Каспаров Гарри Кимович.

Гарри Каспаров     Гарри Каспаров тринадцатый, и последний шахматный король 20-го столетия. Он родился 13 апреля 1963 года, и поэтому цифра «13» неотрывно следует за этой королевской фамилией, для него счастливое число задолго до того, как он стал тринадцатым чемпионом мира. Гарри Каспаров родился в Баку, столице Азербайджана, когда-то одной из 15-ти республик Советского Союза. Его родители инженеры-электронщики. Маленький Гарри рано начал проявлять признаки незаурядного ребенка, и не только в шахматах. А в шахматы Гарри научился играть, как и многие дети, наблюдая, как играют родители. И когда ему исполнилось пятнадцать, никто из шахматных специалистов не сомневался, что рано или поздно, он будет чемпионом мира. С тех пор прошло 35 лет, и только теперь появился шахматист (Магнус Карлсен), который имеет такой же единодушный прогноз, как был у Каспарова. Все претенденты, которые сумели завоевать трон, были моложе чемпионов, поэтому Каспаров не видел претендентов на свой шахматный трон до 2000 года.

     Воспитанием сына полностью занималась его мать – Клара Каспарова. Отец Гарри умер от саркомы в течение нескольких месяцев, сыну тогда было всего 7 лет. Первую партию с чемпионом мира, Каспаров сыграл в 17 лет. До решающего матча они встречались всего несколько раз, и партии всегда заканчивались ничьей. Шахматным наставником Гарри, стал московский тренер Александр Никитин. Тот самый Никитин, который в юные годы считался конкурентом Бориса Спасского. Карпов, который редко говорит то, что думает, сообщая прессе, что Каспаров всего лишь один из претендентов, на самом деле внимательно следил за Бакинским шахматистом. Чем ближе Каспаров подбирался к трону, тем больше капканов и ловушек его ожидало. Слова Брежнева, обращенные к Карпову: «Взял корону – никому её не отдавай», из памяти партийных чиновников никто не вычеркивал. Не забывайте, что действие происходило на излёте брежневской эпохи. Мать – армянка, это ещё, куда не шло, но отец – еврей, а это в СССР, отнюдь не служило примером благонадежности. Но судьбе было угодно, чтобы тринадцатый чемпион, если появился в СССР, то родился и вырос в Азербайджане. Каспарова взял под свое «крыло» - Гейдар Алиев, хозяин республики и её коммунистический лидер. В Баку, Алиева называли – «папой».

     По распоряжению Алиева, Каспарову предоставили место в правительственном санатории на побережье Каспийского моря, в местечке Загульба, неподалеку от Баку. Здесь Каспаров проводил свои тренировочные сборы. Там, в Загульбе, по его словам, он собирал солнечную энергию на весь год. Но не только энергию копил Каспаров в Загульбе. Он изобретал там шахматные сюрпризы для своих будущих соперников. Здесь прошла подготовка ко всем матчам с Карповым, за исключением последнего. Загульбу, Каспаров называл своим любимым местом на Земле. Загульба была его последним убежищем, во время армянской резни в Баку, в январе 1990 года. Отсюда, чемпиону, специально зафрахтованным самолетом, вывезли в Москву.

     В первые дни осени 1984 года, в Москве начался матч между Карповым и Каспаровым, которому было суждено стать самым долгим и самым скандальным матчем, за всю историю розыгрыша этого звания. Первая сенсация случилась в самом начале матча. За первые две недели, чьи шансы расценивались не ниже Карпова, проиграл четыре партии, и счет в матче стал 4:0. Такого разгрома не испытывал ни один претендент. Утверждали, что психика Каспарова подобного не выдержит. Психика не выдержала, в конце концов, у чемпиона. Каспаров изменил тактику, и начал играть только на ничью. Это затянуло матч на пол года. К зиме, счет был 5:0. Но странное дело! С каждой партией, Каспаров, как бы набирал силы, и защищался всё уверенней и уверенней, но в атаку никак не желал переходить. Матч, конечно же, устроили в Колонном зале, где проходили все торжественные собрания в стране. Таким образом, шахматное состязание за мировую корону, и похороны вождей, оказались по значимости в одном ряду.

     Похороны Ленина, страстного и очень не плохого игрока в шахматы, положило начало этой традиции. Но матч Карпова с Каспаровым, совпал с таким временем, когда вожди умирали один за другим. На время похорон, матч прерывали по техническим причинам, что его ещё больше затягивало. Наконец, становилось просто не прилично, регулярно менять гроссмейстеров на сцене, на похоронный ритуал.

     Карпов, в высоких инстанциях обещал, что не сегодня, так завтра выиграет последнюю партию, матч игрался до шести побед. Но Каспаров никак не хотел проигрывать. В Москве уже наступила зима, затеи Новогодние праздники, и тут начал выигрывать Каспаров. Одну, вторую, третью партию! Известно, что врачи Карпова, играть дальше не рекомендовали Карпову. И тогда, в Москву вызвали «верного» друга – Флоренсио Кампаманеса. Он объявил матч закрытым, и отменил его результат. Этот «справедливый» сценарий был утвержден в Кремле, но неожиданно на пресс-конференции появился Каспаров. Тогда срочно привезли Карпова, который заявил, что он хочет играть дальше. Трагедия стала превращаться в фарс. Каспаров выступил с протестом, и тоже потребовал продолжение матча. Но решение ЦК не отменяется. Впервые, на глазах у западной прессы, разворачивался скандал между элитными представителями системы. В СССР так никто и не понял, что случилось с матчем. До прихода гласности и Горбачева, оставалось два с половиной месяца.

     В апреле 1985 года, у руля сверх державы, встал Михаил Горбачев. Правоверный коммунист, он умудрился сделать то, что не удавалось самым заядлым врагам коммунизма – похоронить его. Если кто-то подумал, что с новым курсом облегчился путь Каспарова к трону, тот ошибается. Каспаров дал интервью в Западно-Германском «Шпигеле», в котором заявил, что решение советской федерации о закрытии матча он считает ошибкой. Казалось, что в ЦК партии только этого и ждали, генеральному секретарю сразу была подготовлена резолюция о дисквалификации Каспарова. Горбачев с этой резолюцией был согласен, но вмешался Александр Яковлев, новый либеральный главный идеолог, и уговорил Горбачева не принимать такого решения. Это было первое действие Яковлева в новой должности. Им, он спас шахматную карьеру Каспарова.

     И вновь, теперь уже осенью 1985 года, начался с нулевого счета матч за звание чемпиона мира Карпова с Каспаровым. Помня проблемы Колонного зала, власти решили проводить матч в зале Чайковского, там они никогда не с кем не прощались. ФИДЕ же, помня об ужасе предыдущего бессрочного сражения, вернулась к испытанной системе матча из 24-х партий. Карпов на кануне получил от ФИДЕ такие привилегии, которыми не обладал ни один чемпион. И сохранение звания при ничейном счете, и матч-реванш в течение года, в случае поражения. Исход матча решила последняя партия! Каспарову, чтобы стать чемпионом, достаточно было её не проиграть.

     Выиграв мировую корону, Каспаров стал самым молодым чемпионом в истории розыгрыша этого звания. После торжественной церемонии он заметил: «Приятно, когда тебя награждают те, кто всё сделал, чтобы этого не произошло».

     Ровно через год после начала правления Горбачева, ядерный взрыв в Чернобыле, был первым сигналом распада империи, которая казалась нерушимой на тысячелетия. События в стране «перестройки» нарастали, как снежный ком. В их число вошел и матч-реванш Карпова против Каспарова, который, в связи с новыми веяниями, разрешили поделить пополам, и первую половину отдать Лондону.

     Итак, «Regents Park Hotel», Лотар Шмит пускает часы. И хотя в Лондоне играли два коммуниста, два гроссмейстера из Советского Союза, для многих, особенно в СССР, третий матч Карпова с Каспаровым, выглядел не только как спортивное состязание, а как политическая борьба «новой» и «старой» системы. Тогда вся страна оказалась помешанной, после многолетнего молчания, на политике. И с этой точки зрения рассматривала любое происходящее событие. Надо сказать, что изменения в мире, происходят не только на территории бывшего Советского Союза. В шахматах, за столетие розыгрыша шахматной короны, сумма призового фонда, начиная с матча в Лондоне, принялась набирать космическое ускорение.

     Стейниц рисковал шахматным троном за 2000 $. Спустя сорок лет, приз в матче Алехина с Капабланкой, достигает 10000 $. Ещё три с половиной десятилетия, и Фишер доводит приз с десяти, до 400 тысяч долларов. Через 15 лет, в 1987 году в Сивилье, приз достигает 1 млн. долларов, а в 1993 году – 2 млн. долларов. С такими темпами, шахматисты скоро обгонят теннисистов. Нет занятия более приятного, чем считать чужие деньги, но вернемся к матчу-реваншу. Напомним, что его вторая половина проходила в Ленинграде. Всю дорогу между Лондоном и Ленинградом, два великих «К», играли в карты. Причем, свежее испеченный чемпион, нанёс сокрушительное поражение новому экс-чемпиону. Но за шахматным столиком началось твориться что-то невероятное. Каспаров уже вел в счете с разницей в 3 очка, казалось, вопросов уже нет, но тут он совершает опять такое, чего не сумел сделать ни один из чемпионов мира в решающем матче. Каспаров проигрывает подряд три партии, и счет сравнивается. У Карпова появляется шанс вернуть корону. Остроумный Таль сказал Каспарову: «Вы можете перекрыть ещё один мой рекорд. Стать самым молодым экс-чемпионом». Но шахматная богиня Каисса, похоже, надолго сделала свой выбор в пользу темпераментного выходца с Кавказа. Каспаров побеждает в матче-реванше, и сохраняет за собой королевский трон.

     Каспаров начинает делать первые шаги в политике, и как многие, начинает с благотворительности. Когда-то блестящий ученик в школе Ботвинника, он возрождает эту знаменитую школу, возвращая в неё патриарха. Правда, школа теперь называется школой Ботвинника-Каспарова. Ботвинник рассказывал, что когда он спас партию с Фишером, то опубликовал анализы, где доказывал, что шансов победить у Бобби, все равно не было. Чемпион ответил своим анализом, по которому выходило, что ничего другого как выиграть, он не должен был сделать. Ботвинник отдал обе статьи 13-летнему Каспарову, спустя некоторое время, Гарри показал ещё более простой путь к ничьей.

     Не прошло и года, как закончился матч-реванш, а в Испании (Севильи), состоялся следующий, четвертый матч, между шахматистами, которые должно быть, воспринимались как сиамские близнецы. В итоге, после 5-ти совместных матчей за шахматную корону, Карпов и Каспаров, только в них сыграли 140 партий, сделали несколько тысяч ходов, и просидели друг против друга, в общей сложности, больше года.

     Этому замечательному рекорду, Каспаров во многом обязан Кампоманесу. Если для Карпова каждый матч – попытка вернуть корону, то для президента ФИДЕ, матч – четверть от призовой суммы, отправляемая в кассу его федерации. Тут, конечно, можно возненавидеть ФИДЕ лютой ненавистью, даже, если ты бессребреник. В четвертом матче Каспаров, чтобы зрители не скучали, вновь установил рекорд. Остаться чемпионом он мог только в том случае, если выиграет, как по заказу, последнюю партию. Такое не удавалось никому! Он сумел.

     Пятый матч прошел без всяких сенсаций. После него, Каспаров избавился от своего постоянного соперника.

     Из Баку Каспаров вновь бежал в Москву, из-за войны в Нагорном Карабахе. Яковлев привел Каспарова в кабинет Горбачева. Долгая беседа проходила при закрытых дверях. Каспаров генерального секретаря ни в чем убедить не смог. После Бакинских событий, уверенный в том, что их инсценировала существующая власть, он, из лояльного критика режима, встал на крайние антикоммунистические позиции. Исчез тот Азербайджан, который гордился своим интернационализмом, исчез прежний Баку. Город, где родились: великий музыкант Ростропович, и гениальный физик Ландау. Баку захлестнули националистические митинги.

     Отныне, республика, где Каспаров был общим любимцем и героем, город, где он родился и вырос, потеряны на всегда.

     «Тем не менее, есть фактор, который не преодолеть никому. Этот фактор – время. И ясно, что каждый год, отнимает много энергии, и в какой-то момент бороться с теми, кто моложе, даже не смотря на опыт, выучку, большое умение, становится невозможным. В принципе, я считаю, что тот потенциал, который у меня накопленный, который мне дан от рождения, позволяет рассчитывать удерживать наивысший шахматный титул до конца двадцатого столетия, соответственно до конца этого тысячелетия», сказал Каспаров в одном из интервью 1996 года. Поразительно, но и здесь он оказался прав!

Реклама