Капабланка Хосе Рауль (1882-1942).

     Жизнь третьего чемпиона мира Хосе Рауля Капабланки, была такой же яркой, как ночной бродвейский карнавал. Любому обществу великий гроссмейстер предпочитал светское, и похоже немного стыдился, что он шахматист. Представляясь, Капабланка называл себя дипломатом. Благодарная родина Куба дала ему это звание пожизненно.

Капабланка Хосе Рауль

     Зенита славы, Хосе Рауль Капабланка, которого болельщики называли Каппой, достиг в те замечательные времена, когда люди веселились и отдыхали после страшной войны. Что не говори, а в 20-е годы мир благоденствовал. Только сам Господь Бог знает, как он определяет место для рождения очередного шахматного гения. Хосе Рауль, как и большинство детей, впрочем, как и большинство выросших из них чемпионов, познакомился с шахматами в 4 года с колен отца, наблюдая, как он, богатый чиновник играем с друзьями. В 5 лет Хосе Рауль обыгрывал всех партнеров отца. Капабланка вспоминал, что детский обостренный интерес к шахматам, был вызван горячо обсуждавшейся встречей в Гаване чемпиона мира Стейница и русского маэстро Чигорина. Два матча, когда впервые русский два матча безуспешно пытался отобрать шахматную корону, финансировались кубинскими плантаторами. Шахматы на Кубе знали со времен испанского завоевания, но бурный всплеск интереса к ним пришелся на 1862 год, когда Гавану посетил Морфии, сыграв несколько партий с чемпионом страны, темнокожим рабом Феликсом. До появления Фиделя Кастро, Капа был, пожалуй, единственным национальным героем Кубы.

Капабланка

     В Гаване, в музее спорта, хранятся шахматы, которыми игрался победный для Капабланки матч с Ласкером, и посмертная маска великого кубинца. Родители, волнуясь за психику сына, разрешили ему серьезно заниматься шахматами лишь в 8 лет. В тринадцать, он стал чемпионом Кубы. В 1906 году он поступил на химико-инженерное отделение английского университета в Нью-Йорке. Попутно он посещал монхэтенский шахматный клуб, где равных игроков в блиц ему не было. Хосе Раулю 18 лет, и он, что не часто бывает, из вундеркинда превратился в суперигрока.

Посмертная маска Капабланки Х.Р.

     Нью-Йорк. Спустя три года после приезда в США, Капа выигрывает матч у чемпиона США Маршалла, причем, с разгромным счетом. С этого момента он причислен к клану – маэстро мировой шахматной элиты. Маршалла он победил, не открыв ни одной книги дебютов. Такое ему удалось только за счет изумительной интуиции и техники в эндшпиле. Два года учебы в университете выработали у Капы два желания: добиться успеха на шахматной арене и приобрести светский лоск. В теннис он играет не реже, чем в шахматы, а остальное время проводит в бассейне. Отметим, что Капа не знает, что такое алкоголь и табак. Красавчика Капу можно считать Плейбоем, чем он страшно гордится. Светских развлечений он не пропускает, пытаясь совместить их с шахматами. На турнире в довоенном Петербурге он уступил первое место Ласкеру, потому что кутил всю ночь перед решающей партией. А спустя двадцать лет проиграл Лилиенталю, так как опаздывал на свидание.

Капабланка - Маршалл

     В Петербурге началась его дружба с Александром Алехиным. Покорение Капабланкой Европы состоялось, оно было не долгим, в старом свете арену расчищали для новых рыцарских подвигов. Светские развлечения переросли в мировую войну, которая при ближайшем рассмотрении оказалась довольно грязным делом, не имевшая ничего общего с благородными турнирами.

Алехин и Капабланка

     Капа возвращается в Нью-Йорк. В клубе, где он играл с Маршаллом, кстати, по сей день стоит его шахматный столик. Война бушует в тысячах милях от берегов Америки, а здесь, самым интересным развлечением становиться кинематограф. Здесь зарождалось величие ещё одной империи XX века, со своими королями и королевами. Одни из первых императорских фамилий Дуглас Фервенгс и Мери Пикфорд. Невероятно, но в тропическом раю Карибов вырос не темпераментный шахматист, а расчетливый игрок, с феноменальной быстротой просчитывающий любые варианты. В лучшие годы, Капа умудрился не проиграть ни одной партии за 8 лет. Вначале Ласкер собирался отдать корону Капабланке без сражения, но это могло создать опасный прецедент в пристол-наследии, хотя второй чемпион утверждал, что игра третьего притягательна не более, чем притягательна сила арифметического сложения, общественное мнение заставило 53-летнего Ласкера играть матч. Но куда большее значение для него имела инфляция в Германии. Уступив корону, Ласкер заметил: «Глубина игры Капабланки – глубина математика, а не поэта. У него душа римлянина, а не грека».

Шахматный стол Каабланки в Нью-Йоркском шахматном клубе.

     Капабланка никогда не забывал Кубу. На остров он возвращался много раз, но дома ему, покорителю шахматной Европы не сиделось. Как и молодому генералу Банапарту, после триумфальных походов. Приезжать в обстановку всеобщего поклонения – нравилось! Восторг толпы – кислород для любой звезды. За короткое время домашних каникул вызванных мировой войной, Капабланка успел жениться на Кубе, у него родились дети, но назвать Хосе Рауля примерным семьянином невозможно. Как только окончилась война, Капа оставляет жену и двоих детей, и отправляется в турне. Позже выяснилось, что семью он оставил навсегда.

первая жена Капабланки

     Любимец дамского общества вновь в Европе. Но новые кумиры овладевают сердцами дам в Старом свете. Наверно, потому что большинство девушек отныне больше предпочитает маршировать в строю, символом красоты стала вечно одинокая и недосягаемая Грета Гарбо. Плюс, всеобщее помешательство высшего света на авиации. Позавтракать в Париже, а пообедать в Лондоне, поступок модный и отважный. Хотя, Люфтганза своим сервисом отличалась уже в те годы. Наступила эра сближения континентов. Чтобы увидеть своего кумира в латинской Америке, состоятельные круги Буэнос-Айреса, собрали деньги русскому шахматисту Александру Алехину, для вызова чемпиона на матч. Тогда, обеспечение призового фонда была проблемой претендента. Незадолго до матча, Капа феноменально выиграл турнир в Нью-Йорке, победив там своего соперника на королевский трон. Эта победа, сыграла с ним плохую шутку. К матчу Капа оказался не готов. И осенью 1927 года, тридцать четвертая партия на улице Карлоса Пеллегрини подвела итог 6-летнему царствованию Капабланки. В тот же день закончилась дружба великих гроссмейстеров. Отныне, они старались даже не находиться в одном помещении.

Алехин и Капабланка

     До самого конца Капа был обречен, безуспешно вызывать нового чемпиона на матч-реванш. Такой удар, как потеря чемпионского титула, подкосил Капабланку. Он играет много, но это уже другой Капабланка. И хотя Хосе Рауль по-прежнему одет по последней моде, и по-прежнему постоянный гость на светских приемах, и как всегда элегантен и неотразим, он переживает острый кризис. Дипломатический паспорт открывает перед Каппой, свободно говорящим на пяти языках, двери любого дворца, но отныне, на любом балу он «экс» монарх.

Сеанс одновременной игры дает Капабланка

     Наконец-то, он в чем-то уел русских! Женившись на красавице эмигрантке из России, Ольге Чагадаевой. Эта женщина будет с ним до конца. С Ольгой он не расставался никогда. Лучшие дни с молодой женой, как говорил Капа, он провел в Париже. Капа был счастлив и беззаботен, как была счастлива вся Европа в те предвоенные годы, не понимая, что несется прямиком в ад. Германия и Англия сражались пока только на футбольном поле. В футболе тогда побеждали англичане. А Капабланка сражался с призраками. Он взывал к шахматной общественности, требуя изменить правила вызова на матч, которые придумал сам, когда был чемпионом. Это станет доброй традицией. Того же будут требовать Фишер и Карпов. А пока, Капе не остается ничего другого, как сражаться с Алехиным заочно в суперсеансах. В отличие от Алехина, Капабланка играл международный турнир в России. Турнир проходил в знаменитом Колонном зале. Спустя год, Сталин устроил на этой сцене главный судебный процесс над своими бывшими соратниками. Капа уверял, что вождь, подглядывал из закрытой ложе через дырку в шторе за его игрой. Говорят, что точно также Сталин наблюдал за самым справедливым судом в мире, где он был главным сценаристом, но ни разу официально не присутствовал в зале. Но если верить Капе, место для наблюдения Сталин выбрал ещё за год до московских процессов.

Капабланка и его жена Ольга Чагадаева

     Спустя три года, Алехин дал согласие на матч. Капабланка к этому времени уже вернулся домой в Америку. Но судьбе было угодно лишить его последнего шанса. Капа не смог собрать для приза – 10000 долларов. Куба, на которую он так надеялся, ему отказала. Впрочем, матч был и последней возможностью для Алехина удрать из Европы, которая уже «плясала» на самом краю пропасти. Первые такты смертельного танца раздались в 1939 году, в Мюнхене. Их исполнили вождь всех немцев – Адольф Гитлер, и сэр – Невилл Чемберлен. Они были безусловно «первыми скрипками» в военном оркестре, где собрались такие музыканты, как итальянский дуче Бенито Муссолини, летчик-охотник, любитель искусства Герман Геринг, и французский премьер Де Ладье. Итак, увертюра к пляски смерти была сыграна. То, в чем расписались эти выдающиеся «исполнители», дипломатично называлось – «Мюнхенское соглашение». А на самом деле означало – войну.

Капабланка

     Восьмого марта 1942 года, в пятьдесят четыре года, Капабланка скончался в одном из госпиталей Нью-Йорка. Накануне вечером он плохо себя почувствовал в Монхетенском шахматном клубе, а следующим утром у него случилось кровоизлияние в мозг.

Монхетенский шахматный клуб

      Михаил Ботвинник сказал: «Достоинство Капабланки не следует ни умолять не преувеличивать. Он был таким, каким был. И этого достаточно, чтобы быть великим!»
В продаже розетки, выключатели разных типов и серий, и др. товары
jung4you.ru

narkodetox.ru

Реклама