Школа Ботвинника.

     Неподалеку от Туапсе, там, где каменистое побережье Черного моря неожиданно изгибается небольшой песча­ной бухтой, на живописных темно-зеленых холмах рас­кинулся Всероссийский пио­нерский лагерь ЦК ВЛКСМ «Орленок». Тысячи мальчи­ков и девочек проводят не­забываемые дни в его воз­душных дворцах, тенистых аллеях, на солнечных пля­жах. И те двадцать ребят, которые приезжают сюда в самом конце лета, ничем от своих сверстников не отли­чаются.

Школа Ботвинника. Тренировочный зал.

     Только собираются они для серьезных занятий в шахматной школе, которой руководит экс-чемпион мира, международный гроссмей­стер Михаил Моисеевич Ботвинник.

     Занятия с детьми ведет человек, чье имя стало сим­волом шахматной муд­рости. Долговременный ли­дер советских шахмати­стов М. Ботвинник трина­дцать лет владел титулом чемпиона мира и оставил глубочайший след в исто­рии шахматного искусства. Ботвинник — один из не­многих гроссмейстеров, ус­пешно совмещавших вы­ступления в турнирах с пло­дотворной научной деятель­ностью. Доктор технических наук М. Ботвинник руково­дит лабораторией во Всесо­юзном научно-исследова­тельском институте электро­энергетики, он автор ряда изобретений в области элек­тротехники. В последние го­ды М. Ботвинник интенсив­но трудится над шахматной программой для ЭВМ. Ра­боты этого направления рассматриваются в киберне­тике как важная ступень на пути к созданию искусст­венного интеллекта.

     Но Ботвинник не порыва­ет и с шахматами. Его лите­ратурно-шахматные и ана­литические труды пользуют­ся огромной популярно­стью во всем мире. А еще он находит время для нелегкой педагогической деятельно­сти, кропотливых занятий с подрастающим поколением, будущей сменой прославлен­ным советским гроссмейсте­рам. Школа Ботвинника — это новая интересная форма работы с юными шахматны­ми талантами.

     Три раза в год двадцать юношей и девушек из раз­ных городов нашей страны съезжаются на очередные сессии. Место учебных сбо­ров выбирается с таким рас­четом, чтобы ребята могли активно отдохнуть, зани­маться не только шахмата­ми, но и спортом. Зимой — это благоустроенные спор­тивные базы Подмосковья с традиционными лыжными прогулками, летом — пио­нерский лагерь «Орленок».

     Зимние сессии длятся по десять дней, летняя — три­дцать. Все это время Бот­винник живет вместе с ребя­тами, постоянно с ними об­щается, внимательно их изу­чает. Беседы, занятия помо­гают ему понять сильные и слабые стороны шахматного творчества и характера сво­их питомцев, дать каждому полезный совет, наметить пути роста и совершенство­вания. Получив индивиду­альные задания, ребята разъезжаются по домам, чтобы через несколько меся­цев вновь встретиться на очередной сессии. Таков учебный распорядок школы, которая с некоторыми пере­рывами существует уже 15 лет.

     Мне довелось побывать на нескольких сессиях школы. Я присутствовал на заняти­ях, наблюдал за ребятами и их родителями (самые ма­ленькие приезжают с мама­ми или папами), беседовал с Ботвинником, его асси­стентами мастерами Марком Дворецким и Владимиром Козловым. И понял, что со­прикоснулся с чем-то более значительным, чем просто «шахматное обучение». Это были вдохновенные уро­ки мудрости, жизненного опыта, целеустремленности, подлинного шахматного ма­стерства.

     М. Ботвинник обладает особым педагогическим так­том и притягательной силой. Он не подавляет ребят сво­им высоким авторитетом. Его благожелательная стро­гость в сочетании с тонким чувством юмора придает за­нятиям характер дружеской беседы со старшим товари­щем. Ребята ведут себя на уроках активно, непринуж­денно, охотно рассказывают о своих делах.

     ...Перед демонстрацион­ной доской 15-летний Рафик Габдрахманов из Казани, кандидат в мастера, чемпи­он Татарии среди взрослых. Рафик показывает партию, которую он проиграл. Бот­винник все время подчерки­вает, что анализ поражений приносит шахматисту боль­ше пользы, чем демонстра­ция побед.

     Ты проводил интерес­ный план,— говорит Ботвин­ник юноше,— но игнориро­вал замыслы партнера. Зна­ешь, в старые времена суще­ствовали так называемые лихачи. Они ставили лоша­дям на глаза шоры, чтобы те ничего вокруг не замеча­ли, не пугались и мчались во весь опор. В шахматы так играть нельзя. Шахма­ты— это борьба, а не игра в одни ворота. Необходимо считаться с планами против­ника. Ты партии Болеславского изучал?

-Да.

     А Кереса?

Нет.

     Ни тот, ни другой ни­когда не шли напролом, они готовили наступление ис­подволь, учитывая контр­игру противника. В этом на­правлении и нужно разви­вать свой стиль. Поэтому те­бе следует изучать партии Кереса.

     А вот малыши — 12-летние Витя Леви из Волгогра­да и Вадик Островский из Днепропетровска. Оба име­ют первый разряд по шах­матам.

     Что ж вы,— с напуск­ной суровостью говорит Бот­винник,— солидные люди, а так играете!

     Мальчики лукаво пере­глядываются.

     - Тебе, Вадик,— продол­жает Ботвинник,— нужно избавляться от цейтнотов. Не можешь рассчитать сложные варианты — изби­рай продолжения попроще. А вообще почаще играй, у тебя мало шахматной прак­тики. А ты, Витя, собери все свои окончания с разноцвет­ными слонами и пришли мне свои анализы.

     У доски 15-летний канди­дат в мастера из Казахста­на Булат Асанов.

     - Ну, что, Булат, зевнул пешку? — строго спрашива­ет Ботвинник.

- Зевнул,— смущенно от­вечает юноша.

     А времени на обдумы­вание было достаточно?

- Достаточно, —вздыхает Булат и отводит глаза.

     - Что-то ты становишься легковесным... Читать лю­бишь?

- Смотря что...

     - Знаю, знаю, про шпио­нов, конечно... А блиц игра­ешь?

Молчание.

     - Владимир Николае­вич,— обращается Ботвин­ник к ассистенту, мастеру Козлову, — запишите, пожа­луйста: запретить Булату играть блиц.

- Так он же играет со своим тренером! — воскли­цает кто-то.

     - Прекрасно, — резюмиру­ет Ботвинник,— вот и пору­чим тренеру проследить за нашим запретом.

     Гарик Каспаров, 13-лет­ний кандидат в мастера из Баку, показывает свою пар­тию и скороговоркой сыплет вариантами. Поражают уди­вительные для его лет эру­диция и обширные знания. Но когда утверждает, что все это учитывал во время игры, видимо, хитрит.

     - Не суетись, Гарик, дай подумать,— останавли­вает его Ботвинник.— Ты можешь так быстро рассчи­тывать варианты, а я не мо­гу.

     Гарик замолкает и испы­тующе смотрит на Ботвин­ника. Начинается анализ. Ботвинник находит ошибку в игре мальчика.

     - Почему ты так сыграл?

- Да ведь этот ход уже встречался, и черные полу­чали хорошую позицию!

     Гарик мгновенно называет имена соперников, год и ме­сто их встречи. Память у него великолепная.

     - Никогда, ничего не при­нимай на веру,— говорит Ботвинник,— всегда сомне­вайся, ищи истину. Вот ви­дишь, известный ход, а ока­зался плохим. Проанализи­руй эту позицию самостоя­тельно, не ссылаясь на авто­ритеты. Анализ пришлешь в письменном виде.

     А мама Гарика тем вре­менем записывает задание в блокнот. Кроме родитель­ских обязанностей, она вы­полняет роль «второго тре­нера»...

     - Как учишься? — неожи­данно спрашивает гроссмей­стер 14-летнего Сашу Нена­шева из Ташкента.

- Ничего,— с опаской от­вечает тот.

     - Что значит «ничего»? Тройки есть?

- По математике...

     - По математике?!

- Не мог решить уравне­ние...

     - Ай-яй-яй,— качает го­ловой Ботвинник,— это не годится. Шахматисты с ма­тематикой всегда в ладах.

     Саша показывает партию из недавних соревнований клуба «Белая ладья», в ко­торых он участвовал. Бот­винник замечает, что маль­чик неуверенно ориентирует­ся в сложных ситуациях.

     -  Было время, и я нечет­ко разыгрывал сложные по­зиции, но потом научился. Научишься и ты. Попробуй поработать с партиями Гел­лера, он прекрасно ведет борьбу в самых острых по­ложениях... А тройку по ма­тематике ты все-таки ис­правь,— напоминает напо­следок экс-чемпион мира.

     Мастеру спорта москвичке Анне Ахшарумовой 19 лет. Через три месяца она станет чемпионкой СССР среди женщин.

     — Видишь ли, Аня,— го­ворит Михаил Моисеевич, выслушав девушку,— ты слишком категорична в оценке худших позиций. Я расскажу тебе о своих встречах с Ласкером. Когда мы совместно анализирова­ли сыгранные партии, то я нередко поражался его обра­зу мышления и шахматным оценкам. Я, например, оце­нивал позицию как безна­дежную, а Ласкер брался ее защищать и находил фанта­стические ресурсы обороны. Возможно, моя оценка была объективно правильной, но Ласкер справедливо считал, - что в условиях напряжен­ной борьбы действуют такие факторы, как ограничен­ность во времени и утомляе­мость. Вот почему ему не­редко удавалось спасаться в, казалось бы, безвыход­ных ситуациях. Я настоя­тельно советую тебе разо­брать партии Ласкера, осо­бенно те, в которых ему при­ходилось вести оборону.

     И вообще,— продолжает М. Ботвинник, и это отно­сится уже ко всем,— очень полезно изучать партии крупных шахматистов. У каждого из них были свои типичные планы, излюблен­ные позиции, технические и тактические приемы. Зна­комство с ними пополняет библиотеку знаний шахма­тиста. Во время игры воз­никают сходные по конфигу­рации положения, и тогда на память приходят накоп­ленные сведения, они-то и помогают выбрать правиль­ное решение. Вот, например, одно из самых ответствен­ных решений в шахматной партии — переход из сере­дины игры в эндшпиль. Как выбрать подходящий мо­мент? Посмотрите партии Смыслова и Рубинштейна, они это делали мастерски. Приемы и планы атаки в изобилии рассыпаны в пар­тиях Таля. А чемпион мира по ограничению возможно­стей соперника — Петросян. Проанализируйте партии на­шего матча, и вы увидите, как ловко у него это полу­чается...

Гарри Каспаров и Михаил Ботвинник.

     Чемпиону Новгородской области среди взрослых, чемпиону РСФСР среди юношей кандидату в масте­ра Сергею Попову 15 лет. Но за последний год его спортивные результаты не­сколько снизились. Это бес­покоит юношу.

     — Не огорчайся,— гово­рит М. Ботвинник,— после больших успехов у молодых шахматистов нередко начи­нается спад. Он порождает­ся двумя причинами: чув­ством собственной неуязви­мости и недостатком нерв­ных сил. Но еще Капабланка отмечал, что нет ничего лучше хорошего поражения в неответственный момент. Закаляйся. Тщательнее го­товься к турниру, чтобы во время партии оставались си­лы на решение неожиданно возникающих проблем.

     С тактикой у тебя все в порядке, а вот эндшпиль ты трактуешь как середину иг­ры, хотя эта стадия партии подчиняется другим зако­нам. Проштудируй книгу Р. Файна «Эндшпиль» (если не достанешь дома, мы тебе ее пришлем), с методической точки зрения она написана отлично...

     Домашним заданиям и ре­комендациям М. Ботвинник придает большое значение, распределяя их строго инди­видуально. Шахматист пло­хо рассчитывает варианты — решай этюды, по возможно­сти не расставляя шахмат на доске. Играет на цейтнот противника — читай статью Ильина-Женевского («50 лет назад написал, специально для тебя»). Для лечения «цейтнотной болезни» — свой рецепт: играть тренировоч­ные партии, обращая осо­бое внимание на планомер­ный расход времени. А глав­ная цель — воспитать у молодого шахматиста навы­ки и привычки к самостоя­тельной работе. «Занятия с Ботвинником,— вспомина­ет чемпион мира А. Кар­пов,— принесли мне боль­шую пользу, особенно зада­ния, которые он давал на дом. Эти задания приучили меня к самостоятельной ра­боте, заставили засесть за шахматные книги...»

     — Метод занятий, кото­рый я использую ныне,— рассказывает М. Ботвин­ник,— зародился еще в 1939 году в шахматном клубе Ле­нинградского Дворца пионе­ров. Там были очень способ­ные ребята, такие, напри­мер, как Марк Тайманов. Я сразу увидел, что теорию они знают ничуть не хуже меня, и решил заниматься с каждым индивидуально, но чтобы при этом присутство­вали все ученики. Ребята получали домашние зада­ния, потом совместно их анализировали. Такой метод себя оправдал и дал непло­хие результаты.

     Я не вмешиваюсь в рабо­ту тренеров на местах. Тре­неры передают ребятам не­обходимую для каждого шахматиста сумму техниче­ских знаний. Я же уделяю внимание не только шахмат­ной стороне вопроса, но и стараюсь направить молодо­го шахматиста на верный путь, воспитать в нем спор­тивные качества, ответствен­ность за свою игру, психо­логическую устойчивость. Короче, передаю тот опыт, который мне удалось нако­пить за долгую жизнь в шахматах.

     В школе занимаются ре­бята разных возрастов и разной практической силы. Не все порой понимают мои советы. Но это не беда. Не поймут сегодня, так запом­нят и поймут позднее, ведь здесь собраны наиболее пер­спективные мальчики и де­вочки. Впрочем, шахматные способности оценить очень трудно. Никогда нельзя дать гарантии, что способ­ный ребенок вырастет в большого шахматиста. По­этому при наборе новых уче­ников мы испытываем опре­деленные сомнения.

     Положение о школе пре­дусматривает особый поря­док зачисления. В школу принимаются мальчики и де­вочки, проявившие способ­ности в шахматах, достиг­шие успехов в соревновани­ях, имеющие хорошую успе­ваемость и отличную дис­циплину. Зачисление произ­водится по рекомендациям центральных и республикан­ских советов ДСО, комсо­мольских и физкультурных организаций. Заявки на­правляются во Всесоюзный совет ДСО профсоюзов по адресу: 113093, Москва, Большая Серпуховская ул., 44. Окончательное решение выносит совет школы под председательством М. Бот­винника. На совете внима­тельно обсуждаются все кандидатуры. Абитуриент может быть сразу принят в школу или зачислен канди­датом, чтобы попасть в ос­новной состав по мере появ­ления свободных мест. Не­редко кандидаты вызывают­ся на очередные сессии и проходят, так сказать, «ис­пытание огнем», а также строгое собеседование.

     ...Вадим Безман, 14-лет­ний кандидат в мастера, чемпион Куйбышевской об­ласти среди юношей (7 из 7!), чемпион РСФСР 1976 года среди мальчиков.

     Традиционное представ­ление новичка. Вадим стоит у демонстрационной доски, чуть ссутулившись. Это не ускользает от внимательно­го взгляда М. Ботвинника.

     - Спортом занимаешься?

- Занимался...

     - Когда?

- Когда был молодым.

     Все смеются.

     - Каким видом спорта?

- Борьбой.

     - Это не для шахмати­стов. Лыжи, коньки, легкая атлетика — вот что для нас. Шахматисту необходим све­жий воздух, тогда голова становится ясной, а нервы крепче. Зарядку делаешь?

- Здесь делаю...

     - Здесь-то понятно, ина­че на завтрак не пустят. До­ма нужно делать. Я вот за пятьдесят с лишним лет ни одного дня не пропустил... В шахматы давно играешь?

- С четырех лет.

     - Значит, с десятилет­ним стажем,— констатиру­ет М. Ботвинник.— А кто научил?

- Дедушка.

     - А сейчас дедушку по­биваешь?

- Побиваю.

     - Ну и воспитаньице...

     Вадим показывает свои партии. Он быстро рассчиты­вает варианты, уверенно ве­дет борьбу.

     - Очень способный па­рень,— делится со мной М. Ботвинник,— фантазия у него богатая.

     Учебные сессии проходят в напряженной работе. Не­посредственное общение с М. Ботвинником облагора­живает ребят, расширяет их кругозор, придает уверен­ность в своих силах. И ко­гда они разъезжаются по домам, каждый увозит с со­бой то необъяснимое и по­рой неосознанное, что позво­ляет взглянуть на шахматы глазами «уже не мальчика, но мужа».

     И все же работу педагога оценивают, в конечном счете, по результатам. Кого воспи­тал М. Ботвинник, кто вы­шел из его школы? Из числа воспитанников Бот­винника, кроме А. Карпова, можно назвать гроссмейсте­ров Ю. Балашова, Ю. Разуваева, Е. Ахмыловскую, чемпиона мира среди юно­шей А. Юсупова, чемпионку СССР А. Ахшарумову и добрый десяток мастеров спорта. Многие появились на всесоюзной и междуна­родной арене в последние годы и уже добились замет­ных успехов.

     Очень высоко оценивает М. Ботвинник шахматный потенциал Г. Каспарова. Гарик развился необычайно рано. Мальчику не было де­сяти лет, но он уже серьез­но увлекался историей, от корки до корки изучил, на­пример, книгу академика Е. Тарле «Наполеон», кото­рую-то и не каждый взрос­лый брал в руки. Очень ско­ро пришли к нему и шахматные успехи. В десять лет он выиграл Кубок Баку среди взрослых, в одинна­дцать стал кандидатом в мастера, дважды — в 1976 и 1977 годах — завоевывал зва­ние чемпиона СССР среди юношей. Это рекорд. 12-лет­них чемпионов в истории на­шей страны до него не было.

     Вот окончание партии КАСПАРОВ — ПИГУСОВ (чемпионат СССР среди юношей 1977 года), с лучшей стороны характеризующее тактическую зоркость ба­кинца.

Каспаров - Пигусов.

     В предыдущей борьбе бе­лые пожертвовали пешку и теперь всеми силами обру­шиваются на неприятельско­го короля — 30. Лf6!

     Угрожает 31. Л:h6+. На 30... Фf8 белые продол­жают не 31. Лh4 из-за 31... Лс3! (теперь не проходит 32. Лf:h6+ gh 33. Л:h6+ Kpg8 34. Ch7+ Kpg7), a 31. Фf3!, возобновляя угрозу 32. Л:h6 gh 33. Фf6+, и после 31... Фе7 32. Фf5 быстро по­беждают.

30... Kg5 31. Л:g5! hg 32. Ф:g5 Kpg8 33. Фh4 Фа3 (33...g6 34. е6!) 34. g6. 35. C:g6 Ф:f3 36. Фh7+ Kpf8 37. gf.Черные сдались.

     На прошлогодней летней сессии школы в «Орленке» ребята участвовали в трени­ровочном турнире. Первым на финише был 15-летний кандидат в мастера, чемпи­он Таллина среди взрослых Яан Эльвест. Он набрал 11 очков из 13.

Я. ЭЛЬВЕСТ — А. НЕНАШЕВ

Сицилианская защита

1. е4 с5 2. Kf3 de 3. d4 cd 4. K:d4 Kf6 5. Кс3 a6 6. Сc4 е6 7. Сb3 b5 8. 0—0 Ce7 9. f4 b4 10. Ka4 Cb7.

     Черные слишком «резво» разыграла дебют. Возмож­но, помня о совете Ботвин­ника, Саша Ненашев стре­мится испытать свои силы в сложной борьбе. Но делает он это на грани «фола». Впрочем, уже не только на грани...

11. е5 de 12. fe Ке4.

     В случае 12...Kfd7 у бе­лых был выбор между жертвой ладьи на f7 или слона на е6, а после 12... Kd5 годится и простое 13. Фg4 (13... 0—0 14. Ch6).

Эльвест - Ненашев.

13. С: е6! Fe 14. К:е6 Ф:d1 15. K:g7+ Kpd7 16. Л:d1+ Крс6 17. Kf5.

     У белых три пешки за фигуру при непрекращающей­ся атаке. Даже отсутствие ферзей не облегчает положе­ния черных.

17...Cd8 18. е6! Крb5 19. bЗ Cf6 20. Kd4+ C:d4+ 21. Ле8 22. c4+ be

23. Са3 a5 (23...Л:е6 24. Лb4+ Крс6 25. Лb6+). 24. е7 с2 25. Лс1 Ка6 26. Л: е4 С:е4 27. Кс3+ Крb6 28. К:е4 Кс7 (28... Кb4 29. С:b4 ab 30. Kf6!) 29. Л: с2 Лb8 30. Сс5+ Крb7 31. Cd4 Лg8 32. Kd6+ Kpb8 33. Се5 34. е8(Ф)+! (в заключение — изящная матовая комбина­ция) 34... К:е8 35. Лс8+ Кра7 36. Cd4+. Черные сда­лись.

     Единственное поражение победитель турнира потер­пел от 14-летнего москвича кандидата в мастера Андрея Соколова.

А. СОКОЛОВ — Я. ЭЛЬВЕСТ

Сицилианская защита

1. е4 с5 2. Kf3 е6 3. d4 cd 4. K:d4 Кc6 5. Кс3 d6 6. Се2 Се7 7. 0—0 Kf6 8. Се3 0—0 9. f4 а6 10. Фе1 К:d4 11. C:d4 b5 12. Лd1 Фс7. 13. е5 de 14. fe Kd7 15. Ке4. Сb7 16. Kf6+  Kph8.

     Плохо 16...gf. 17. Фg3+ Kph8 18. ef Ф:g3 19. fe+.

17. Фh4 h6 18. Фh5 Cc5 19. K:d7 Ф:d7.

     Черные сохраняют равно­весие благодаря тактической возможности — 20. С:с5 Фе6 (с угрозой мата на g2).

20. с3 Лad8?

     А вот это уже ошибка. Правильно было 20...Фс7, чтобы в случае 21. Лf6 хо­дом 21...Се4 подключить слона к защите королевско­го фланга.

Соколов - Эльвест.

21. Лf6!

     Забавно, что аналогичный ход решил борьбу и в пар­тии Каспаров — Пигусов, приведенной выше. Угрожа­ет 22. Л:h6+ gh  23. Ф:h6+ Kpg8 24. Фg5+ Kph8 25. Фf6+ Kpg8 26. Лd3 С:d4+ (26... Ce4 27. Лg3+ Cg6 28. Лh3 С:d4+ 29. Kph1 Ch7 30. Л:h7+ Kp:h7 31. Cd3+)  27. Л:d4 Ф:d4+ 28. cd Л:d4 29. Фg5+ Kph8 30. Фе7 и т. д.

21...Фc6 22. Cf3 Фb6 23. С:b7 С:d4+ 24. cd Kpg8.

     Проигрывает и 24...Л:d4 25. Л:d4 gf (после 25... Ф:d4+ 26. Лf2 у белых лишняя фигура) 26. Ф:h6+ Kpg8 27. Фе3.

25. Фg4 Ф:b7.

     Здесь 25...Kph8 опровер­галось посредством 26. Фh4! Kpg8 (26...Ф:b7 27. Л:h6+) 27. Cf3 gf 28. ef, и угроза 29. Фg4+ решает.

26. Л:h6 Лd5 27. Лd3 Лc8 (27... Фb6 28. Лdh3 f5 29. Лh8+ Kpf7 30. Л:f8+ Kp:f8 31. Лh8+ Kpf7 32. Фh5+ Кре7 33. Фе8Х) 28. f5 29. Фh4 Лс1+ 30. Kpf2 Лс2+ 31. Kpe1 Лс1+ 32. Kpd2.Черные сдались.

     Школа Ботвинника — об­разец плодотворной и иск­лючительно перспективной работы с юными шахмати­стами. Ее опыт начинают перенимать некоторые спор­тивные общества.  Соз­даны еще две юношеские «шахматные академии» — школа Т. Петросяна при «Спартаке» и школа В. Смы­слова при «Буревестнике». Слово за другими грос­смейстерами. Каждый из них может многое сделать для детских и юношеских шахмат хотя бы в масшта­бе своей республики, свое­го города.

 Мастер спорта В. ХЕНКИН.

Реклама