Карпов Анатолий Евгеньевич.

Анатолий Карпов - двенадцатый чемпион мира по шахматам.     Тихие берёзы и чистое небо вдохновляли таких гигантов, как Чайковский и Толстой, но на самом деле двенадцатый чемпион мира Анатолий Карпов вырос, можно сказать, в воронке от страшной мины, взрывная волна которой дошла до третьего тысячелетия. На Урале, у озера Карачай, в 1957 году произошел взрыв на заводе ядерного оружия. Взрыв сильнее, чем чернобыльский, но скрытый советской пропагандой. Урал – экологически черная дыра России, Урал – кузница оружия России. В этих местах живут лучшие его мастера. Недалеко от Челябинска, в скромном Златоусте, в семье заводского мастера, родился будущий чемпион мира по шахматам.

     Со слов Анатолия Евгеньевича: «У нас жизнь была достаточно скромная, рабочий город, который создавался после петровские времена, димидовские заводы. Златоуст чисто рабочий город. Я рос в удивительной атмосфере дружбы, взаимопомощи. У нас был небольшой шахматный клуб в металлургическом заводе, но мы были чрезвычайно дружны, помогали друг другу. Ко мне относились, как к своему сыну. Я, конечно, не был «сыном полка», но «сыном шахматного коллектива» был наверняка. В семье были тяжелые условия, потому как я родился через шесть лет после войны, хотя, уже не было голода, но материальные условия были трудными, потому как отец учился в московском бауманском институте. Мои родители, сестра на пять лет старше меня и я, жили на одну стипендию отца. Мать не могла выйти на работу, так как я был очень болезненным ребёнком, и сестричка не очень здорова. Она как могла, подрабатывала дома, но материальные условия были жестокие».

     Карпов, который всегда считался правоверным коммунистом, написал в своей книге, что ребёнком он выжил после коклюша, только благодаря тому, что его окрестили. В пятнадцать он уже был известен, как один из самых перспективных шахматистов в стране, и мог перевести семью в центральную Россию, в Тулу. Как города Греции спорят, где родился Гомер, так и Златоуст, Тула, Москва и Ленинград считают себя родиной двенадцатого чемпиона. В Ленинграде Карпов получил не только мировое признание, но и учился и закончил университет. Почему снимаясь в те студенческие годы, Анатолий Карпов всегда носил в руках портфель? То ли мода была такая, то ли он держал в нем свой скипитр, как солдат, который носит в ранце жезл маршала? А может, он не расставался со своей дипломной работой, связанной с экономикой социализма? Диплом он потом расширил до кандидатской диссертации. Но никто из советских чемпионов, путь Ботвинника не повторил. Все, и Карпов не исключение, учились великолепно, но наукой никто заниматься не стал. Кто знает, а может в портфеле коллекция марок, которые он собирает, по сей день с детских лет? Мороженое, кино, не волновали маленького Толю. Каждый свободный рубль уходил на марки. Карпов как-то сказал: «Коллекция – это вещь в себе, обладающая огромной энергией». 1968 год Анатолий Карпов называет пороговым. Отныне он живет в Ленинграде, сейчас Санкт-Петербург, живет самостоятельно, так как родители остались в Туле, но главное – он нашел своего тренера. Семен Фурман был известным Ленинградским гроссмейстером. Можно смело утверждать, что для юного Толи он стал не только спортивным тренером, но и буквально заменил отца. Они работали вместе десять лет, и весь взлет Карпова от талантливого юноши и самого молодого в мире гроссмейстера до шахматного короля, прошел под неусыпным вниманием Фурмана.

     Характер Карпова, требует особого рассказа. Фурман был очень мягким человеком, родители Анатолия жестокостью тоже не отличались, Карпов же, худенький молодой человек, уже тогда под непроницаемой маской сохранял несгибаемую волю бойца. Карпов как-то заметил: «Фурман играет только против фигур, пренебрегая психологией, какое донкихотство!» Александр Никитин, тренер тринадцатого чемпиона, тот же Фурман, но у Каспарова, считает, что Карпов в душе гениальный шахматный убийца.

     Михаил Подгаец, в последние годы тренер Карпова, говорит: «Я даже не могу сказать, знаю ли я его? Он всегда скрывает от всех свои чувства. Думаю, у него нет человека, с кем бы он был откровенен». Свой первый Новый год в Ленинграде, Карпов встречал у Корчного. Будущий беглец из СССР, помогал переехать в Ленинград своему предстоящему гонителю. Карпов заметил: «Поразительно слабое для игрока такого класса чувство опасности». Надо понимать, что такой глупости, как помощь возможным конкурентам, сам Карпов никогда бы не сделал. Утверждают, что Карпов заставил на себя работать всю систему, включая и спецслужбы, после того, как заявил, что только он из советских шахматистов в состоянии переиграть Фишера. Потерю шахматной короны коммунистическое руководство переживало крайне болезненно.

Анатолий Карпов

     Филиппинский шахматный функционер Флоренсио Компаманес, тогда ещё мало кому известный, и его активная работа поддерживающая советскую шахматную федерацию, а следовательно и Карпова, в дальнейшем не останется не замеченной. Больше года претендент на шахматный трон вместе с ФИДЕ, парировал требования Фишера играть матч по новым правилам. Макс Эйве делал всё возможное и невозможное, чтобы матч состоялся, но ему этого не удалось. Как не удалось спустя год Компаманесу, умудрившемуся находиться в дружеских отношениях, как с Бобби, так и с Анатолием, свести их в коммерческом матче. Советская система, получив 3 апреля 1975 года нового чемпиона, не хотела ни за какие деньги, а приз тогда отдавался государству, рисковать его именем. На теннисном корте Карпову сообщили, что ФИДЕ низложила одиннадцатого короля. Ставка, которую систему сделала на молодого гроссмейстера, в её глазах кристально чистого во всех отношениях, себя оправдала. Отныне Карпов – главный спортсмен Советского союза.

     Ирина Роднина, соперница Карпова за звание спортсмен №1, сказала: «Мы единственный валютный товар, за который не стыдно». Любимица Брежнева, Роднина, сейчас живет в Лос-Анжелесе. Апофеозом заката империи станут скандальные Олимпийские игры в Москве. Значительная часть тех команд, которые всё же приехали в Москву, в знак поддержки борьбы против советских войск в Афганистане, отказались идти на параде под своими национальными флагами. Хрущев обещал советским людям, что уже в 80-м начнется коммунизм. В Москве шутили, что коммунизм заменили на Олимпиаду-80. Но кремлевским руководителям было не до анекдотов. В страшной игре двух систем, где шло соревнование танков и ракет, Карпов разыграл свою партию с власть имущими, и был в ней абсолютным победителем. Он сам сказал о себе: «Я игрок, а игрок ориентируется не на правила, а на принципы игры, на её внутренние законы». И хотя Карпов добавил, что его интересует не выигрыш, а сама любовь к игре, тут он конечно поскромничал. Система была уверена, что Карпов – одна из самых мощных идеологических ракет. Двенадцатый чемпион никогда этого не отрицал, но и плату потребовал соответствующую.

     В 1978 году Карпов на Филиппинах отстаивал свой престол в драматическом поединке с невозвращенцем Корчным. И хотя Карпову помогала, чуть ли не вся сборная Советского союза, да и сам он объективно был сильнее Корчного, матч сложился для него чрезвычайно трудно. Карпов сумел удержаться буквально на краю пропасти, и в решающей партии победил. В СССР успех матча против предателя Родины, отмечался как выдающаяся победа.

     Может потому, что шахматами увлекался Ленин, советские власти так трепетно относились к этой игре? Ведь каждое высказывание вождя, заносилось в коммунистический «новый завет», который должен стать библией для всех последующих чемпионов. Генеральный секретарь, вручая в Кремле награду чемпиону за победу, был откровенно доволен. «Взял корону, никому её не отдавай!», сказал Брежнев, а эти слова уже приказ для бюрократов, чтобы корона навсегда принадлежала двенадцатому чемпиону мира. Тогда в Кремле не сомневались не только в собственном бессмертии.

     Возможно, эти годы самые счастливые в жизни Анатолия Карпова. Двенадцатый чемпион мира, получив корону, не стал затворником, как Фишер. Он женился на очаровательной Ирине, у них родился сын Анатолий младший. Карпов находился в отличной форме и на деле доказывал, что именно он лучший шахматист планеты. Число побед, которые Карпов собрал на турнирах – рекордны. Ни один из чемпионов такими достижениями похвалиться не может. Но счастье редко бывает безоблачным. Сначала Карпов потерял Семёна Фурмана. Утверждают, что одна из причин слабой игры Карпова против Корчного, это душевная травма, которую он испытал после смерти своего учителя на кануне матча. Фурман не только был шахматным наставником Карпова, но может быть и нравственной опорой в сложном характере своего воспитанника. Следом за учителем, Карпов потерял отца. Карпов написал в своей книге, что когда умер отец, он понял, что остался совершенно один, хотя с ним были мать, жена, родная сестра.

     Нина Григорьевна Карпова, когда-то отняла у маленького сына шахматную доску, боясь за его здоровье. Откуда она могла знать, что её пятилетний Толя, без всякого напряжения продолжает играть в уме, искренне считая, что все так умеют. Азарт игрока не давал покоя Карпову, он не мог смириться с мыслью, что Фишер от него ускользнул. Хотя, если сравнить фамилии, то получается, что рыбак ускользнул от рыбы. И Карпов пытается вновь договориться с одиннадцатым чемпионом, но даже при своих фантастических возможностях, разрешение на матч не получает. А в 1985 году Карпову уже противостоял молодой, рвущийся на престол Каспаров. Случилось то, что ни по одним спортивным законом не должно было произойти. Ведя в счете 5:0 при игре до шести побед, Карпов матч продолжать не смог. И при счете 5:3, вызванный срочно в Москву Компаманес, матч попросту взял и закрыл. Через полгода, Карпов проиграл новый матч Каспарову вчистую. Позже он скажет: «При моем попустительстве, при моей славянской лени, Каспаров стал чемпионом мира. Он интересен лишь до тех пор, пока рядом есть я». Карпов получил другой приз. Он женился вторично на красавице Наташе.

Реклама