Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 4)

Михаил Ботвинник     Прошло более четырех десятилетий, многие имена появились на шахматном небосклоне. Многие кумиры публики прошлых лет ушли в мир иной, другие пока с нами. В Москве побывал американский гроссмейстер Самуил Решевский. Он приехал на отборочный турнир Кубка мира, который организовал ученик Ботвинника – Гарри Каспаров. Сейчас (1989 г.), маэстро Решевский играет не важно, но вынужден прирабатывать к скромной пенсии. Герой нашего повествования в соревновании не участвует, в шахматы играет для себя, ходит на лыжах, пишет книги. Но главное, что Ботвинник полон сил и планов, связанных с новым научным поиском. В чем же их суть? Об этом расскажет он сам. Пусть Вас не смущает несколько суховатый стиль изложения, постарайтесь вдуматься в смысл его рассуждений, и вам станут ясны и его искания, и его проблемы.

     Михаил Ботвинник: «Шахматы – это антагонистическая двухсторонняя и достаточно сложная игра, с точки зрения математики. И эта задача решается с помощью построения дерева вариантов. Тогда можно найти ход. Такие задачи называются – переборными. Они имеют самое широкое распространение в деятельности людей. И 40 лет назад, американский математик Уот Шеннон предложил сделать шахматные программы для компьютера, с тем, чтобы распознать тот метод, которым можно находить ход в шахматной партии. Т.е. решать эту переборную задачу. Тогда же он указал два пути. Один путь – это полный перебор, а второй путь – познать, как играет шахматный мастер. На первом пути достигнуты ощутимые результаты. Последняя американская компьютерная полно переборная программа, она чемпион среди компьютеров, в ней все основано на специализированном блоке перебора и оценки позиции. За три минуты, этот компьютер перебирает и оценивает 200 миллионов позиций. Ну а так, как шахматный мастер, примерно 40-50 позиций рассматривает при выборе хода, то ясно, что основная работа идет в пустую. И здесь мы имеем не искусственный интеллект, а мы имеем очень работоспособного идиота. Но всё-таки достигнуты хорошие успехи, и приблизительно, в силу национального мастера, эта программа играет. В чем отличие нашей программы? Мы хотим познать, как мыслит шахматист. В чем отличие от этой полно переборной программы. В этих программах, траектории фигур рассматриваются только в одно передвижение, а шахматный мастер и наша программа рассматривает траектории в большее число передвижений. Это позволяет прогнозировать достижение цели. И тогда можно от 200 млн. позиций за три минуты, перейти к 40-50 позициям. Так, как собственно играет шахматный мастер.

     Мы довольно давно работаем, были большие трудности. У нас не было научного оборудования, не было персонального компьютера. Сейчас уже в этом отношении сравнительно благополучно. И ту программу, которую мы сделали, она хотя и не завершена, но все идейные предпосылки разработанного алгоритма, они подтвердились. И теперь мы начали делать другую программу, и надеемся, что она приведет к практическим результатам. Но, собственно, шахматы – это не главное. Главное – это тот метод решения задачи, которые мы распознали у шахматного мастера, применить к другим практически важным задачам. И когда мы получили некоторый опыт, пять лет назад мы попросили дать нам исходную информацию, для того чтобы сделать 15-летний план экономики Советского союза. Мы обратились в Госплан союза, нам дали эту исходную информацию, и мы сделали две программы. Но когда выяснилось, что по нашим программам, прирост народного потребления в два раза может быть выше, чем по тем, которые использует Госплан, тогда наше сотрудничество с ними прекратилось».

Академик Шаталин.     Вот об этом, ну, разумеется, на уровне более глубоко профессиональном, и говорили на встрече академик Шаталин и д-р тех. наук профессор Ботвинник.

     «Пытался я обращаться к нашим авторитетным экономистам, но никаких положительных результатов не было. Но если, не смотря на ту ситуацию, которая есть в нашей экономике, сегодня мы не можем применить наш метод, то будем надеяться, что это можно будет делать завтра. Ну, если и завтра это нельзя будет сделать, то произойдет то, что уже бывало в истории России. Этот метод впервые будет применен за рубежом», добавил Ботвинник.

     Мы беседовали с Михаилом Ботвинником на рубеже 89-90 гг., на пятом году перестройки. И не знаем, какова будет ситуация в экономике, да и не только в экономике, через несколько лет. Но сегодня она, мягко говоря, она оставляет желать лучшего. Так почему же не испробовать, как теперь говорят, альтернативный вариант, предложенный Ботвинником и его коллегами?! Может быть, и в нем есть зерно истинны. А прощались мы с нашим героем, на его даче. Михаил Моисеевич, не мыслит себя без дела. Постоянно работает и надеется на лучшее.

Читайте первые две части: «Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 1)»

                                          «Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 2)»

                                          «Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 3)»

Реклама