Международный турнир в Карловых Варах 1923.

Карловарский отель "Империал" (1923г.)     Девяносто лет назад в Карловых Варах отеля «Империал» состоялся 3-й международный турнир по шахматам, который проходил с 28 апреля – 18 мая 1923 года. В шахматном турнире принимали участие 18 мастеров шахмат из Европы и Америки, самые знаменитые шахматисты того времени. Турнир завершился совместной победой Алехина, Боголюбова и Мароци. Большого успеха достиг единственный домашний мастер из Чехии – др. Карел Трейбал, который разделил с Ароном Нимцовичем 6-7 места, причем, до половины турнира он лидировал в турнирной таблице. Четыре участника уже играли в двух предыдущих карловарских турнирах: Акиба Рубинштейн (1-е место в турнире 1907 г.); Рихард Тейхман (1-е место в турнире 1911 г.); Савелий Тартаковер и Арон Нимцович (1-е место в 4-м карловарском турнире 1929 г.).

Тиц, др.Трейбал, Каган, др.Тарраш     Шахматные турниры в Карловых Варах, известном курортном городе Чехии, были известны ещё в конце 19 века. 3-й международный турнир 1923 года не стал тому исключением. Тогдашний курорт и его внешний вид очень трудно представить сегодняшним шахматистам современности. Национальная политика, ведущая чешская газета, опубликовала в день открытия турнира новость на нескольких языках. Тогдашние власти Германии не хотели признавать Карловы Вары частью Чехословацкой республики. Ни одного названия улицы по-чешски, ни одной площади и фонтана, ни одно чешское название на автобусах и фуникулерах, железнодорожных станций, внутри и снаружи курортных домиков.

     Главная заслуга в проведении международного шахматного турнира в «Imperial Hotel», который величественно возвышается над курортной долиной, принадлежала местному градоначальнику Виктору Тицу. Он и выступил главным организатором турнира (имел шахматный уровень мастера), сумел убедить городской совет о необходимости шахмат в жизни курортного города. Он приглашал сильнейших мировых шахматных мастеров, среди которых был единственный чехословацкий шахматный мастер – перед войной был Дюрас, а после войны Трейбал.

Мароци, Тейхманн, Ятс, сэр Томас, Бурн.      Турнир проходил в начале курортного сезона, когда участников турнира могли роскошно разместить и обеспечить хорошим питанием. Поэтому, кроме Капабланки и Ласкера, организаторам удалось собрать всех ведущих мастеров того времени.

     Турнир игрался ежедневно, с обычным контролем того времени (2 часа / 30 ходов) и второй контроль после 45-го хода партии, с 9:00 – 13:00 до обеда и с 15:00 – 19:00 после обеда. После четырех туров шахматисты имели выходной день, в которые доигрывались отложенные партии.

     Атмосферу в игровом зале отлично описал в своей статье «У мастеров шахмат» редактор газеты «Люди» писатель Эдуард Басс. Свою статью он дополнил десятью своими карикатурами известных шахматистов, которыми он увидел их во вторник 1 мая, когда посетил турнир и именно в этом туре др. Трейбал одержал победу над Александром Алехиным (статья была опубликована 6 мая 1923г.).

Общая фотография в игровом зале отеля "Империал" (1923)     Эдуард Басс описывает большой зал отеля «Империал», как огромное помещение, разделенное на две части испанской стенкой. В передней части холла находилась столовая, где питались обитатели отеля, а в задней части холла проходил турнир, «куда без билета можно было попасть только через труп господина Тица, где стояли 9 игровых столов тремя рядами. У каждого стола находился ещё один вспомогательный столик, на котором располагались шахматные часы, побитые фигуры и пепельницы, а иногда и бутылки с водой…

     В зале, примерно, тридцать зрителей, преимущественно зажиточного вида, которые переходят от стола, к столу молча, и почти на цыпочках. Лишь кое-где один зритель другому прошепчет что-то на ухо. Тишина в турнирном зале такая жуткая, что раздражает. Если вы сидите за испанской стенкой, то до вас доносится лишь приглушенный скрип паркета под ковровым покрытием. Это и есть мелодия турнира, и по соседству, где не видно участников турнира, иногда создается впечатление, что этот таинственный не естественный звук, не исходит от паркета, а создается тысячами электрических искр, которые летают в воздухе, страшно напряженной атмосфере интеллектуальной энергии. И вдруг вы понимаете, что это не искры, а мозги тех восемнадцати игроков, которые трещат в условиях напряженного мышления.

Мароци, Тиц, Бурн, Нимцович, др.Ласкер     Курят здесь много и часто. Курят все зрители; постоянно трубка за трубкой, сигарету за сигаретой, курят и игроки. Тем, кому не нужно никотинового успокоения, как доктор Трейбал очень мало. После трёх часов игры, все пепельницы переполнены окурками сигарет, спичками и сгоревшим табаком из курительных трубок. Иногда пепел упадет на брюки участника, или он сам нечаянно упрется локтем в переполненную пепельницу».

     Журнал чехословацких шахматистов отметил 3-й международный шахматный турнир в Карловых Варах, как лучший турнир после военного времени. «Он оставался интригующим до последнего тура, в котором и решились призовые места соревнования. Впервые, после войны, турнир имел тоже три победителя: Алехина, Боголюбова и Мороци, аналогично довоенному международному турниру в Вене 1908 года, когда победителями стали Дурас, Мароци и Шлехтер. Победители Алехин и Боголюбов являются яркими представителями молодой генерации шахматистов, а Мороци, его время великих триумфов пришлось на 1903 – 1908 года, представлял старую школу шахматного мастерства. Успех молодых русских мастеров не мог удивить, но успех 50-летнего Геза Мароци удивил большинство шахматных поклонников. Он был изгнан после падения коммунистического режима из Венгрии, он вынужден был искать источник дохода в шахматной деятельности, которую он почти 10 лет игнорировал».

Алехин, Боголюбов.     Турнирный фонд составлял 31000 Kč (чешских крон), был разделен по усмотрению организатора турнира Виктора Тица: 17600 Kč были разделены между всеми участниками соревнования таким образом, что за каждую победу начислялось 115 Kč; вторая часть призового фонда (13360 Kč) была поделена между лучшими 9-ю шахматистами турнира в зависимости от количества набранных очков после границы в 8 ½ очков (760 Kč за одно очко). Также, три победителя получили по 3605 Kč; дальше призы получали за красоту сыгранных партий, и специальный приз – хрустальный кубок – достался Александру Алехину, который половину его цены должен был выплатить Боголюбову.

Реклама