, то не люблю менять одежду.

     - Подведите итоги претендентских матчей для азербайджанских шахматистов?

     - В любом случае разочарованы оба. Думаю, что Шахрияр проиграл по делу, зевнул и все партия пошла под откос. Дальше Гельфанд делал сильные ходы. В четвертой партии у него не было шансов отыграться, так как он получил плохую позицию. Основная ошибка была допущена в третьей партии, в которой он играл необоснованно резко. Думаю, что он определенно не доволен, к тому же велась большая подготовка, не реализовано много идей. Он также не угадал с дебютом, Гельфанд выходил в Найдорфа, они же, скорее всего, ждали русскую партию. В том матче были шахматные качели, и в какой-то момент Шахрияр первый пропустил удар, после чего отыграться было очень сложно.

     Что касается себя, то недоволен только результатом тем, что вылетел, когда от полуфинала отделяли 10 секунд. Это мне напомнил матч сборных СССР – США по баскетболу в финале Олимпийских игр 1972 года в Мюнхене, когда американцы уже праздновали победу, но в итоге за три секунды советская команда вырвала победу.

     - Кстати, в том легендарном матче также были проблемы с часами…

     - Да, там остановили время. Моя ситуация мне сразу напомнила тот матч. Когда вышел, подумал: «Да, ладно американцы так проиграли в свое время, здесь, что я смогу сделать». Реально, я был настолько близок к тому, чтобы пройти в полуфинал, чувствовал, что победа совсем близка. Но она в итоге ускользнула из рук, хотя вины своей здесь я не вижу. Здесь можно сказать, что не фарт, хотя я не очень суеверный человек, но в данном случае настолько все шло плохо, что начал верить, что удача в тот момент отвернулась. Но не могу быть не довольным тем, как строил матчевую стратегию, как строил подготовку, так как Крамник один из сильных соперников в этой сетке. К тому же он провел достаточно мощную подготовку, так как у меня есть определенная инсайдерская информация о том, какие у него были планы, какая у него тренерская бригада, конечно же, здесь она представлена не в полном объеме.

     Если бы здесь играл Магнус Карлсен, то он готовился бы сразу к финалу (улыбается – Авт.). Все остальные здесь готовились только к первому матчу и не загадывали на перед. Это были мощнейшие столкновения подготовок. Следующие матчи будут уже несколько иными. Уже не будет своего рода запаса идей. К примеру, тот же Крамник, скорее всего, предполагал, что он если пройдет, то будет играть с Ароняном, да и что скрывать, я также думал, что если пройдут, то буду играть с Левоном, который сейчас в отличной форме, у Грищука наоборот был провал в Вейк-ан-Зее. По ощущению, эффекта домашней подготовки уже не будет. К примеру, у меня с Крамником из восьми партий встретились семь ферзевых гамбитов, чего в матчах на первенство мира, по-моему, не было вообще. Доходило до того, что смотрю на партию и думаю, я играю черными или белыми, все одно, и тоже (смеется – Авт.). Вы не представляете, что творится еще до матчей, когда смотрим часами, днями, месяцами какой-то дебют. А когда вдруг на пятом ходу получаешь ход, который не предусмотрел, то думаешь, как мы могли его пропустить… Думаю, что в шахматах на высоком уровне цена ошибки очень велика, одна ошибка и вся партия разваливается.

     - Кстати, что касается подготовки, вы были единственным, кто выступал в Казани без секундантов, но понятное дело, что они были. Раскрыть имена вновь не хотите?

     - Столповой человек в моей подготовке, который отвечает за определенные мои дебютные идеи, к тому же являющийся моим близким другом, является Игорь Натаф, что в принципе известно всем. А других не хотелось бы раскрывать, потому, что нет смысла. Они теоретически могли приехать, если бы прошел первый круг. Пускай гадают, нервничают, впереди еще немало турниров (улыбается – Авт.).

     - Этот теоретический запас, который остался после претендентских матчей, наверняка удастся проявить в последующих турнирах?

     - Трудно сказать. Не глупые люди играют в шахматы, все могут уклониться. Не бывает такого, что пришел, сделал ход и сразу получил то, чего хотелось. Надеюсь, конечно же, что какой-то багаж удастся использовать. Но этот же багаж все время надо набирать, так как в любой момент твою новинку могут сыграть здесь или на каком-либо другом турнире. Будем работать, шахматы, какая-то необъятная игра, сколько не работаешь, никак не доберемся до истины.

     - Теймур Раджабов раньше и Теймур Раджабов сейчас – это разные шахматисты?

     - Думаю, что я все же стал другим шахматистом, нежели был раньше. По силе, по классу я сейчас гораздо выше, просто надо реализовать те возможности, которые периодически не удается реализовывать. В данном случае невозможно один раз поработать много и потом постоянно играть шикарно. Постоянно должна проводиться работа. Ну и, конечно же, должна быть практика, если на Шахрияре отсутствие практики сильно сказалась, то на мне нет. Хотя, конечно же, какие-то тренировочные партии они наверняка проводили, но все же они не заменят официальные турниры, когда ты играешь на публике, на тебя обращены камеры, присутствует напряжение. Надо чувствовать, когда во время турнира садишься на место, смотришь, где конь, где ладья. О-па! Все на месте! (смеется – Авт.). Тем не менее, на мне отсутствие соревновательной практики никак не сказалось. Шахрияру в этом плане не повезло и он не смог раскрыть весь свой потенциал, и я считал, что по сетке у него хороший расклад, к тому соперники по турнирной сетке подходят по его стилю игры. Здесь, конечно же, может винить только себя, хотя, как я читал у вас, что Убилава берет вину на себя.

     Но для себя никаких выводов сделать не могу, так как опять же пока ни в чем себя не могу упрекнуть. Я же не могу прогнозировать, что отключаться часы или в следующий раз на стол люстра упадет, я умру или соперник, мало ли что может случиться (смеется – Авт.). Так что по своей подготовке никаких претензий у меня нет, очень быстро считал, чего раньше не было. Сейчас же надо настраиваться на другие турниры, командный чемпионат мира, «Базна». Надеюсь, что у нас это не последняя возможность побороться за чемпионскую корону и думаю, их будет не мало. Это не конец шахматного пути, так что надо работать дальше и никогда не ломаться даже после таких обидных поражений.

Автор: Т.Тушиев (Казань)

Фото: Юрий Васильев (chesspro.ru)

Источник: Extratime.az

Реклама

Рейтинг (FIDE) LIVE

                         Man

2017 12 10 Man

                     Women

2017 12 10 Women

системная интеграция серверное оборудование
xcom.ru

hydra2webc.com