Великий стратег открытых позиций – Пол Чарлз Морфи.

Пол Чарлз Морфи (Paul Charles Morphy).     Это было весной 1850 го­да. Совершая поездку по южным городам Соединен­ных Штатов, венгерский мастер Иоганн Левенталь остановился в Новом Ор­леане. Его попросили сыг­рать с мальчиком, которо­му ещё не исполнилось тринадцати лет. Партия окончилась... вничью. Через три дня мастер явился для новой встречи и проиграл!

     Полное имя мальчика было Пол Чарлз Морфи. Он родился 22 июня 1837 года. Его отец Алонзо Мор­фи, член Верховного суда штата Луизиана, был по­томком знатной креольской семьи испано-ирландско­го происхождения, мать, урожденная Ле Карпантье,— француженкой.

     Сначала Пол учился в Академии Джефферсона (так громко именовалась начальная школа). Потом в привилегированном кол­ледже в Спринг-Хилле (штат Алабама). В 1855 году Морфи окончил кол­ледж и поступил в Луизианский университет. Для завершения университетско­го курса ему понадобилось всего два года. Отныне «Пол Чарлз Морфи, эс­квайр,— говорилось в его дипломе, — имеет право практиковать в качестве адвоката на всей террито­рии Соединенных Штатов». Впрочем, воспользоваться этим правом Морфи мог только через год — ему бы­ло 20 лет, а по американ­ским законам совершенно­летие считается с 21 года.

     Результат встреч с Левенталем не был случай­ностью. Вероятно, уже тог­да юный Морфи играл в силу хорошего мастера. Осенью 1857 года состоял­ся «Первый американский шахматный конгресс-тур­нир» по так называемой кубковой системе. Всего было 16 участников, и сре­ди них — Морфи. В числе фаворитов называли Чарлза Стэнли, а также Луи Паульсена и Теодора Лихтенгейна — мастеров, пересе­лившихся в Америку из Германии. Но вышло ина­че. Состязание в Нью-Йор- ке положило начало бес­примерной шахматной карье­ре Морфи. Играли неболь­шие матчи до трех побед, в финальном состязании — до пяти. Легко победив всех соперников, Морфи в фи­нальном поединке разгро­мил Л. Паульсена (+5, -1,=2).

Л.Паульсен — П.Морфи
(6-я партия матча)

Пол Морфи.

     Стремясь провести d2 — d4, Паульсен предыдущим ходом сыграл с2— сЗ, и Морфи превосходным бло­кадным маневром 12... Фd3! разъединил силы против­ника.

13. b4.

     Паульсен решает вскрыть линию «а», чтобы освобо­дить из заточения ферзе­вую ладью. Если 13. Ле1, то 13…Л:e1+ 14. Ф:e1 Cf5 15. Фе2 (плохо 15. С:с6 ввиду 15... Лd8 с по­следующим 16...Лd6) 15...Лd8, и размен ферзей— 16. Ф:d3 С:d3 — не облегчает положения белых. На 17. С:с6? выигрывает 17...Лd6 18. Сf3 Ле6.

13...Сb6 14. а4 bа 15. Ф:а4 Cd7 (точнее 15...Сb7!) 16. Ла2?

     Обязательным было 16. Фа6! Если 16...Лd6, то 17. Ф:d3 Л:d3 18. Се4 и 19. d4. На 16...Ф:а6 17. Л:а6 Лае8 белые отвечали 18. d4 Ле1 19. СеЗ.

     Сыграв 16. Ла2, Пауль­сен собирался предложить размен ферзей на поле с2. Промедление это оказыва­ется роковым.

16...Лае8 (угрожает 17...Ф:f1+ с матом) 17. Фа6.

     Поздно! Жертвуя ферзя, Морфи создает неотрази­мые угрозы белому коро­лю.

     Высказывалось мнение, что Паульсен спас бы пар­тию, сыграй он 17. Фd1. Действительно, случившая­ся в партии комбинация была бы тогда невозможна. Однако после 17...Ле5! ни о каком спасении не может быть и речи. Угрожает 18... Ce6 и Се6 — с4. В случае 18. Ла1 Се6 19. Ле1 реша­ет 19...СbЗ 20. Л:е5 Л:е5 21. Фf1 Ф:f1+ 22. Кр:f1 Сс4+.

Пол Морфи (Paul Charles Morphy)

 17...Ф:f3!! 18. gf Лg6+ 19. Kph1 Ch3 20. Лd1.

     Более упорное 20. Фd3 обязывало черных найти ход 20...f5 (не позволяя противнику отдать ферзя за ладью, черные угрожа­ют матом: 21...Cg2+ и 22... C:f3X). После 21. Фс4+ Kpf8! (но не 21...Kph8? из-за 22. Фf7!) снова угрожает мат. Не спасает ни 22. Фh4 С:f1, ни 22. Лg1 Л:g1+ и 23...Лe1+.

20...Cg2+ 21. Kpg1 C:f3+ 22. Kpf1 Cg2+

Пол Чарлз Морфи (Paul Charles Morphy)

(здесь можно было форси­ровать мат в 4 хода по­средством 22...Лg2) 23. Kpg1 Ch3+ (Морфи пере­ходит в выигрышное окон­чание; маневр 23...Се4+ 24. Kpf1 Cf5 вел к мату) 24. Kph1 C:f2 25. Фf1 C:f1 26. Л:f1 Ле2 27. Ла1 Лh6 28. d4 Се3! Белые сда­лись.

     Так 20-летний Морфи стал первым шахматистом Америки.

     Помимо турнира, Морфи сыграл в Нью-Йорке свыше 250 партии, в том числе больше 150 с форой. По­давляющее большинство их закончилось его победой. Из 100 партии на равных Морфи проиграл только 5! Десять поражений нанес он Паульсену — наиболее сильному из американских противников, уступив ему лишь однажды и сделав три ничьи.

Пол Чарлз Морфи (Paul Charles Morphy)     Новый Свет был завое­ван, и друзья Морфи при­нялись хлопотать о его матче с Говардом Стаунтоном. Знаменитому англий­скому мастеру было посла­но приглашение приехать в Америку. Но Стаунтон со­общил, что, занятый литературно-исследовательской работой по подготовке но­вого издания драм Шекспи­ра, он уже много лет как отошел от серьезной прак­тики и, к сожалению, не сможет предпринять путе­шествие в Новый Орлеан.

     Отклоняя приглашение и не давая никаких обещаний относительно возможной встречи в Англии, Стаун­тон, однако, прямо от игры с Морфи не отказывался. И Морфи, получив от Бри­танской шахматной ассо­циации приглашение на конгресс в Бирмингеме, ле­том 1858 года отправился за океан.

     Морфи спешил на встре­чу со Стаунтоном, но то­ропиться было некуда. Дав принципиальное согласие играть матч на ставку в 5 000 долларов, Стаунтон потребовал месячной от­срочки. Вместо матча анг­лийский мастер не возра­жал сыграть две консуль­тационные партии: Стаун­тон и Оуэн (английский мастер) против Морфи и другого английского масте­ра, Бернса. Это интересное состязание состоялось в Сент-Джорджском шах­матном клубе. Обе партии завершились победой Мор­фи (и Бернса).

     Успех в консультацион­ных встречах только подо­грел в Морфи желание сразиться со Стаунтоном один на один. Мысль побе­дить именно Стаунтона не давала ему покоя, несмотря на то, что «Первый между­народный турнир» в Лондо­не (1. Андерсен, 2. Уэйвилл, 3. Уильяме, 4. Стаун­тон) с очевидностью пока­зал, что первым шахматис­том Старого Света знаме­нитый английский мастер уже не был.

     Сразу же по прибытии в Лондон Морфи узнал, что конгресс в Бирмингеме пе­ренесен на август. Решение вопроса о матче со Стаун­тоном требовало времени, и Морфи ничего не остава­лось, как начать сражать­ся с английскими масте­рами.

     Его первым противни­ком оказался Бернс. Мор­фи закончил встречи с яв­ным преимуществом: +19, -7, =1. Вслед за Бернсом молодой американец рас­правляется с Боденом (+5, -1, =3), Бердом (+10, -1, =1), Леве (+6), Мед­ли (+3) и Оуэном (+4, =1).

     Позже, в августе, Морфи играл с Оуэном небольшой матч, давая вперед пешку f7. Из 7 партий английский мастер 5 проиграл и лишь две свел вничью!

     Наиболее упорным из английских противников Морфи оказался Левенталь, который в то время находился в зените своей славы.

     После ничьей в 1-й встре­че Морфи выиграл три пар­тии подряд. Несмотря на отчаянное сопротивление Левенталя, матч закончил­ся победой американца с результатом (+9, -3, =2).

     Получив собранную за Левенталя ставку в 100 фунтов и узнав, что побеж­денный соперник стеснен в средствах, Морфи препод­нес ему подарок: на всю сумму он заказал Левенталю мебель для его квар­тиры...

     В Бирмингеме, куда Мор­фи прибыл, чтобы дать сеанс, не глядя на доску, Стаунтон был вынужден при свидетелях подтвердить свое согласие играть матч, но не сразу, а через два ме­сяца— в ноябре 1858 года.

     Сеанс в Бирмингеме, про­должавшийся четыре с по­ловиной часа, вызвал сенса­цию. Играя вслепую против восьми довольно сильных шахматистов, Морфи выиг­рал 6 партий, проиграл только одну и одну закон­чил вничью.

     «Морфи выше Цезаря, ибо он пришел и, не видя, победил!» — заметил один американский ученый на банкете в честь Морфи по его возвращении в Соеди­ненные Штаты.

     Поскольку матч со Стаун­тоном мог состояться толь­ко в ноябре, Морфи поки­дает британскую столицу и направляется в Париж. Здесь, в знаменитом шах­матном кафе «Режане», сте­ны которого видели игру Легаля и Филидора, Дешанеля и Лабурдоннэ, Стаун­тона и Сент-Амана, первен­ствовал Даниель Гаррвиц— уроженец Бреславля и земляк Андерсена, победи­теля «Первого международ­ного турнира».

     В одной из партий, сыг­ранных Морфи в кафе «Ре­жане», произошел забавный эпизод. Противником Морфи был сотрудник французского шахматного журнала «Па- ламед» Альфонс Деланнуа, игравший белыми.

     Морфи сыграл 1...Лfе8, оставляя под боем слона. Взяв слона,— 2. С:с7, Де­ланнуа не без иронии заме­тил: «Чтобы допускать такие просмотры, не стоило приезжать из Америки в Европу!».

Пол Чарлз Морфи (Paul Charles Morphy)

     В ответ на это Морфи объявил ему мат в шесть ходов: 2...Л:f2 3. Кр:f2 (если 3. Фg5, то 3...Лее2)

3...Лe2+! 4. Кр:е2 Ф:g2+ 5. Kpe1 Фg1+ 6. Kpd2 (или 6. Kpe2 Ch5X) 6...Фf2+ 7. Kpd1 Ch5X.

Пол Чарлз Морфи (Paul Charles Morphy)

     Матч с Гаррвицем, состо­явшийся в сентябре 1858 го­да, игрался до семи побед. Обязательным условием бы­ло согласие Морфи принять все ставки, предложенные друзьями Гаррвица!

     Перед состязанием «для разминки» сыграли одну предварительную партию. Победил Гаррвиц. Затем он выиграл две матчевые.

     При счете 0:2 Морфи об­рушил на противника серию тяжелых ударов. Четыре поражения подряд надло­мили Гаррвица. Ввиду (или под предлогом?) болезни он попросил прервать матч на неделю. Морфи согла­сился.

     Во время этой паузы аме­риканский мастер провел се­анс на восьми досках всле­пую против лучших шахма­тистов кафе «Режанс». Толь­ко двум из них удалось сделать ничью. Через неделю матч с Гар­рвицем возобновляется. После ничьей в 7-й партии и нового поражения в 8-й Гаррвиц снова начал пере­говоры о перемирии.

     Тут Морфи не уступил, и арбитр матча французский скульптор Лекэн при счете +5,-2, =1 в пользу амери­канского мастера засчитал Гаррвицу поражение.

     Ставки, выигранные Мор­фи, составили около 300 франков. Заметив, что по условиям матча приз полу­чает выигравший семь пар­тий, а он, Морфи, выиграл только пять, американец отказался принять ставки. Он роздал их тем, кто на это согласился, а оставшую­ся сумму пожертвовал на оплату путевых расходов следующего своего соперни­ка — Андерсена, рвавшего­ся в Париж.

     Надеждам Морфи встре­титься со Стаунтоном так и не суждено было осущест­виться. В письме, опубли­кованном в шахматном от­деле «Иллюстрейтед лондон ньюс», Стаунтон сообщил, что ввиду занятости лите­ратурной работой и сомни­тельной в настоящий мо­мент спортивной формы он отказывается от игры с Морфи.

     Но вот в Париж приез­жает победитель «Первого международного турнира» Адольф Андерсен. Он заста­ет Морфи в номере отеля. Морфи болен и не встает с постели. Поэтому игру при­ходится отложить на не­сколько дней.

     К началу матча Морфи все еще не оправился, и ре­шено было играть в специ­ально отведенной комнате отеля. Условия матча те же, что и с Гаррвицем: до семи по­бед. Как уже бывало не раз, начало поединка сложилось для Морфи неблагоприятно. Он проиграл 1-ю встречу и сделал ничью во 2-й. А по­том... Потом Андерсен про­играл пять партий подряд, после чего исход борьбы уже ни у кого не вызывал сомнений. С ошеломляющим результатом +7, -2, =2 Морфи выиграл этот поеди­нок, в историческом плане гораздо более важный, чем матч с немолодым, а глав­ное, не уверенным в своих силах Стаунтоном — матч, которого американский ма­стер так тщетно добивался.

П.Морфи — А.Андерсен
(7-я партия матча)

1. е4 d5 2. ed Ф:d5 3. Кс3 Фа5 4. d4 е5.

     В дальнейшем здесь ста­ли играть 4...Kf6 и на 5. Kf3 — 5...Cg4.

5. de.

     Этот ход оправдывается при шаблонном ответе про­тивника. Резче всего под­черкивало отсталость черных в развитии 5. Kf3!

5...Ф:е5+.

     Теперь черные безнадеж­но опаздывают с мобилиза­цией сил.

6. Се2 Сb4 7. Kf3!

Пол Чарлз Морфи (Paul Charles Morphy)

     Чтобы открыть линию «b» да еще разменять толь­ко что развитую фигуру противника, Морфи охотно жертвует пешку.

7...С:с3+.

     Андерсен решает «испить горькую чашу до дна».

8. bc Ф:с3+ 9. Cd2 Фс5 10. Лb1.

Пол Чарлз Морфи (Paul Charles Morphy)

     Белые фигуры готовы к решительным действиям, в то время как у черных в иг­ре лишь один ферзь. Белая ладья простреливает верти­каль «b», сказывается и размен слона f8 — грозит 11. Сb4. Лишняя пешка — единственное утешение чер­ных.

10...Кc6 11. 0—0 Kf6 12. Cf4 0—0!

     Правильное решение. На защиту пешки у черных нет времени.

13. С:с7.

     Более энергичным про­должением атаки было, ве­роятно, 13. Лb5 Фе7 14. Ле1 и 15. Cd3.

13...Kd4! 14. Ф:d4 Ф:с7 15. Cd3 Cg4.

Пол Чарлз Морфи (Paul Charles Morphy)

     Пользуясь передышкой, черным следовало сделать важный профилактический ход 15...h6.

16. Kg5! Лfd8.

     Угрожало как 17. Ке4 К:е4 18. Ф:е4 f5 19. Фd5+ Kph8 20. Л:b7, так и 17. К:h7 К:h7 18. Ф:g4. В случае 16...Ch5 17. Ке4 Kg4 18. Kg3 b6 неожидан­ное 19. Лb5! ставило черных в безвыходное положение.

17. Фb4! Сс8.

     Меньшим из зол было 17...а5 18. Ф:b7 Ф:b7 19. Л:b7 Лd7, соглашаясь играть эндшпиль без пешки.

18. Лfе1.

Пол Чарлз Морфи (Paul Charles Morphy)

18...а5.

     На 18...h6 Морфи загото­вил заданный мат: 19. Ле7 Лd7 20. Ле8+ К:е8 21. Ch7+ Kph8 22. Фf8x.

19. Фе7!

     Самое простое. Вторгаясь ладьей на 7-ю горизонталь, Морфи выигрывает пешку, а вскоре и партию.

19...Ф:е7 20. Л:е7 Kd5 21. С:h7+ Kph8 22. Л:f7

Пол Чарлз Морфи (Paul Charles Morphy)

(только не 22. Лd1? ввиду 22...Cg4! и выигрывают уже черные!) 22...Кс3 23. Ле1 К:а2 24. Лf4 Ла6 25. Cd3. Черные сдались.

     Никаких сомнений в пол­ном превосходстве Морфи больше не оставалось: те­перь он сыграл с лучшим из мастеров Старого Света. Матч с Андерсеном решил вопрос о сильнейшем шах­матисте мира. После Андерсена состя­заться Морфи было не с кем, и он предложил фо­ру — пешку f7 — любому шахматисту Франции.

     «Любым шахматистом» Гаррвиц себя не считал и, когда Морфи послал ему такой вызов, резонно оби­делся. Забегая вперед, ска­жем, что так же поступит потом другой большой ма­стер — Л. Паульсен.

     Прежде чем проститься с Европой, Морфи провел не­сколько выступлений в Анг­лии. Это были сеансы одно­временной игры вслепую в Лондонском (+2,- 6) и Сент-Джорджском (+5,=3) шахматных клубах, а также очный сеанс в Сент-Джемском клубе против мастеров (+2,-1,=2). В последнем клубе с Морфи сражались его не­давние противники: Берд, Левенталь, Боден, Бернс и французский мастер, впо­следствии его друг Арну де Ривьер.

     Так завершилось продол­жавшееся немногим больше десяти месяцев путешествие Морфи в Европу. В Америке молодому ма­стеру была устроена тор­жественная встреча. Офи­циальное чествование со­стоялось 25 июня 1859 года в Нью-Йорке. Появление Морфи в зале, собравшем свыше 2 000 человек, было встречено гимном. Повер­женные им соперники не­зримо присутствовали на це­ремонии: их имена были начертаны на установлен­ных в зале щитах.

     На приветственные речи Морфи отвечал с большим тактом. Выражая призна­тельность соотечественни­кам, он с уважением ото­звался о своих европейских соперниках.

     В заключение торжества Морфи был преподнесен по­дарок нации: стол из розо­вого дерева с инкрустация­ми из жемчуга и серебра и шахматная доска из перла­мутра и черного дерева. Зо­лотые и серебряные фигуры на сердоликовых пьедеста­лах символизировали битву далеких времен. На крышке ящика для фигур, усыпан­ного алмазами, с большим искусством был выполнен вензель Морфи. Кроме того, ему подарили сделанные по специальному заказу золо­тые часы с бриллиантами. Цифрами служили красные и черные шахматные фи­гуры.

     Приемы, банкеты и при­ветствия шли бесконечным потоком. Морфи поздравля­ли выдающиеся деятели американской науки и куль­туры. Впервые победа за шахматной доской была оце­нена как событие нацио­нального масштаба.

     Увы, матч с Андерсеном оказался последним серьез­ным выступлением Морфи. Вернувшись на родину, он заявил, что готов играть без пешки f7 с любым шахмати­стом мира. Не получив от­вета на свой вызов, победи­тель Андерсена объявил, что серьезно заниматься шахматами больше не на­мерен.

     Ни одной настоящей партии с настоящим соперни­ком Морфи больше не сыг­рал. Предпринятая Л. Па­ульсеном осенью 1859 года попытка встретиться с Мор­фи на равных успеха не имела. Пока Паульсен об­думывал, стоит ли принять условия Морфи, чтобы за­тем, одержав победу, убе­дить его сыграть настоящий матч, Морфи демонстриро­вал свое искусство в Нью-Йорке и Новом Орлеане. В общей сложности он сыграл свыше ста партий, главным образом давая вперед коня или ладью, а также не гля­дя на доску и против кон­сультантов.

     Любопытно, что среди шахматистов, которым Мор­фи успешно давал вперед коня, были участники Нью-Йоркского турнира 1857 го­да Томпсон, Мик и Лихтенгейн!

     Однако в следующий свой приезд в Нью-Йорк осенью 1860 года Морфи сыграл всего несколько партий­ на торжественном приеме в Нью-Йорке Морфи, в ча­стности, сказал, что «шах­маты никогда не должны быть ничем иным, как сред­ством отдыха... они долж­ны оставаться просто иг­рой, средством освежить мысль после серьезной про­фессиональной работы...»

     Однако работа, которой решил посвятить себя пер­вый шахматист мира — ад­вокатская практика,— не принесла ему успеха.

     В 1861 году рабовладель­ческий Юг объединился в независимую конфедерацию американских штатов — в стране началась Граждан­ская война.

     Морфи пытался добиться назначения от правительст­ва Юга на дипломатиче­скую должность, но потер­пел неудачу.

     Осенью 1863 года Морфи снова в Париже. Он слу­шает музыку, изредка игра­ет или анализирует дебют­ные варианты с Арну де Ривьером, но даже не захо­дит в кафе «Режане». В феврале 1864 года Морфи пускается в обратный путь.

     Следующее, третье и по­следнее путешествие Мор­фи в Париж в 1867 году во время Всемирной выстав­ки уже не оставляет ника­ких шахматных следов — он не играет даже легких партий. Не посещает и проходящий как раз в те дни «III Международный турнир».

     Самые последние из сыгранных Морфи партий относятся к 1869 году. Постоянным и последним противником великого шахматиста был его школьный друг Шарль Морнан. Морфи давал вперед коня.

     С юношеских лет нервный и впечатлительный Морфи был склонен к душевным расстройствам. Признаки тяжелого психического недуга стали особенно заметны после его возвращения из второй поездки в Париж. Все очевиднее становилось, что великий мастер потерян не только для шахмат...

     Каждый день в один и тот же час, безукоризненно одетый, с неизменным цветком в петлице, прогуливался он по улицам Нового Орлеана. Но близкие знали, что ему все хуже и хуже. Сильные головные боли, чувство подавленности, боязнь незнакомых людей, перешедшая в манию преследования,— эти и другие симптомы тяжкого заболевания все усиливались.

     В 1879 году из писем д-ра Мередита шахматный мир узнал, что Морфи пребывает в состоянии безнадежного психического помрачения. Его брат Эдуард и Мориан неоднократно выступали с опровержениями, но их заявления только давали пищу новым слухам.

     10 июня 1884 года, как обычно, Морфи вышел на прогулку. Было жарко, и, возвратившись, он попросил приготовить ему прохладную ванну. Смерть наступила от кровоизлияния в мозг.

     Великий маэстро умер в возрасте сорока семи лет.

* * *

     Морфи был наделен удивительным даром. Там, где его противники в поисках верного пути перебирали в уме бесчисленное множество вариантов, Морфи с помощью своего поистине непогрешимого чувства позиции отбрасывал лишнее и, сосредоточивая внимание на главном, с необыкновенной легкостью находил объективно лучший ход. Это чувство позиции, или, как его иначе называют, шахматное чутье, подобно нити Ариадны, выводило Морфи из лабиринта вариантов, в которых блуждали и запутывались его партнеры.

     Хотя Морфи покинул арену шахматных битв на два десятилетия раньше Андерсена, его творчество знаменует собой следующий, более зрелый этап в развитии шахматного искусства.

     Изучение партий матча Андерсен — Морфи показывает, что Морфи-стратег стоял на голову выше Андерсена, в то время как в искусстве комбинационной игры они были равны. «Чувство позиции» — вот ключ к разгадке победы американского мастера зимой 1858 года. То, что Морфи было ясно уже тогда, Андерсен понял лишь в конце своей шахматной карьеры. Комбинации Морфи оказывались успешными потому, что они базировались на гораздо более прочном позиционном фундаменте.

     Американский мастер никогда не выступал с теоретическими обобщениями, ио своей игрой он выдвинул принципы, лежащие в основе стратегии открытых позиций. На примере таких позиций Морфи наглядно продемонстрировал взаимосвязанность трех основных факторов шахматной борьбы: силы, пространства и времени.

      Таков был Пол Чарлз Морфи — последний некоронованный шахматный король, один из величайших гениев шахматного искусства.

Реклама