Из шахматного архива.

Великий русский писатель Лев Толстой, как известно, был большим любителем шахмат.

     Когда в конце 19-го века началось единоборство Стейница и Чигорина за мировое шахматное первенство, Л.Толстой живо интересовался перипетиями этой напряженной борьбы. «Он не следил по газетам за игрой чемпионом, - вспоминал сын писателя С.Л. Толстой, - но сочувствовал Чигорину в его борьбе за мировое первенство. Он говорил: «Я не могу побороть в себе свой шахматный патриотизм и не желать, чтобы первым шахматистом был русский».

* * *

     В конце 1896 – начале 1897 года Москва впервые стала ареной состязания за шахматное первенство в мире. Здесь происходил матч-реванш Ласкер – Стейниц. Л.Толстой жил в это время в Москве и, конечно, не мог пройти мимо такого выдающегося шахматного события. Однако посетить матч Л.Толстого отговорил гостивший у него в ту пору англичанин Э.Моод, переводчик сочинений Толстого и его английский биограф. Э.Моод считал, что профессиональная игра в шахматы, одной из целей которой является извлечение денежной выгоды, несовместима с учением Толстого. «Я думаю, - согласился Л. Толстой, - что не надо мне идти; вот Моод находит, что это было бы нехорошо».

     Надо отметить, что позднее, в своей биографии великого русского писателя, Э.Моод уже раскаивался в том, что по его вине Л.Тостой не увидел встречи сильнейших шахматистов мира.

     «Мне теперь совестно, - писал здесь Э. Моод, - что я помешал ему увидеть первоклассные образцы игры, которой он так интересовался; но почти всякий, кто попадал в суровый круг его движения, терял иногда способность, по крайней мере на время, оценивать вещи соответственно их действительному значению».


Исочник:  №11 Бюллетень 1958 г.

Реклама