Александр Грищук: «Мне важнее титульные турниры!»

Александр Грищук     Накануне своей третьей попытки вступить в бой за право бросить перчатку действующему чемпиону мира Виши Аннаду, открытое интервью дал ведущий российский гроссмейстер Александр Грищук шахматному Интернет-порталу «ChessPrо.ru», в котором высказал свое мнение о различных моментах шахматиста-профессионала. О честолюбии Магнуса Карлсена, и что нужно постоянно делать норвежцу, чтобы не сойти с ума; о частых отказах от турниров и почему это происходит; как выбирать турнир и какие критерии на этот счет у Грищука; каких нет устремлений у Александра по сравнению с Фишером, Каспаровым и Карлсеном; менялась ли самооценка после проигрыша Гельфанду на претендентских играх; что плохо в претендентских играх и почему теряется мотивация к игре, а также многое другое.

     Ниже приведен оригинальный текст интервью с А. Грищуком, заимствованный со страницы сайта chessrpo.ru

- Уступив в финале “Аэрофлот-опена”, сильно расстроились?

- Когда проиграл Карякину в последней блицпартии, то конечно, сильно! Но... не безумно, это не сравнить, например, с Олимпиадой в Стамбуле, когда сборная России в последний момент упустила золотые медали. А это так, досадная неудача.

- Расстройство, когда не занимаешь первого места, - черта чемпионов?

- В целом это качество, безусловно, положительное. Взять Карлсена. Думаю, такого рода честолюбие - одна из причин, по которой Магнусу удается одерживать так много побед в турнирах. Очевидно, он просто ненавидит проигрывать, любой "не-выигрыш" рассматривает как свое поражение. Впрочем, чтобы такой подход приносил пользу, надо время от времени выигрывать турниры, ведь иначе можно и с ума сойти.

- А вы, выходя на старт очередного турнира, настраиваетесь только на победу?

- Разумеется. Другой вопрос, что я часто отказываюсь от турниров, потому что... у меня нет никакого желания в них побеждать! Вот, позвали меня в Базну, я же подумал: ну, выиграю эту Базну - и что с того? Ни на йоту радостнее или счастливее после этого не стану. Так что я играю только в тех турнирах, в которых действительно хочу победить.

- Как определить, какой турнир хочешь выиграть, а какой - нет?

- А как ты определяешь, нравится тебе женщина или нет? Так и тут. Например, я очень хотел выиграть в Линаресе, он всегда считался самым крутым турниром года. “Аэрофлот-опен” тоже давно хочу выиграть. Лет 10 назад я уже делил в нем первое место, хоть и уступил победу по коэффициенту. Сейчас в нем изменили формат: быстрые шахматы, “нокаут” - то, что надо. С классическим контролем играть в нем не стал бы. Вот в быстрые, в блиц - с удовольствием.

Чтобы испытывать удовольствие от супертурниров, когда шесть человек играют в два круга, вообще нужно обладать определенным складом характера... У меня это вызывает приступ скуки. Не понимаю, как люди испытывают удовольствие, да еще когда стартовые больше призовых. Играть в них разве что ради денег?!

- Для большинства деньги - вполне достаточный стимул...

- Наверное, у меня недостаточно мотивации по сравнению с Фишером, Каспаровым или Карлсеном, которые совершенно четко безумно хотели выиграть каждый турнир, в котором принимали участие. Не чувствую в себе таких устремлений.

- В каком из супертурниров, в таком случае, хотелось победить вам?

- Ни в каком! Хотелось выиграть в Монако, но его больше нет.

- Так что же - тупик?

- У меня нет потребности играть и выигрывать в супертурнирах. В какие-то меня не зовут, а от других я отказываюсь сам. Хочется все-таки получать удовольствие от того, что ты делаешь! Меня же от всего этого выворачивает наизнанку. Причем, какой-то особой финансовой привлекательности в них нет, ну а “мурыжиться” тур за туром - врагу не пожелаешь... Лично для меня чемпионат России куда важнее, чем Дортмунд или Вейк-ан-Зее. Я вот понимаю: чемпионат мира, Кубок мира, Олимпиада...

- Одним словом, титульные турниры!

- Да. Это настоящий спорт, ты видишь конкретную цель, стремишься к ней. А что получаешь, выиграв очередной турнир, пусть даже в нем выступало немало сильных шахматистов? Да ровным счетом ничего... Когда несколько лет назад в полуфинале Кубка мира я обыграл Иванчука, чем гарантировал себе попадание в претенденты, то на радостях даже на финал толком настроиться не смог - первую партию, а с ней и матч Свидлеру, проиграл, как ребенок! Это была настоящая цель, достижение.

- Стать чемпионом мира - наивысший мотиватор?

- Для каждого, у кого есть реальный шанс завоевать корону - да. А что еще ценно в шахматном мире? О своем отношении к супертурнирам я уже сказал. Рейтинг? При его постоянной инфляции - тоже довольно размытый ориентир. Допустим, десять лет назад с 2732 я был шестым номером в мире, а сейчас с 2764 - только 10-12-м.

- Считаете, у вас есть реальные шансы в турнире претендентов?

- Считаю, они есть у всех восьми участников Лондона. В том числе и у меня, чем я хуже других?

- Однако если вспомнить претендентский цикл-2011, который проходил в формате матчей, - и против Ароняна в 1/4 финала, и против Крамника в полуфинале вас не считали фаворитом. Вы же выиграли оба поединка на тай-брейке...

- Тут смешная история: против них не считали, а в финале с Гельфандом - считали, и что вышло? В матчах важнее всего не проигрывать. Если не проигрываешь, рано или поздно победишь. Что до расклада сил, то публика могла думать все, что угодно, я же во всех матчах считал, что шансы - 50 на 50. У меня не было удивления ни после побед над Ароняном и Крамником, ни после того как уступил в финале Гельфанду. Радовался, расстраивался, но удивления не было.

- Менялась ли самооценка по ходу продвижения наверх, и что чувствовали, когда оказались в шаге от матча за корону, но так и не смогли сделать его?

- В тот конкретный момент сильную досаду. Но не скажу, что по ходу у меня как-то менялась самооценка. Что мне, щеки надувать, что ли?!

- Победить в турнире претендентов будет сложнее? Кто-то вообще считает его сильнейшим с тех пор, как из шахмат ушел Каспаров. Тем более, что у вас уже был неудачный опыт выступления в таком соревновании в Мексике-2007.

- Да, стать первым в турнире такой плотности будет очень нелегко. Действительно здесь сыграют все лучшие, за исключением чемпиона мира Ананда. Что же касается сравнений с Мексикой, во-первых, считаю, стал играть гораздо сильнее, а во-вторых, постараюсь не повторить своих ошибок. Тогда, пять лет назад и готовился глупо, и всех шансов своих не использовал... Начал-то я неплохо! На старте четыре ничьих, затем победа над Морозевичем и шанс в один ход выиграть у Свидлера. Доведи до победы ту партию, после шести туров выходил бы в дележ первого места, а там кто знает... Все вышло наоборот - закончил турнир на последнем месте. В претендентах что плохо - как только теряешь реальные шансы на победу, исчезает и мотивация к дальнейшей борьбе. Доигрывал я в Мексике откровенно спустя рукава.

- Считаете, сейчас вы находитесь на пике своей шахматной силы?

- Думаю, да. Плюс удалось хорошо поработать перед турниром... Времени у меня было предостаточно. Но само по себе это ничего не гарантирует. Как я уже говорил, у меня нет какой-то сумасшедшей мотивации, честолюбия. Считается, если хочешь стать чемпионом мира... на какое-то время надо посвятить этому все свои помыслы и желания. Я не уверен, что сколько-нибудь соответствую этому образу.

- Что же делать?

- Ничего. Это или есть в человеке, или этого нет. Выработать в себе это желание, эту потребность, условно говоря, “годами тренировок” невозможно.

- А возможно ли остановить Карлсена?

- Уверен, что да. Конечно, если сравнивать его с каждым из участников турнира претендентов в отдельности, он выглядит фаворитом. Но шансы Карлсена на победу против остальных участников вместе взятых, на мой взгляд, ниже 50%. Хотя его игра в последних супертурнирах достойна восхищения.

- В чем феномен его постоянных побед?

- Во-первых, он просто хорошо играет. Во-вторых, постоянно стремится к победе. Но есть и третий момент. Как против Каспарова, а еще раньше против Фишера, люди с Карлсеном играют значительно слабее своего обычного уровня. Почему? У всех по-разному. Кто-то его просто боится, ну а кто-то, наоборот, очень хочет победить - это, типа, круто. Но если сравнивать нынешний отрыв Карлсена от Ароняна, Крамника и остальных, считаю, при Каспарове эта разница была более существенной. Можно  вспомнить и 80-е годы, когда были Карпов и Каспаров, а за ними - пропасть.

Карлсену, как в свое время Каспарову, очень повезло со временем. Оба со своим подходом к шахматам попали в точку: Гарри - с жесткой игрой на преимущество уже с первого хода, к чему соперники были не готовы, Магнус - со стремлением перенести основную тяжесть борьбы на миттельшпиль... Это как в теннисе. Сейчас “сеточник” Стефан Эдберг, быть может, проигрывал бы под ноль сотому игроку мира, а Майкл Чанг в эпоху “деревянных ракеток” не имел бы ни единого шанса достигнуть успеха.

Конечно, и Каспаров, и Карлсен с их талантом в любое время были бы одними из лучших, а с большой вероятностью и лучшими, но играй Гарри сейчас, а Магнус в 90-е или начале 2000-х, - достичь своего положения им было бы гораздо сложнее.

- У вас есть чем встретить в Лондоне Карлсена и Ко?

- Для меня сейчас главное - победить в схватке за английскую визу. Если получу ее, надеюсь, и в Лондоне все у меня будет в порядке!

Беседу вел  Евгений АТАРОВ

 

В Астане стартовал Командный чемпионат мира среди ...
Эльянов стал лучшим на «Reykjavik Open 2013»
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.

Реклама

Рейтинг (FIDE) LIVE

                         Man

2017 12 10 Man

                     Women

2017 12 10 Women