Алехин. Этот непознанный гений.

Александр Алехин     Это случилось 24 марта 1946 года, в небольшом приморском городке Штарин, в Португалии. В одном из номеров местной гостиницы, раздался испуганный крик горничной. Полицейские были потрясены увиденным, в кресле сидел одетый в пальто господин, он уже не дышал, перед ним стоял накрытый к ужину стол. Справа находилась шахматная доска, а слева лежала книга стихов Маргарет Сотберн. Она была раскрыта на странице, содержавшей строку: «Это судьба всех, кто живёт в изгнании». Этим господином был чемпион мирам по шахматам Александр Алехин. Именно так правильно произносится его фамилия.

      Внезапная смерть шахматного гения накануне чемпионата мира, повергла всех в шок! Некоторые до сих пор считают её не случайной. Кому было выгодно, чтобы он не участвовал в состязании?! И как это было на самом деле?!   

     С января 1946 года, Александр Алехин поселился в небольшой гостинице, португальского городка Эшторил. Местный климат помогал ему справляться с тяжелым душевным кризисом, а тишина и покой помогали сосредоточиться на подготовке к матчу на первенство мира с советским гроссмейстером Михаилом Ботвинником.

     Результат матча Алехин – Ботвинник, не брались предсказать даже самые выдающиеся шахматисты мира. Зато, вполне, можно было предсказать, что сделал бы в случае проигрыша Михаила Ботвинника, друг советских физкультурников, с теми, кто в СССР отвечал за организацию этого матча. Победа западного гроссмейстера над советским была недопустима. «Бояться за Ботвинника не было никаких оснований, он был готов к борьбе», говорит Исаак Линдер (историк шахмат). «Как у Алехина была мечта сыграть этот долгожданный матч, так и готовился Ботвинник к нему», добавил Линдер.

     С шахматами, семилетнего сына Сашу, познакомила мать Анисия, женщина умная и образованная. Отец, Александр Алехин, дворянин, депутат государственной думы, увлечение сына одобрял. В 1902 году, в Москву приехал известный американский шахматист Гари Пилсбери. Он провел сеанс одновременной игры «вслепую», на 22-х досках. Юного Алехина, увиденное поразило на столько, что теперь всё свободное время он проводил за шахматной доской. Честолюбие, целеустремленность, работоспособность, удивительная память и природный талант, сделали своё дело. К двадцати годам Алехин уже известен в мире, как ведущий шахматист России. Он мечтает встретиться с новой шахматной звездой, кубинцем Хосе Раулем Капабланкой. Эта встреча состоялась в Петербурге в 1913 году, Алехин проиграл, но не расстроился.

     «Никогда прежде и никогда впоследствии я не видел такой поразительной быстроты мышления, какой обладал Капабланка в то время. К этому надо добавить, что Капабланка всегда был в настроении, обладал отличным здоровьем, был любимцем женщин - действительно ослепительное видение", как-то сказал Александр Алехин.

     Именно тогда, Александр Алехин решил, что сделает всё, чтобы победить кубинца. В 1914, окончив императорское училище правоведения, титулярный советник Александр Алехин решил для себя: «Моя жизнь – шахматы!». Международный шахматный турнир 1914 года в Мангейме, Алехин запомнил на всю жизнь. Он явный лидер, но тут началась война! Спешно вручив приз в 1100 марок, турнир свернули, а русских шахматистов арестовали по подозрению в шпионаже. В тюрьме были замечательные сокамерники: шахматисты Ефим Боголюбов, Илья Рабинович, Самуил Вайнштейн. И они разыгрывали партии без доски и фигур, «вслепую». Через пять лет, вновь попав под арест, уже в советской России, Алехин будет вспоминать своё первое заключение, как иделическое. Вскоре, комиссия решила, что Алехин не представляет опасности для немецкого государства, его освободили, и разрешили вернуться на Родину. А там, он отправился добровольцем на фронт начальником отдельного отряда «красного креста». В тылу не отсиживался, сам выносил раненых солдат и офицеров из под обстрела. Был дважды контужен, чудом остался в живых. Сменив больничный халат на френч, на котором красовался орден Св.Станислава и два георгиевских креста, Алехин попытался вернуться к своей прежней жизни. Но на дворе был 1917 год, и выяснилось, что никакой он уже не дворянин. И денег у него больше нет! И вообще, ничего нет! И он с трудом добирается до Одессы, надеясь уехать их новой и чужой для него России. Не удалось! В Одессе Алехина арестовали, как врага революционного народа и шпиона «белой» контрразведки, и приговорили к расстрелу. Спасение пришло неожиданно. Председатель совнаркома Украины, Христиан Нарковский, сам шахматист, приказал освободить Алехина, буквально за два часа до исполнения приговора. Об иммиграции пришлось забыть. Наступали войска Диникина, и нужно было спешно возвращаться в Москву, и как-то зарабатывать на хлеб. Какие тут шахматы! Работал юристом, и даже пытался стать киноактером. Знание шести языков помогло Алехину устроиться переводчиком в аппарат Коминтерна. Это был короткий период сытой и спокойной жизни, но с шахматами он не расстается. Одна за другой следует победа в чемпионате Москвы, во Всероссийской шахматной Олимпиаде, по сути, в первом чемпионате страны.

     Всё изменилось в 1921 году, когда Алехина по доносу вызвали в ЧК. Его обвиняли в получении денег от диникинской контрразведки. Доказательств не было, но было буржуазное прошлое, и негативное отношение к революции. Могли расстрелять, но вспомнили заступничество революционных начальников во время первого ареста в Одессе. Намекнули, что не станут препятствовать его отъезду из Советской России. Это полностью совпадало с его желаниями. А возможность скоро представилась! Алехин познакомился со швейцарской журналисткой Анной Лизой Рюк, акридетованной при Коминтерне. Анне, он показался идеалом мужчины: импозантный, воспитанный, свободно владеет европейскими языками. Вскоре они поженились и уехали из России. Алехин выбрал Париж. Он тут же стал готовиться к встрече с непобедимым Капабланкой.

     На пресс-конференции в Лондоне, Капабланка заявил: «Если кому-нибудь захочется снять с моей головы корону чемпиона, то он должен будет принять мои условия». Условия оказались совсем не простыми. Право на матч получал претендент, которому удалось бы обеспечить призовой фонд в 10000 долларов, и покрыть средство на покрытие организационных расходов. Таких денег у Алехина не было, но он подписал протокол о намерениях, и теперь сделает всё, чтобы добиться цели. Капабланка понимал, что его шесть раз за матч никто не в силах выиграть, тем более, что между ними, будущими участниками, статистика складывалась не в пользу Алехина. Капабланка был уверен в своих силах.

     Алехин играл в этот период, как одержимый! В 1922 году, из пяти крупных европейских турниров, выиграл в четырёх. А в 24-м, в успешном турне, завоевал Америку, и таким образом укрепил претензии на мировую корону.

     А вот в семье не так всё хорошо, как в спорте. С Анной они расстались, а на сына Александра, у Алехина времени совсем не оставалось. Пришлось отдать его на воспитание в пансионат. Одиноким, Алехин был не долго. Надежда Васильева, вдова русского генерала, добрая и мягкая по характеру, разделяла его интересы. Она, так же, как и Анна была старше, и относилась к мужу с материнской заботой. Спокойная семейная жизнь дала возможность защитить в Сарбоне диссертацию на тему: «Система тюремного заключения в Китае». Алехин стал доктором права, и в скорее получил французское гражданство. Тем временем, не на минуту не забывал, что дал себе слово отобрать у кубинца шахматную корону чемпиона.

     Прошло пять лет с момента подписания с Капабланкой «договора о намерениях». Мастерство выросло, а нужная сумма никак не набиралась. Но Алехин продолжает упорно работать, анализирует партии, изучает стиль, стратегические и тактические приемы, выявляет сильные и слабые стороны игры Капабланки. Изучает его характер!

     «Для шахматной борьбы, прежде всего, необходимо знание человеческой натуры, понимание психологии противника. Раньше боролись только с фигурами, мы же боремся и с противником – с его волей, нервами, с его индивидуальными особенностями и – не в последнюю очередь – с его тщеславием», Александр Алехин.

     В 1927 году, правительство Аргентины, приняло решение профинансировать встречу Алехина с Капабланкой. И шахматный мир загудел! Ставки были 10:1 в пользу Капабланки. Шестнадцатого сентября за шахматный столик сели: чемпион мира, темпераментный кубинец Хосе Рауль Капабланка и претендент, хладнокровный русский Александр Алехин. Матч продлиться два с половиной месяца.

     Алехин, вопреки всем прогнозам, уверенно выиграл первую партию. Но тут судьба неожиданно подставила ему подножку. У него началось воспаление надкостницы, боли были мучительными, требовалось длительное лечение. И Алехин принимает шокирующее всех решение: требуют удалить ему сразу несколько зубов, чтобы не брать тайм-аут. Поединок продолжился, Алехин проиграл третью и седьмую партии, но уже в двенадцатой вышел вперед. На последнюю партию Капабланка не явился. Причину, пока никто не знал, но было ясно, что у Алехина явное позиционное преимущество, и две лишние пешки. На следующий день организаторы матча получили от Капабланки письмо: «Дорогой Алехин, я сдаю партию, итак, Вы чемпион мира. Примите мои поздравления и наилучшие пожелания. Искренне Ваш, Хосе Рауль Капабланка».

     После объявления Алехина чемпионом мира, восторженная толпа донесла его до отеля на руках. Позже, Капабланка так написал о матче в газете «Нью-Йорк Таймс»: «Алехин сумел использовать все преимущества, которые оказались на его стороне. За весь матч, он упустил один, два шанса, в то время, как я упустил их добрый десяток. Он играл в этом матче лучше меня, и следовательно, достоин успеха». Через много лет, когда уже не стало Капабланки, Алехин откровенно признался: «Как случилось, что он проиграл матч? Должен сознаться, что даже теперь я не могу дать точного ответа на этот вопрос, ибо в 1927 году я не думал, что превосхожу Капабланку. Возможно, главной причиной его поражения явилось преувеличенное представление о собственных силах… и недооценка моих сил».

     Париж встретил нового чемпиона мира овациями. А в русском клубе, где собирался цвет эмиграции, ему был устроен грандиозный приём с банкетом. На следующий день в эмигрантских газетах появились статьи, где цитировали слова Алехина. «Миф о непобедимости большевиков развеется, как развелся миф о непобедимости Капабланки». Говорил ли эти слова Алехин, или это выдумки журналистов, не известно. Возможно, что это была провокация, направленная на окончательный разрыв чемпиона с Россией. Алехин мог публично отказаться от приписанных ему слов, но он этого не сделал. И вскоре в журнале «Шахматный вестник СССР», появилась статья, в которой говорилось: «После речи в русском клубе с гражданином Алехиным у нас всё законченно. Он – наш враг»! Последние связи Алехина с Родиной были разорваны. Шахматы – вот единственное, что осталось в жизни. И он начинает играть так, как не играл до него ни один шахматист. Победы следуют одна за другой! Шахматы будто подчинялись его воли, таланту и упорству, раскрывая перед ним свои сокровенные тайны.

     Несколько лет назад, в мировой прессе появилось сообщение о том, что в Эшториле, скончался работник ресторана, в котором Александр Алехин ужинал в свой последний вечер. Перед смертью он признался, что в марте 1946 года, получил от двух людей, говоривших с сильным акцентом большую сумму денег, за то, что подсыпал в еду шахматиста «светлый» порошок.

     Через год после поражения, Капабланка предложил Алехину сыграть матч реванш. Тот не возражал, но настаивал на условиях предложенных когда-то самим Капабланкой, и ещё требовал удвоение гонорара. Экс-чемпиона это не устроило, и больше они не встретятся ни разу. «Шахматный Магеллан», так прозвали Алехина за его турне на пароходе с любимым сиамским котом по кличке «Chess».

     В шахматах триумф, а в личной жизни снова «крах». Он расстается с Надеждой Васильевой, с которой он прожил почти десять лет. Именно в это время у него наступает творческий кризис. А там, в стране, которую он покинул, шахматы получили всеобщее признание, и завоевали любовь миллионов людей. И он с помощью друзей, начинает предпринимать шаги для возврату в Москву. В 1933 году он получает ответ руководителя всесоюзной шахматной секции – Николая Крыленко. Который говорил: «Пусть напишет письмо в газеты, с признанием своей вины». Тогда он не решился, и стал «топить» тоску в вине. В результате, ошибки и грубые просчеты в партиях.

     В 1934-м его очередной женой становится Грэйс Висхард. Богатая вдова чайного плантатора, Грэйс сама не плохо играла в шахматы. Хотя она и была старше его на 16 лет, чемпион мира ничего не имел против. Он искал в женщине не идеал красоты, не возлюбленную, а мать. Он надеялся на спасение. А в газетах стали появляться статьи, в которых говорилось, что трон под шахматным королем зашатался. Новым претендентом на трон стал голландский шахматист Макс Эйве. Алехину ничего не оставалось делать, как принять вызов. Во время матча с Эйве, в СССР, в газете «Известия» была опубликована телеграмма: «Как человек, понявший громадное значение того, что достигнет в СССР во всех областях культурной жизни, шлю искренний привет шахматистам, по случаю 18-й годовщины Октябрьской Революции». Это послание Алехина, стало своеобразным признанием своих ошибок, тем письмом, которое имел в виду Крыленко. Сердце Алехина наполнилось радостью. Напечатали, поверили, простили! Он бросил пить, но во время игры он заболел, и вынужден был принимать лекарства. Победив с перевесом в очко, Эйве стал пятым чемпионом мира.

     Справиться с проигрышем, Алехину помогло приглашение из Москвы, сыграть в международном турнире 1936-го года. Наконец-то его мечта может осуществиться! Он вновь увидит родные стены, встретится с друзьями. Именно в это время, он написал большое письмо в редакцию шахматной газеты «64»: «Для меня было бы огромной радостью, вновь принять посильное участие в шахматном строительстве СССР. Надеюсь, что мои ошибки в прошлом. За последние годы равнодушное отношение моё, к гигантскому росту советских достижений, превратилось в восторженное. Доказать это отношение на деле, было бы мне величайшим удовлетворением».

     Однако тогда на Родину, Алехин не поехал. Решил, что в Москву поедет только Чемпионом мира. И началось удивительное перерождение человеческой личности, равно которому трудно сыскать во всей шахматной истории. В этом перерождении значительную роль сыграла воля Алехина, а главное, восстановившиеся связи с Родиной. И вопреки всем прогнозам, через два года, Алехин вернул себе звание Чемпиона мира, победив Эйве. Но в Москву, его больше не звали. Не долгому благополучию семьи, положила конец начавшаяся война. Алехин с женой остались без средств, и чтобы свести концы с концами, он соглашается участвовать в соревнованиях, проводимых шахматным союзом фашистской Германии. Если бы он знал, чем ему это обернется! В конце 1945-го года, шахматное сообщество решило провести в Англии первый, после окончании войны, международный турнир стран победительниц. Пригласили и Алехина, но вскоре приглашение аннулировали. Макс Эйве, и его американские коллеги, заявили: «Если этот русский, сотрудничавший с нацистами, приедет в Англию, то он будет единственным участником турнира». Алехин отправил в оргкомитет британской и американской шахматные федерации открытое письмо. Он пытался объяснить, что выступать в турнирах, его вынудили нужда и семейные обстоятельства, но это не помогло. В Англию его не пустили. А в скорее, комитет по расследованию сотрудничества чемпиона мира Александра Алехина с нацистами, под председательством Макса Эйве, предложил лишить Алехина звание чемпиона, и объявить ему тотальный бойкот.

     Он сидел в холодном номере гостиницы «Эшторил», ни дома, ни родных, ни денег, ни турниров. Можно ли так поступать с человеком, 17 лет восседавшим на шахматном троне?! И вдруг – луч надежды. Михаил Ботвинник прислал телеграмму: «Вызываю Вас на матч за мировое первенство. Если Вы согласны – я жду Вашего ответа, в котором прошу Вас указать ваше мнение, о времени и месте матча». Эта телеграмма пришла 4 февраля 1946 года.

     Весть о матче преобразила Алехина. Он принялся готовиться к состязанию с Ботвинником. Изучал его партии, готовил варианты. А 23 марта 1946 года, его не стало.

     По мнению патологоанатомов, шахматист был отравлен, примерно, за двое суток, до того, как была сделана фотография. Смерть, скорее всего, наступила в другом месте. Труп потом перенесли, втиснули в кресло, в горло засунули кусок бифштекса, чтобы сымитировать смерть от асфиксии. А столик с шахматами, расположили так, чтобы было удобно фотографу. Именно расследование версии убийства, объяснить 3-х недельную задержку с захоронением тела Великого шахматиста.

     В журнале «Шахматы в СССР» был напечатан странный некролог: «Алехин родился и вырос в России. В нашей стране развился его талант. Советские шахматисты высоко ценят Алехина, как выдающегося мастера, внесшего богаты вклад в сокровищницу шахматного искусства. Но как человеку морально неустойчивому, и беспринципному, наше отношение к нему может быть только отрицательным».

     Однако, в 1955 году, Советские власти, изъявили желание перенести останки Алехина в СССР. Но вдова, перезахоронила его в Париже, на кладбище Мон-Парнас.

Реклама

Рейтинг (FIDE) LIVE

                         Man

2017 12 10 Man

                     Women

2017 12 10 Women