Давид Пшепюрка (1880-1940)

Давид Пшепюрка (1880-1940)     Польский шахматный мастер еврейского происхождения Давид Пшепюрка (1880-1940) принадлежал к славной плеяде польских шахматистов, которые в первой трети прошлого века представляли настоящую мировую элиту, характеризуемую такими именами как Акиба Рубинштейн, Савелий Тартаковер, чуть позже Мигель Найдорф. К ним принадлежал и Давид Пшепюрка (Dawid Przepiorka), один из победителей шахматной олимпиады в Гамбурге (1930), участник серебряной команды на олимпиаде в Праге (1931). Его шахматная карьера началась в родной Варшаве, большой опыт получил на съездах Немецкого шахматного союза. Он был первым чемпионом Польши в 1926 году. К главным спортивным достижениям можно отнести: шахматный турнир в Мнихове (1926) опередив Боголюбова и Шпильмана, и второе место на чемпионате мира среди любителей в Гааге (1928), в котором первое место занял будущий чемпион мира Макс Эйве.

Продолжить чтение
1518 просмотров
0 Комментариев

Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 4)

Михаил Ботвинник     Прошло более четырех десятилетий, многие имена появились на шахматном небосклоне. Многие кумиры публики прошлых лет ушли в мир иной, другие пока с нами. В Москве побывал американский гроссмейстер Самуил Решевский. Он приехал на отборочный турнир Кубка мира, который организовал ученик Ботвинника – Гарри Каспаров. Сейчас (1989 г.), маэстро Решевский играет не важно, но вынужден прирабатывать к скромной пенсии. Герой нашего повествования в соревновании не участвует, в шахматы играет для себя, ходит на лыжах, пишет книги. Но главное, что Ботвинник полон сил и планов, связанных с новым научным поиском. В чем же их суть? Об этом расскажет он сам. Пусть Вас не смущает несколько суховатый стиль изложения, постарайтесь вдуматься в смысл его рассуждений, и вам станут ясны и его искания, и его проблемы.

     Михаил Ботвинник: «Шахматы – это антагонистическая двухсторонняя и достаточно сложная игра, с точки зрения математики. И эта задача решается с помощью построения дерева вариантов. Тогда можно найти ход. Такие задачи называются – переборными. Они имеют самое широкое распространение в деятельности людей. И 40 лет назад, американский математик Уот Шеннон предложил сделать шахматные программы для компьютера, с тем, чтобы распознать тот метод, которым можно находить ход в шахматной партии. Т.е. решать эту переборную задачу. Тогда же он указал два пути. Один путь – это полный перебор, а второй путь – познать, как играет шахматный мастер. На первом пути достигнуты ощутимые результаты. Последняя американская компьютерная полно переборная программа, она чемпион среди компьютеров, в ней все основано на специализированном блоке перебора и оценки позиции. За три минуты, этот компьютер перебирает и оценивает 200 миллионов позиций. Ну а так, как шахматный мастер, примерно 40-50 позиций рассматривает при выборе хода, то ясно, что основная работа идет в пустую. И здесь мы имеем не искусственный интеллект, а мы имеем очень работоспособного идиота. Но всё-таки достигнуты хорошие успехи, и приблизительно, в силу национального мастера, эта программа играет. В чем отличие нашей программы? Мы хотим познать, как мыслит шахматист. В чем отличие от этой полно переборной программы. В этих программах, траектории фигур рассматриваются только в одно передвижение, а шахматный мастер и наша программа рассматривает траектории в большее число передвижений. Это позволяет прогнозировать достижение цели. И тогда можно от 200 млн. позиций за три минуты, перейти к 40-50 позициям. Так, как собственно играет шахматный мастер.

     Мы довольно давно работаем, были большие трудности. У нас не было научного оборудования, не было персонального компьютера. Сейчас уже в этом отношении сравнительно благополучно. И ту программу, которую мы сделали, она хотя и не завершена, но все идейные предпосылки разработанного алгоритма, они подтвердились. И теперь мы начали делать другую программу, и надеемся, что она приведет к практическим результатам. Но, собственно, шахматы – это не главное. Главное – это тот метод решения задачи, которые мы распознали у шахматного мастера, применить к другим практически важным задачам. И когда мы получили некоторый опыт, пять лет назад мы попросили дать нам исходную информацию, для того чтобы сделать 15-летний план экономики Советского союза. Мы обратились в Госплан союза, нам дали эту исходную информацию, и мы сделали две программы. Но когда выяснилось, что по нашим программам, прирост народного потребления в два раза может быть выше, чем по тем, которые использует Госплан, тогда наше сотрудничество с ними прекратилось».

Академик Шаталин.     Вот об этом, ну, разумеется, на уровне более глубоко профессиональном, и говорили на встрече академик Шаталин и д-р тех. наук профессор Ботвинник.

     «Пытался я обращаться к нашим авторитетным экономистам, но никаких положительных результатов не было. Но если, не смотря на ту ситуацию, которая есть в нашей экономике, сегодня мы не можем применить наш метод, то будем надеяться, что это можно будет делать завтра. Ну, если и завтра это нельзя будет сделать, то произойдет то, что уже бывало в истории России. Этот метод впервые будет применен за рубежом», добавил Ботвинник.

     Мы беседовали с Михаилом Ботвинником на рубеже 89-90 гг., на пятом году перестройки. И не знаем, какова будет ситуация в экономике, да и не только в экономике, через несколько лет. Но сегодня она, мягко говоря, она оставляет желать лучшего. Так почему же не испробовать, как теперь говорят, альтернативный вариант, предложенный Ботвинником и его коллегами?! Может быть, и в нем есть зерно истинны. А прощались мы с нашим героем, на его даче. Михаил Моисеевич, не мыслит себя без дела. Постоянно работает и надеется на лучшее.

Читайте первые две части: «Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 1)»

                                          «Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 2)»

                                          «Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 3)»

Продолжить чтение
1546 просмотров
0 Комментариев

Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 3)

Михаил Ботвинник и Саломон Флор      Ботвинник отправился к Алехину, договариваться о матче на первенство мира. С собой на эту встречу, он пригласил Флора. Для чего свидетель?

    Говорит Михаил Ботвинник: «Всё-таки я человек осторожный, и хотя у меня были добрые отношения с Сан Санычем, я всё-таки помнил, что он эмигрант. И мне нужен был свидетель, чтобы объявить о том, о чем, собственно, мы с ним говорили. В Москве никто не был в курсе моего решения о переговорах! Но я вынужден был на это решиться, так как откуда я мог знать, когда я в следующий раз увижу Алехина. И я решил взять грех на свою душу. Вообще-то я всегда так действовал, когда я считал что это выгодно советскому народу, советскому государству, я иногда даже нарушал инструкции. Потому что я считал главной инструкцией – это действовать во благо советского народа. В общем-то, мы с ним довольно быстро договорились о том, что матч будет проходить в Москве. Он только попросил, чтобы за три месяца до матча, он смог бы сыграть в каком-нибудь московском турнире. Договорились о призовом фонде. С меня он не требовал 10000 золотых долларов призового фонда, а 10000 бумажных долларов. И для простоты, я ему предложил, что независимо от результата матча, он получает 2/3 от десяти тысяч долларов. Я считал это лучшим для себя, так как не нужно было бы просить у правительства страны 10 тысяч, а всего 6700 $, так как я считал, что я не должен вообще получать какого-либо приза.

Александр Алехин в эмиграции (Франция)     Но 1 сентября 1939 года началась Вторая Мировая Война, и всё было кончено. Во время войны, у Алехина были всякие приключения. Он опубликовал в нацистской газете четыре статьи о шахматах. Но они были сомнительного содержания! Потом он утверждал, что они были написаны не им. На него начались гонения, и у нас тоже были сторонники того, чтобы Алехина лишить звания чемпиона мира. Я не поддерживал это мнение, так как я считал, что его нужно не лишить звания чемпиона мира, а его нужно победить. Только тогда, советский чемпион будет признан всем миром. И было решение о том, чтобы снова этот матч проводить. Потом, после различных событий, на меня давили, я отказался сам от матча. Со мной беседовали два сотрудника НКВД, один из которых был заведующий отделом, а другой, видимо, ведал спортом.

     Они мне задавали различные вопросы:

- были ли у Вас встречи с иностранными агентами за рубежом?;

- были ли у Вас связи с белыми эмигрантами?

Михаил Моисеевич Ботвинник     Я сказал, «Да, у меня были связи с белыми эмигрантами, я играл в турнирах с Алехиным и Боголюбовым». Это им не понравилось, и они сказали мне, чтобы я вспоминал о других случаях. Я говорю, «Да, ещё в 38-м году в Амстердаме, ко мне пришел какой-то джентльмен, который меня уверял, что Ленин допустил ошибку, что допустил Октябрьскую революцию. Но я с ним не согласился, а потом заплатил портье 2 гульдена, и попросил, чтобы больше не пускал ко мне таких джентльменов». Это им снова не очень понравилось. Тогда они мне задали вопрос: «Были ли у Вас связи с иностранными дипломатами?» Я сказал им, что был один момент, когда мне позвонили из кубинского посольства и предложили мне принять в подарок книгу посвященную Капабланке. Я ответил, чтобы они передали эту книгу в комитет физкультуры. Комитетчики мне сказали, что я лично должен встретиться с этим дипломатом, и узнать, что он от Вас хочет. Когда я пришел домой, то сразу же написал заявление в ЦК партии, и больше, после этого случая, меня уже не тревожили.

     Мы договаривались, что матч будет происходить в Англии, потому что приглашать Алехина в Москву было просто не возможно. И британская шахматная федерация, 23 марта 1946 года, приняла решение проводить матч. Они сразу же послали Алехину телеграмму, о решении федерации, с тем, чтобы он дал согласие формальное. В воскресенье, 24 марта, часов в пять вечера, мне позвонил Борис Федорович Бодсероп (работник министерства иностранных дел), и сообщил трагическую вещь о том, что Алехин неожиданно умер».

Самуил Решевский     «Гений шахмат России и Франции», написано на могиле Алехина. Да, во Франции он жил долгое время, но это был русский гений с трагической судьбой, как многие до него, и многие после. Алехин умер не побежденным.

     После сложных переговоров, сильнейшие шахматисты мира: Эйве, Решевский, Смыслов, Керес, Ботвинник, собрались в Гааге, чтобы в матч-турнире определить нового чемпиона. Гаага, год 1948. В это время, Михаил Моисеевич работал над докторской диссертацией. Но первенство мира! И Ботвинник, уже в который раз отложил на время электротехнику. Многие специалисты предсказывали победу либо американцу Решевскому, либо талантливому советскому гроссмейстеру Паулю Кересу. Но Ботвинник думал иначе. Во втором туре он выигрывает у Эйве, затем следует трудная ничья со Смысловым, и, наконец, встреча с Кересом. Керес блестяще начал турнир! Две победы подряд. Но успехи соперников никогда не смущали Ботвинника, скорее наоборот. В первой половине турнира, Ботвинник выиграл обе партии у эстонского шахматиста, и уверенно лидировал. Вторая часть турнира должна была проходить в Москве, куда участники соревнования отправились поездом через Брест.

Турнирная таблица матч-турнира за звание чемпиона мира 1948 г.     Из воспоминаний Ботвинника: «Всё вроде бы было хорошо, но тут выясняется, что у Эйве были тетради с дебютными разработками, которые были на голландском языке. Наши таможенники не знали голландского языка, поэтому они решили эти тетради отнять, и послать в Москву для досмотра. Знающие голландский язык специалисты бы посмотрели все варианты экс-чемпиона мира, и он тогда вполне бы мог отказаться играть дальше. Тогда стали звонить в Минск, но ответ был таков, что инструкции обязательно надо соблюдать. Я предложил позвонить в Москву. Таможенники уже сами понимали, в чем дело, уже успели договориться с обкомом партии. Как потом оказалось, Минск сам позвонил в Москву, и Москва через Минск сообщила, что всё в порядке. Форма была такая (я не хочу хвастаться): «Передайте товарищу Ботвиннику, что из-за уважения к нему, тетради Эйве пропускаем без осмотра». И тогда я уже пошел в вагон-ресторан, где сидел расстроенный Эйве. Когда я ему это рассказал, он был счастлив. Но когда я спросил у него, ничего ли в его тетрадях нет направленного против советского государства, он в знак клятвы поднял два пальца. Вся эта история получила такую комическую развязку».

     Турнир переехал в Москву, но здесь Ботвинника ждало неожиданное, а может, закономерное испытание.

Ботвинник - награждение в Коллоном зале (г.Москва)     «Потом мне сообщили, что Бондаревский (один из секундантов Кереса), сделал заявление в Ленинграде, что у Ботвинника больше очков, но у Решевского больше таланта, и чемпионом будет Решевский. Меня сразу вызвали ЦК. Там присутствовал Суслов, Кузнецов, Попов, а Жданов председательствовал. Да, ещё Ворошилов приехал специально, и Аполлонов, который был назначен председателем комитета физкультуры. Никто ничего не говорил, кроме одного Жданова. Жданов, вдруг, мне говорит: «Мы очень беспокоимся, что чемпионом будет Решевский». Я ему объяснил, что, вероятно, это не возможно. Так как, если будет чемпионом Решевский, то это значит, что сильных шахматистов на земном шаре нет. Тогда Жданов мне сделал такое предложение: «Мы боимся, что Решевский будет чемпионом, поэтому давайте сделаем так, что Керес и Смыслов будут Вам проигрывать нарочно». С одной стороны, это было сказано для того, чтобы меня унизить. Но это было глупо, так как с 1941 года, я брал в турнирах, где принимали участие и Керес и Смыслов и другие шахматисты, я брал только первые места. Причем, с большим отрывом! Поэтому, совершенно ясно, что я был сильнейшим, а этот матч-турнир подвел этому итоги. Но я думаю, дело было не в этом. Вероятно, Сталину «втирали очки», что должен быть Керес, что он самый сильный. И когда Керес провалился, после того, как он проиграл мне в Гааге обе партии, необходимо Сталину было объяснить, какой выход! Ведь ему объясняли, что Ботвинник плохо играет. Его, видимо, напугали Решевским, и тогда Сталин дал это указание, сделать так, чтобы Ботвинник был чемпионом. Я, конечно, с негодованием отказался от предложения Жданова. Я ему даже доказывал, что это и не нужно совершенно. Но он упорно настаивал. В конце концов, мне это надоело, и я им предложил компромисс: «Ну, давайте посмотрим, нужно ли это вообще»? На этом всё закончилось. Наверно, он доложил Сталину, что Ботвинник дал согласие. Конечно, это было не нужно. Я, правда, одну партию Решевскому в Москве проиграл, две выиграл. Это просто совершенно безобразная история, омерзительная!», - покачал головой Ботвинник.

     Всего этого, конечно, не могли знать зрители, собравшиеся в Колонном зале, и миллионы любителей шахмат. Но, увы, таков, как мы теперь знаем, дух той эпохи. Конечно же, если бы Ботвинник проиграл, болельщики были бы огорчены, однако у высоких политиков было своё представление о престиже страны. Впрочем, их неуклюжая забота была излишней. Советская шахматная школа в ней не нуждалась!

     Тогда, в 1948, Михаил Моисеевич Ботвинник стал чемпионом мира. Он удерживал этот титул с двумя годичными перерывами 15 лет.

Читайте первые две части: «Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 1)»

                                         «Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 2)»

Продолжить чтение
1538 просмотров
0 Комментариев

Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 2)

Гаяне Ананова - жена Михаила Ботвинника.     Вспоминает Михаил Ботвинник: «Крыленко был безумно счастлив, и он приехал в Ленинград, чтобы это дело отпраздновать. Мы тогда очень любили банкеты, и были очень хорошие банкеты, и в «Астории», не в основном зале, где в ресторане кушают, рядом есть зал, тоже большой зал, там был банкет, где были шахматисты, были артисты, кого там только не было. И юристы, конечно, потому что Крыленко пригласил туда и председателя областного городского суда, прокуроров пригласил, и там после того, как мы поужинали, начались танцы с Галей Улановой. Я действительно с ней танцевал. Мне было тогда 22 года. Она меня,  этого я точно не могу сказать, но немного старше».
     И как  получалось?
     Вспоминает Михаил Ботвинник: «Получалось не очень хорошо, так как она классические танцы и раккерные, она танцевала, конечно, великолепно, но тогда фокстрот это было также своеобразно как сейчас современные танцы, и этому в балетном училище не обучали. Я этого ей не сказал, конечно, так как я человек вежливый, но в те годы другие девушки танцевали, конечно, фокстрот лучше».
Международный турнир в Ноттингеме (Англия)     Да Ботвинник танцевал модные тогда фокстрот и чарльстон превосходно. И женой его стала балерина Гаяне Ананова артистка Кировского театра.
     Вспоминает Михаил Моисеевич: «Она была артисткой ленинградского балета, кончила хореографическое училище, и последний год, когда она была в училище, училась у Агрепины Яковлевны Вагановой. Она произвела на меня большое впечатление, но она тогда на всех производила большое впечатление, у нее была своеобразная красота, но, а потом, мы ближе узнали друг друга. Она вообще была человеком необычным, и через год мы поженились. У нас были и радости и печали, но мы вместе прожили больше полувека. Она была очень добрым человеком, но она не только была сама добрая, но и других делала добрее. До знакомства с ней, я считал, что нужно быть только справедливым».
     Английский Ноттингем. Именно туда, на крупнейший международный турнир, отправился 25-летний шахматист, к тому времени уже гроссмейстер Михаил Ботвинник. Не один, а с молодой супругой. Пробить такое в те времена было очень не легко. Но Ботвинник сумел настоять: «С женой я сыграю лучше». На том турнире впервые Ботвинник встретился с Александром Алехиным. Ноттингемский турнир 1936 года собрал самый сильный состав участников, за всё предвоенное время. Играли чемпион мира, все экс-чемпионы, талантливые молодые гроссмейстеры. В турнире участвовал и другой шахматист-эмигрант – Ефим Боголюбов. Как же к ним относился Михаил Ботвинник?
На общей фотографии Михаил Ботвинник с Александром Алехиным (Ноттингем)     Из воспоминаний Михаила Моисеевича: «Я решил тогда, что я ни его, ни Боголюбова среди других участников не выделяю. Я туда был призван, не преследовать эмигрантов, а был послан, просто играть в шахматы. Довольно быстро Алехин стал как-то помягче относиться. Но такой контакт установился после нашей сыгранной партии. Он мечтал меня выиграть, он давно к этому готовился, потому что на 3-м московском международном турнире, который кончился в июне в Москве, т.е. за два месяца до Ноттингема, он анализировал мою партию с Левинфишем (сицилианская защита). И он подготовился к этому варианту, и нашел там очень сильную, изящную идею. Но я был хладнокровен, и я нашел возможность жертвами двух коней объявить вечный шах. В этот момент я задумался, а так как он в своем анализе не видел этой жертвы двух коней, он подумал, что возможно он и ещё что-то не видит. Он страшно волновался! Он не мог сидеть на стуле, бегал вокруг столика, и крутил волосы. Потом я ему дал вечный шах, и началась беседа. Первое, что он сделал, это было типично для дореволюционных шахматистов, он стал уверять, что все произошедшее во время партии, это он нашел за доской. Как будто он не готовился! Ну, это, конечно, была «липа». Я из вежливости с ним согласился. И после этой партии между нами установились довольно добрые отношения».
     Но вдруг участников турнира поразила весть из Советского Союза.
     Говорит Ботвинник: «Я ничего не мог понять! Ко мне подходит Харгонт, чемпион Ноттингема, но и Гаяне Давидовна мне переводит: «В Москве начался процесс Каменева и Зиновьева». Какой процесс, возмутился я! Он уже давно прошел. Нет, говорит Харгонт, новый процесс. И в связи с этим, в Англии была поднята жуткая антисоветская кампания. Тогда советник мне сказал, что если вы победите в Ноттингеме, то газеты хоть как-то смягчат это возмущение Запада. После победы в Ноттингеме, Крыленко меня принимал и с огромным удовольствием рассказывал, как они читали ваше письмо. Так это он сам и составил текст этого письма»!
Александр Алехин     В 1938 году Ботвиннику было 27 лет. Наверное, энергия молодости и мощь интеллекта, помогли ему выстоять в те суровые дни, когда погиб Крыленко. Ведь «на верху», было хорошо известно, что враг народа Николай Крыленко покровительствовал Ботвиннику. И того не трогают?! Ещё одна загадка великого Корнчева. Был ли Ботвинник нейтрален, закрывал ли глаза на то, что происходило, или напротив? В семье, во всяком случае, известна такая история.
     К Ботвиннику в то время зашел его друг, автор шахматных этюдов Сергей Каминэр, и сказал: «Миша, я чувствую, что меня на днях арестуют. Сохрани, пожалуйста, эту тетрадь с моими этюдами». И хотя за Коминэром могли следить, Ботвинник взял эти произведения, и сохранил их.
     Ботвиннику в ту пору пришлось не легко. Крыленко канул в небытие. Поддержки ждать неоткуда. Однако, свою мечту победить Алехина, Ботвинник не оставил. Алехин же, проиграв первый матч голландцу Максу Эйве, через два года вернул себе звание чемпиона мира.
     Мечта осуществилась в 1938 году. На «Авро» турнире в Голландии, Алехин и ботвинник вновь встретились за доской, и советский шахматист впервые победил Алехина.
Из воспоминаний Михаила Ботвинника: «Он немножко не осторожно сыграл в дебюте, ну, наверное, он играл на ничью. Произошли упрощения, и у меня оказался позиционный интерес. Постепенно я наращивал перевес, не смотря на его попытки как-то осложнить игру, у него ничего не получалось. Это для меня было великое событие! Мне ещё там же повезло, так как я и у Капабланки там выиграл очень бурную комбинационную партию. Меня тогда это очень поддержало, и я почувствовал, что я реально могу претендовать на первенство мира».


    Читайте начало статьи: «Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 1)».

    Читайте продолжение статьи: «Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 3)»

Продолжить чтение
2173 просмотров
0 Комментариев

Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 1)

Михаил Ботвинник.     Каждое утро он идет на работу, как всякий прилежный советский служащий. И вряд ли прохожие обращают внимание на этого не молодого, статного человека. А между тем, многие годы имя его гремело не только в нашей стране, но и за рубежом. Герой нашего рассказа – Михаил Ботвинник. Старшему поколению не нужно объяснять кто он. Наверное, многие молодые люди слышали это имя многократного чемпиона мира по шахматам. Но, наверняка, гораздо меньше людей знают, что Михаил Моисеевич ещё и ученый, доктор технических наук, заведующий сектором института электроэнергетики. А уж чем он занимается сегодня, и вовсе мало кому ведомо. Впрочем, наш рассказ не только о нынешней научной работе Ботвинника, и не о пути великого шахматиста, хотя, со многими вехами восхождения на шахматный Олимп, мы Вас познакомим. Как же без них?! Это скорее – воспоминания нашего героя, его размышления о судьбе, о характере, о времени, наконец. Времени нашем, и времени прошлом, в сущности, не таком уж далеком, но правду, о котором, мы узнаем только сейчас. Да и то, всю ли?

Ботвинник Михаил Моисеевич     Итак, Ботвинник занят научными исследованиями. В чем их сущность, об этом позже. Но работа настолько необычная, что ею заинтересовался видный экономист, академик Станислав Сергеевич Шаталин. Однако, разговор его с Михаилом Моисеевичем начался не с науки, а с шахмат.  У Михаила Ботвинника было иначе, чем у Станислава Шаталина. Вернёмся на восемь десятилетий назад. В Петербурге, в семье не богатого дантиста, родился второй сын, которого нарекли Мишей. Учился он хорошо, но не блестяще. Увлекался многим: фотографиями, кошками. А в двенадцать лет Миша выучился играть в шахматы. Судьба нашла Ботвинника, или он нашел судьбу, считайте, как хотите.

     В 1924 году Ботвинник стал чемпионом школы, а в 1948 – чемпионом мира. Между этими датами несчетное количество матчей, турниров, чемпионатов, а, кроме того, в 1932-м он окончил Ленинградский Политехнический Институт, через пять лет защитил кандидатскую диссертацию, в 1951-м – докторскую. Все эти годы Ботвинник сочетал занятия электротехникой с необыкновенно сложными поисками шахматного мастера. Вот некоторые эпизоды этого пути. Они были порою удивительными.

1925 год.

     В Москве проходит турнир с участием сильнейших шахматистов планеты: чемпиона мира Капабланки, экс-чемпиона Ласкера и других. Возглавлял оргкомитет нарком юстиции Николай Крыленко, страстный любитель шахмат и альпинизма. Интерес к турниру был огромен. Всеволод Пудовкин снял тогда фильм «Шахматная горячка», в котором Капабланку играл Хосе Рауль Капабланка.

Александр Алехин     Вспоминает Михаил Ботвинник: «В Москве на турнире выходной день, и Рохлин Яков Герасимович, уговорил Капабланку съездить на один день дать сеанс на 30 досках. Сеанс был в маленьком зале, потолок был не высокий, зал был довольно тесный, а народу набилось до невозможности. Когда я пришёл минут за пятнадцать, то к своей доске я еле пробился, а на моем стуле сидело ещё двое. И вот так приходилось играть. И Капабланка вообще не сразу сообразил, кто играет, так как сидели два взрослых дяди, и сбоку сидел я и двигал фигуры. Он наверно и не видел, кто ходит. Но когда он влетел в проигранное положение, то тогда он, наверное, посмотрел». Четырнадцатилетний Ботвинник выиграл у чемпиона мира. «Капабланка был крайне рассержен, смахнул фигуры с доски, никаких рукопожатий, конечно, не было. Лицо у него было конечно не приятным», добавил Михаил Моисеевич.

     Своеобразно складывались отношения Михаила Ботвинника с другим шахматным корифеем – Александром Алехиным. Когда Алехин уже был чемпионом России, Миша Ботвинник едва достиг трёхлетнего возраста. В Петербурге в 1914 году, Алехин занял третье место в международном турнире, уступив лишь чемпиону мира Ласкеру и Капабланке. Русский мастер мечтал обыграть и их. Казалось, всё этому способствовало, но, наступил февраль, а затем октябрь 1917 года. Аристократ и богатей Алехин, несмотря на шахматный гений, нужнее был новой России на расчистке дорог.

Алехин Александр     Вспоминает Михаил Ботвинник: «Алехин был из богатой помещичьей семьи, его отец был предводителем дворянства воронежской губернии. Это была очень богатая семья. Первый язык, который Алехин выучил, был немецкий, потом уже он выучил русский, французский. Когда уже жил на Западе он в совершенстве изучил английский язык. Он в своей книге прямо писал на английском языке. Книги его не переводились. Но почему, собственно, он уехал? Он уехал в 20-м или 21-м году, ему тогда было 28-м или 29-ть лет. Он был уже совершенно сильным, зрелым шахматистом, и он хотел стать чемпионом мира. Он мечтал победить Капабланку, а, живя в Советском Союзе, это было просто не возможно. В 1920-м году, был первый чемпионат страны, который назывался Олимпиадой. Там играл Алехин, и он взял первое место. Но в каких условиях играли?! Играли в какой-то квартире, не отапливаемой. Сидели все в валенках, в шубах и шапках. Участникам выдавался паек: селедка, папиросы и хлеб. И когда один раз паек задержали, участники объявили забастовку. Как он мог рассчитывать стать чемпионом мира? Когда состоялся конгресс Коминтернов, то Женевский, который тогда играл не малую роль в партии, он привлек Алехина в качестве переводчика. И его приставили к одной швейцарской социалистке, в качестве гида. Алехин сделал очень просто: он на ней женился, и тогда ему дали загранпаспорт. И когда поезд из Москвы пришел в Ригу, он вышел из вагона и исчез. А что касается книги Котова и фильма, то конечно это искажение истины.

     Речь идет о фильме «Белый снег России». По фильму выходит, что советская власть в лице Крыленко, отправила Алехина играть в заграницу, завоевывать мир.

     «Крыленко тогда вообще не занимался шахматной жизнью, он стал руководить шахматной жизнью только три года спустя, в 1924 году. Так что, это была полная «липа», добавляет Михаил Моисеевич.

Матч Михаила Ботвинника с американским гроссмейстером Флором.     Алехин, став чемпионом мира, в СССР отнюдь не рвался. Не безосновательно предполагая, что его тут ждет. В Доме Союзов, в те годы, при активном участии Николая Крыленко, разыгрывались отнюдь не шахматные зрелища. Речи на политических процессах государственного обвинителя Николая Крыленко «За пять лет», вышли отдельным сборником. Именно их и цитировал Александр Солженицын, в книге «Архипелаг Гулаг». Председатель суда Андрей Вышинский начало карьеры. Был ли Крыленко, этот покровитель шахматистов и альпинистов искренним в своих обличительных речах?! Кто теперь скажет?! Во всяком случае, он разделить участь тех, кого он тогда клеймил.

     Из воспоминаний Михаила Моисеевича: «Он всегда занимал железную позицию, и сначала он ко мне относился очень не хорошо. А после 1933 года он меня поддерживал полностью. И, в принципе, объективно, потому что в то время только я мог завоевать первенство. Он мне рассказывал, какую он речь произнес на банкете в «Астории», по поводу окончания матча с Флором, (Ботвинник в этом матче проявил качество настоящего большевика). То есть, что я был в тяжелейшем положении, и се таки собрался духом и сумел свести матч в ничью. В своей речи Киров, сказал – Вот какие у нас достижения: «Наш Ботвинник сумел свести матч вничью с гроссмейстером Флором».

     Читайте продолжение: «Ботвинник Михаил Моисеевич. Воспоминания шахматиста (часть 2)».
Продолжить чтение
3369 просмотров
0 Комментариев

Международный турнир в Карловых Варах 1923.

Карловарский отель      Девяносто лет назад в Карловых Варах отеля «Империал» состоялся 3-й международный турнир по шахматам, который проходил с 28 апреля – 18 мая 1923 года. В шахматном турнире принимали участие 18 мастеров шахмат из Европы и Америки, самые знаменитые шахматисты того времени. Турнир завершился совместной победой Алехина, Боголюбова и Мароци. Большого успеха достиг единственный домашний мастер из Чехии – др. Карел Трейбал, который разделил с Ароном Нимцовичем 6-7 места, причем, до половины турнира он лидировал в турнирной таблице. Четыре участника уже играли в двух предыдущих карловарских турнирах: Акиба Рубинштейн (1-е место в турнире 1907 г.); Рихард Тейхман (1-е место в турнире 1911 г.); Савелий Тартаковер и Арон Нимцович (1-е место в 4-м карловарском турнире 1929 г.).

Тиц, др.Трейбал, Каган, др.Тарраш     Шахматные турниры в Карловых Варах, известном курортном городе Чехии, были известны ещё в конце 19 века. 3-й международный турнир 1923 года не стал тому исключением. Тогдашний курорт и его внешний вид очень трудно представить сегодняшним шахматистам современности. Национальная политика, ведущая чешская газета, опубликовала в день открытия турнира новость на нескольких языках. Тогдашние власти Германии не хотели признавать Карловы Вары частью Чехословацкой республики. Ни одного названия улицы по-чешски, ни одной площади и фонтана, ни одно чешское название на автобусах и фуникулерах, железнодорожных станций, внутри и снаружи курортных домиков.

     Главная заслуга в проведении международного шахматного турнира в «Imperial Hotel», который величественно возвышается над курортной долиной, принадлежала местному градоначальнику Виктору Тицу. Он и выступил главным организатором турнира (имел шахматный уровень мастера), сумел убедить городской совет о необходимости шахмат в жизни курортного города. Он приглашал сильнейших мировых шахматных мастеров, среди которых был единственный чехословацкий шахматный мастер – перед войной был Дюрас, а после войны Трейбал.

Мароци, Тейхманн, Ятс, сэр Томас, Бурн.      Турнир проходил в начале курортного сезона, когда участников турнира могли роскошно разместить и обеспечить хорошим питанием. Поэтому, кроме Капабланки и Ласкера, организаторам удалось собрать всех ведущих мастеров того времени.

     Турнир игрался ежедневно, с обычным контролем того времени (2 часа / 30 ходов) и второй контроль после 45-го хода партии, с 9:00 – 13:00 до обеда и с 15:00 – 19:00 после обеда. После четырех туров шахматисты имели выходной день, в которые доигрывались отложенные партии.

     Атмосферу в игровом зале отлично описал в своей статье «У мастеров шахмат» редактор газеты «Люди» писатель Эдуард Басс. Свою статью он дополнил десятью своими карикатурами известных шахматистов, которыми он увидел их во вторник 1 мая, когда посетил турнир и именно в этом туре др. Трейбал одержал победу над Александром Алехиным (статья была опубликована 6 мая 1923г.).

Общая фотография в игровом зале отеля      Эдуард Басс описывает большой зал отеля «Империал», как огромное помещение, разделенное на две части испанской стенкой. В передней части холла находилась столовая, где питались обитатели отеля, а в задней части холла проходил турнир, «куда без билета можно было попасть только через труп господина Тица, где стояли 9 игровых столов тремя рядами. У каждого стола находился ещё один вспомогательный столик, на котором располагались шахматные часы, побитые фигуры и пепельницы, а иногда и бутылки с водой…

     В зале, примерно, тридцать зрителей, преимущественно зажиточного вида, которые переходят от стола, к столу молча, и почти на цыпочках. Лишь кое-где один зритель другому прошепчет что-то на ухо. Тишина в турнирном зале такая жуткая, что раздражает. Если вы сидите за испанской стенкой, то до вас доносится лишь приглушенный скрип паркета под ковровым покрытием. Это и есть мелодия турнира, и по соседству, где не видно участников турнира, иногда создается впечатление, что этот таинственный не естественный звук, не исходит от паркета, а создается тысячами электрических искр, которые летают в воздухе, страшно напряженной атмосфере интеллектуальной энергии. И вдруг вы понимаете, что это не искры, а мозги тех восемнадцати игроков, которые трещат в условиях напряженного мышления.

Мароци, Тиц, Бурн, Нимцович, др.Ласкер     Курят здесь много и часто. Курят все зрители; постоянно трубка за трубкой, сигарету за сигаретой, курят и игроки. Тем, кому не нужно никотинового успокоения, как доктор Трейбал очень мало. После трёх часов игры, все пепельницы переполнены окурками сигарет, спичками и сгоревшим табаком из курительных трубок. Иногда пепел упадет на брюки участника, или он сам нечаянно упрется локтем в переполненную пепельницу».

     Журнал чехословацких шахматистов отметил 3-й международный шахматный турнир в Карловых Варах, как лучший турнир после военного времени. «Он оставался интригующим до последнего тура, в котором и решились призовые места соревнования. Впервые, после войны, турнир имел тоже три победителя: Алехина, Боголюбова и Мороци, аналогично довоенному международному турниру в Вене 1908 года, когда победителями стали Дурас, Мароци и Шлехтер. Победители Алехин и Боголюбов являются яркими представителями молодой генерации шахматистов, а Мороци, его время великих триумфов пришлось на 1903 – 1908 года, представлял старую школу шахматного мастерства. Успех молодых русских мастеров не мог удивить, но успех 50-летнего Геза Мароци удивил большинство шахматных поклонников. Он был изгнан после падения коммунистического режима из Венгрии, он вынужден был искать источник дохода в шахматной деятельности, которую он почти 10 лет игнорировал».

Алехин, Боголюбов.     Турнирный фонд составлял 31000 Kč (чешских крон), был разделен по усмотрению организатора турнира Виктора Тица: 17600 Kč были разделены между всеми участниками соревнования таким образом, что за каждую победу начислялось 115 Kč; вторая часть призового фонда (13360 Kč) была поделена между лучшими 9-ю шахматистами турнира в зависимости от количества набранных очков после границы в 8 ½ очков (760 Kč за одно очко). Также, три победителя получили по 3605 Kč; дальше призы получали за красоту сыгранных партий, и специальный приз – хрустальный кубок – достался Александру Алехину, который половину его цены должен был выплатить Боголюбову.
Продолжить чтение
1657 просмотров
0 Комментариев

Рудольф Шпильман: «мастер комбинации» и любитель пива.

Рудольф Шпильман     Для организаторов турниров и их восторженных зрителей сегодня, вероятно, не было бы более любимого шахматиста, чем Рудольф Шпильман. Он родился 5 мая 1883 года в Вене (бывшая Австро-Венгрия), мастер сочетания резких тактик, и, возможно, последний из классических мастеров романтических шахмат. Сегодня отмечается 130-летие со дня рождения Рудольфа Шпильмана.

     Шпильман не очень любил ничьи, и большинство крупных шахматных турниров завершал с их минимальным количеством. За свою шахматную карьеру он сыграл больше ста турниров и около пятидесяти матчей. Интересно, что в то время как своим лучшим периодом Рудольф Шпильман считал начало шахматной карьеры, величайших триумфов он достиг намного позже, даже когда его результаты уже были относительными. В вымышленном мировом рейтинге, так как в то время его не было, австрийский мастер достиг максимума в июне 1913 года, точно сто лет назад. Тогда в возрасте тридцати лет Рудольф Шпильман уже имел большое количество отличных и наиболее сбалансированных результатов: второе место на турнире в Сан-Себастьяне и Пьештяне, где в обоих случаях он опередил Акиба Рубинштейна, победа в турнире в родной Вене, где он опередил Тартаковера, Рети и Шлехтера, а также третье место в 19-м съезде немецкой шахматной федерации, после Алехина и Видмара, зато перед Рети, Маршаллом, Таррашем и Боголюбовым. Эти успехи его (конечно, по сегодняшним меркам) довели его до шестого места тогдашнего мирового рейтинга.

     С началом первой мировой войны, надежды Шпильмана на восхождение шахматного Олимпа закончились. Шпильман вступает в австрийскую армию и шахматный мир на это время для него исчезает. В турнирах снова садится за доску через пять лет, но не достигает довоенных успехов. Возможно, этому виной его атакующий стиль игры , а также тот факт, что когда человеку за тридцать ему трудно покинув дело вернуться обратно. А тем более в лучшую десятку шахматистов!

     «Шахматы состоят из 99% тактики», говорил Рудольф Шпильман и подтверждал своим стилем игры, в котором все партии были эффективными, хотя и не всегда с оправданными жертвами. «Красота партии справедливо оценивается красотой жертвы, проводимой в ней. Мы всегда отдаем предпочтение партии с эффектными жертвами, чем партии с глубокой позиционной игрой», заявил Шпильман. Он ставил эстетическое значение партии выше её теоретической значимости. «Я ценю Капабланку, но я думаю, что мое сердце бьется
быстрее при упоминании имени Морфи. И не думаю, что у Морфии были соперники слабее, чем у Капабланки. Я не спрашиваю себя, как бы сейчас выступал Морфии, и как бы играл тогда Капабланка. Увлекаться жертвами, по-моему, необходимо всем шахматистам!», Рудольф Шпильман всегда старался воспринимать игру не только как шахматист сидящий на подиуме. Важным фактором считал то, чтобы игра нравилась болельщикам в зале. Без зрителей он не представлял шахматы вообще. Шахматную силу Шпильмана в тактических позициях также ценили и его соперники. «Демонстрирует в сложнейших позициях удивительную изобретательность. Чувствует себя в них действительно, как рыба в воде», говорил о нем его великий соперник Рихард Рети. Очень лестную характеристику Шпильману давал и Александр Алехин. Он постоянно осуждал своих соперников, и кроме проблемы со стратегией и игрой в эндшпиле, чемпион мира видел его следующий недостаток. «Шпильман был отличным атакующим игроком и тактиком, но он был также известен тем, что его выступления были не стабильные. В 1926 году смог победить очень сильный турнир в Земмеринге, и чуть позже занял последнее место в Карлсбаде», подчеркивает недостаток Шпильмана, в послевоенной шахматной карьере Александр Алехин. И не только нарекания Алехина можно привести. Его не стабильная игра была видна и на семь лет раньше. Примером может быть фиаско в Берлине (1919 г.), и чуть позже две блестящие победы в турнирах: сначала против менее знаменитых соперников в Гетеборге, а потом против шахматной элиты в шведской столице Стокгольме (оставив за собой Рубинштейна, Боголюбова и Рети). Через год случиться опять череда последних мест... Шпильман сам не возражал отзывам Алехина, так как сам понимал свои сильные и слабые стороны. Это явно можно понять из его добродушного высказывания: «Комбинирую также хорошо, как и Алехин. Только не получаю таких позиций как он».

Рудольф Шпильман     При рискованном стиле игры австрийского мастера понятно, что с возрастом, колебания в результатах это логическое явление. Если вы играете в спокойные шахматы, где не играет решающей роли воображение и расчет, плохо сыгранный турнир означает «минус три» и место в нижней части таблицы. Если вы тактик, который стремиться в каждой партии создать нечто, то это будет нравиться не только вам, но и большой армии шахматных поклонников, в «преклонном» возрасте вам будет всё сложнее и сложнее демонстрировать экстравагантные идеи. Именно это и происходило с Рудольфом Шпильманом. В хорошей форме, он был и в конце своей карьеры опасным соперником практически каждому. Один из немногих доказал, кстати дважды, выиграть у гениального Капабланки, и полностью сравнять их общий счет в партиях за всю жизнь. Лучшей статистикой с великим кубинцем может похвастаться лишь Пауль Керес.

     Из многочисленных сыгранных Шпильманом шахматных турниров, есть и очень престижные. Шпильман высоко оценил приглашение на второй большой турнир в Нью-Йорке, который состоялся в 1927 году. В письме к одному из организаторов турнира (Норберту Ледереру) Шпильман писал: «Я чувствую глубокую потребность поблагодарить Вас за тот опыт и заботу, которую ты мне в Нью-Йорке посвятил. В моей двадцатипятилетней шахматной карьере я принял участие во многих турнирах, но никогда раньше я не встречался с тем, чтобы меня принимали так искренне и бескорыстно, как это сделали Вы». Шпильман также признается, что во время турнира в Нью-Йорке, он держался подальше от своей страсти - пива. Американец Рубен Файн, как-то ответил, что «основным жизненным беспокойством Шпильмана были деньги, для того чтобы он мог купить неограниченное количество пива».

     После турнира в Нью-Йорке радость из жизни Шпильмана начала постепенно исчезать. В 1933 году к власти приходит Адольф Гитлер, что для еврейских семей это было настоящим несчастьем. Количество сыгранных турниров стало уменьшаться. Прибывающие годы и наступающие на него политическая и жизненная ситуация, отражается на его выступлениях. Пожалуй, единственным светлым пятном в его жизни стало издание книги, которая охватывает все шахматные поколения. Тонкая книга «Теория жертвы», стала первой всеобъемлющей публикацией из систематических тем, которой Рудольф Шпильман был полностью очарован. Кто ещё бы на самом деле должен был написать такую ​​книгу? Последний романтик и признанный мастер атаки является именно этим человеком. Его наработки по жертвам позже стали основой для современных книг, а отличная подборка шпильмановских партий рекомендована не только шахматистам, которые учатся, и совершенствуют свою подготовку, но и тем, кто хочет видеть красоту в шахматах или просто весело проводить время.

     Гитлеровский режим вынудил Рудольфа Шпильмана, в конечном счете, эмигрировать. Он переехал в Стокгольм, где в прошлом имел турнирные успехи. Переезд в Швецию, несомненно, сохранил ему жизнь, по крайней мере, на несколько лет. Его брат был арестован и убит в 1941 году в концлагере, та же судьба постигла и одну из его сестер. Вторая сестра Рудольфа пережила концентрационный лагерь, но пережитая травма и психическое расстройство добили её. В 1964 году она покончила собой. Сам Рудольф Шпильман, великий мастер шахматных комбинаций, умер в Стокгольме в условиях крайней нищеты 20 августа 1942 года. В официальном медицинском заключении говорится о сердечном приступе, но вероятной причиной его смерти стал голод.
Продолжить чтение
1628 просмотров
0 Комментариев

Каспаров Гарри Кимович.

Гарри Каспаров     Гарри Каспаров тринадцатый, и последний шахматный король 20-го столетия. Он родился 13 апреля 1963 года, и поэтому цифра «13» неотрывно следует за этой королевской фамилией, для него счастливое число задолго до того, как он стал тринадцатым чемпионом мира. Гарри Каспаров родился в Баку, столице Азербайджана, когда-то одной из 15-ти республик Советского Союза. Его родители инженеры-электронщики. Маленький Гарри рано начал проявлять признаки незаурядного ребенка, и не только в шахматах. А в шахматы Гарри научился играть, как и многие дети, наблюдая, как играют родители. И когда ему исполнилось пятнадцать, никто из шахматных специалистов не сомневался, что рано или поздно, он будет чемпионом мира. С тех пор прошло 35 лет, и только теперь появился шахматист (Магнус Карлсен), который имеет такой же единодушный прогноз, как был у Каспарова. Все претенденты, которые сумели завоевать трон, были моложе чемпионов, поэтому Каспаров не видел претендентов на свой шахматный трон до 2000 года.

     Воспитанием сына полностью занималась его мать – Клара Каспарова. Отец Гарри умер от саркомы в течение нескольких месяцев, сыну тогда было всего 7 лет. Первую партию с чемпионом мира, Каспаров сыграл в 17 лет. До решающего матча они встречались всего несколько раз, и партии всегда заканчивались ничьей. Шахматным наставником Гарри, стал московский тренер Александр Никитин. Тот самый Никитин, который в юные годы считался конкурентом Бориса Спасского. Карпов, который редко говорит то, что думает, сообщая прессе, что Каспаров всего лишь один из претендентов, на самом деле внимательно следил за Бакинским шахматистом. Чем ближе Каспаров подбирался к трону, тем больше капканов и ловушек его ожидало. Слова Брежнева, обращенные к Карпову: «Взял корону – никому её не отдавай», из памяти партийных чиновников никто не вычеркивал. Не забывайте, что действие происходило на излёте брежневской эпохи. Мать – армянка, это ещё, куда не шло, но отец – еврей, а это в СССР, отнюдь не служило примером благонадежности. Но судьбе было угодно, чтобы тринадцатый чемпион, если появился в СССР, то родился и вырос в Азербайджане. Каспарова взял под свое «крыло» - Гейдар Алиев, хозяин республики и её коммунистический лидер. В Баку, Алиева называли – «папой».

     По распоряжению Алиева, Каспарову предоставили место в правительственном санатории на побережье Каспийского моря, в местечке Загульба, неподалеку от Баку. Здесь Каспаров проводил свои тренировочные сборы. Там, в Загульбе, по его словам, он собирал солнечную энергию на весь год. Но не только энергию копил Каспаров в Загульбе. Он изобретал там шахматные сюрпризы для своих будущих соперников. Здесь прошла подготовка ко всем матчам с Карповым, за исключением последнего. Загульбу, Каспаров называл своим любимым местом на Земле. Загульба была его последним убежищем, во время армянской резни в Баку, в январе 1990 года. Отсюда, чемпиону, специально зафрахтованным самолетом, вывезли в Москву.

     В первые дни осени 1984 года, в Москве начался матч между Карповым и Каспаровым, которому было суждено стать самым долгим и самым скандальным матчем, за всю историю розыгрыша этого звания. Первая сенсация случилась в самом начале матча. За первые две недели, чьи шансы расценивались не ниже Карпова, проиграл четыре партии, и счет в матче стал 4:0. Такого разгрома не испытывал ни один претендент. Утверждали, что психика Каспарова подобного не выдержит. Психика не выдержала, в конце концов, у чемпиона. Каспаров изменил тактику, и начал играть только на ничью. Это затянуло матч на пол года. К зиме, счет был 5:0. Но странное дело! С каждой партией, Каспаров, как бы набирал силы, и защищался всё уверенней и уверенней, но в атаку никак не желал переходить. Матч, конечно же, устроили в Колонном зале, где проходили все торжественные собрания в стране. Таким образом, шахматное состязание за мировую корону, и похороны вождей, оказались по значимости в одном ряду.

     Похороны Ленина, страстного и очень не плохого игрока в шахматы, положило начало этой традиции. Но матч Карпова с Каспаровым, совпал с таким временем, когда вожди умирали один за другим. На время похорон, матч прерывали по техническим причинам, что его ещё больше затягивало. Наконец, становилось просто не прилично, регулярно менять гроссмейстеров на сцене, на похоронный ритуал.

     Карпов, в высоких инстанциях обещал, что не сегодня, так завтра выиграет последнюю партию, матч игрался до шести побед. Но Каспаров никак не хотел проигрывать. В Москве уже наступила зима, затеи Новогодние праздники, и тут начал выигрывать Каспаров. Одну, вторую, третью партию! Известно, что врачи Карпова, играть дальше не рекомендовали Карпову. И тогда, в Москву вызвали «верного» друга – Флоренсио Кампаманеса. Он объявил матч закрытым, и отменил его результат. Этот «справедливый» сценарий был утвержден в Кремле, но неожиданно на пресс-конференции появился Каспаров. Тогда срочно привезли Карпова, который заявил, что он хочет играть дальше. Трагедия стала превращаться в фарс. Каспаров выступил с протестом, и тоже потребовал продолжение матча. Но решение ЦК не отменяется. Впервые, на глазах у западной прессы, разворачивался скандал между элитными представителями системы. В СССР так никто и не понял, что случилось с матчем. До прихода гласности и Горбачева, оставалось два с половиной месяца.

     В апреле 1985 года, у руля сверх державы, встал Михаил Горбачев. Правоверный коммунист, он умудрился сделать то, что не удавалось самым заядлым врагам коммунизма – похоронить его. Если кто-то подумал, что с новым курсом облегчился путь Каспарова к трону, тот ошибается. Каспаров дал интервью в Западно-Германском «Шпигеле», в котором заявил, что решение советской федерации о закрытии матча он считает ошибкой. Казалось, что в ЦК партии только этого и ждали, генеральному секретарю сразу была подготовлена резолюция о дисквалификации Каспарова. Горбачев с этой резолюцией был согласен, но вмешался Александр Яковлев, новый либеральный главный идеолог, и уговорил Горбачева не принимать такого решения. Это было первое действие Яковлева в новой должности. Им, он спас шахматную карьеру Каспарова.

     И вновь, теперь уже осенью 1985 года, начался с нулевого счета матч за звание чемпиона мира Карпова с Каспаровым. Помня проблемы Колонного зала, власти решили проводить матч в зале Чайковского, там они никогда не с кем не прощались. ФИДЕ же, помня об ужасе предыдущего бессрочного сражения, вернулась к испытанной системе матча из 24-х партий. Карпов на кануне получил от ФИДЕ такие привилегии, которыми не обладал ни один чемпион. И сохранение звания при ничейном счете, и матч-реванш в течение года, в случае поражения. Исход матча решила последняя партия! Каспарову, чтобы стать чемпионом, достаточно было её не проиграть.

     Выиграв мировую корону, Каспаров стал самым молодым чемпионом в истории розыгрыша этого звания. После торжественной церемонии он заметил: «Приятно, когда тебя награждают те, кто всё сделал, чтобы этого не произошло».

     Ровно через год после начала правления Горбачева, ядерный взрыв в Чернобыле, был первым сигналом распада империи, которая казалась нерушимой на тысячелетия. События в стране «перестройки» нарастали, как снежный ком. В их число вошел и матч-реванш Карпова против Каспарова, который, в связи с новыми веяниями, разрешили поделить пополам, и первую половину отдать Лондону.

     Итак, «Regents Park Hotel», Лотар Шмит пускает часы. И хотя в Лондоне играли два коммуниста, два гроссмейстера из Советского Союза, для многих, особенно в СССР, третий матч Карпова с Каспаровым, выглядел не только как спортивное состязание, а как политическая борьба «новой» и «старой» системы. Тогда вся страна оказалась помешанной, после многолетнего молчания, на политике. И с этой точки зрения рассматривала любое происходящее событие. Надо сказать, что изменения в мире, происходят не только на территории бывшего Советского Союза. В шахматах, за столетие розыгрыша шахматной короны, сумма призового фонда, начиная с матча в Лондоне, принялась набирать космическое ускорение.

     Стейниц рисковал шахматным троном за 2000 $. Спустя сорок лет, приз в матче Алехина с Капабланкой, достигает 10000 $. Ещё три с половиной десятилетия, и Фишер доводит приз с десяти, до 400 тысяч долларов. Через 15 лет, в 1987 году в Сивилье, приз достигает 1 млн. долларов, а в 1993 году – 2 млн. долларов. С такими темпами, шахматисты скоро обгонят теннисистов. Нет занятия более приятного, чем считать чужие деньги, но вернемся к матчу-реваншу. Напомним, что его вторая половина проходила в Ленинграде. Всю дорогу между Лондоном и Ленинградом, два великих «К», играли в карты. Причем, свежее испеченный чемпион, нанёс сокрушительное поражение новому экс-чемпиону. Но за шахматным столиком началось твориться что-то невероятное. Каспаров уже вел в счете с разницей в 3 очка, казалось, вопросов уже нет, но тут он совершает опять такое, чего не сумел сделать ни один из чемпионов мира в решающем матче. Каспаров проигрывает подряд три партии, и счет сравнивается. У Карпова появляется шанс вернуть корону. Остроумный Таль сказал Каспарову: «Вы можете перекрыть ещё один мой рекорд. Стать самым молодым экс-чемпионом». Но шахматная богиня Каисса, похоже, надолго сделала свой выбор в пользу темпераментного выходца с Кавказа. Каспаров побеждает в матче-реванше, и сохраняет за собой королевский трон.

     Каспаров начинает делать первые шаги в политике, и как многие, начинает с благотворительности. Когда-то блестящий ученик в школе Ботвинника, он возрождает эту знаменитую школу, возвращая в неё патриарха. Правда, школа теперь называется школой Ботвинника-Каспарова. Ботвинник рассказывал, что когда он спас партию с Фишером, то опубликовал анализы, где доказывал, что шансов победить у Бобби, все равно не было. Чемпион ответил своим анализом, по которому выходило, что ничего другого как выиграть, он не должен был сделать. Ботвинник отдал обе статьи 13-летнему Каспарову, спустя некоторое время, Гарри показал ещё более простой путь к ничьей.

     Не прошло и года, как закончился матч-реванш, а в Испании (Севильи), состоялся следующий, четвертый матч, между шахматистами, которые должно быть, воспринимались как сиамские близнецы. В итоге, после 5-ти совместных матчей за шахматную корону, Карпов и Каспаров, только в них сыграли 140 партий, сделали несколько тысяч ходов, и просидели друг против друга, в общей сложности, больше года.

     Этому замечательному рекорду, Каспаров во многом обязан Кампоманесу. Если для Карпова каждый матч – попытка вернуть корону, то для президента ФИДЕ, матч – четверть от призовой суммы, отправляемая в кассу его федерации. Тут, конечно, можно возненавидеть ФИДЕ лютой ненавистью, даже, если ты бессребреник. В четвертом матче Каспаров, чтобы зрители не скучали, вновь установил рекорд. Остаться чемпионом он мог только в том случае, если выиграет, как по заказу, последнюю партию. Такое не удавалось никому! Он сумел.

     Пятый матч прошел без всяких сенсаций. После него, Каспаров избавился от своего постоянного соперника.

     Из Баку Каспаров вновь бежал в Москву, из-за войны в Нагорном Карабахе. Яковлев привел Каспарова в кабинет Горбачева. Долгая беседа проходила при закрытых дверях. Каспаров генерального секретаря ни в чем убедить не смог. После Бакинских событий, уверенный в том, что их инсценировала существующая власть, он, из лояльного критика режима, встал на крайние антикоммунистические позиции. Исчез тот Азербайджан, который гордился своим интернационализмом, исчез прежний Баку. Город, где родились: великий музыкант Ростропович, и гениальный физик Ландау. Баку захлестнули националистические митинги.

     Отныне, республика, где Каспаров был общим любимцем и героем, город, где он родился и вырос, потеряны на всегда.

     «Тем не менее, есть фактор, который не преодолеть никому. Этот фактор – время. И ясно, что каждый год, отнимает много энергии, и в какой-то момент бороться с теми, кто моложе, даже не смотря на опыт, выучку, большое умение, становится невозможным. В принципе, я считаю, что тот потенциал, который у меня накопленный, который мне дан от рождения, позволяет рассчитывать удерживать наивысший шахматный титул до конца двадцатого столетия, соответственно до конца этого тысячелетия», сказал Каспаров в одном из интервью 1996 года. Поразительно, но и здесь он оказался прав!

Продолжить чтение
2205 просмотров
0 Комментариев

Карпов Анатолий Евгеньевич.

Анатолий Карпов - двенадцатый чемпион мира по шахматам.     Тихие берёзы и чистое небо вдохновляли таких гигантов, как Чайковский и Толстой, но на самом деле двенадцатый чемпион мира Анатолий Карпов вырос, можно сказать, в воронке от страшной мины, взрывная волна которой дошла до третьего тысячелетия. На Урале, у озера Карачай, в 1957 году произошел взрыв на заводе ядерного оружия. Взрыв сильнее, чем чернобыльский, но скрытый советской пропагандой. Урал – экологически черная дыра России, Урал – кузница оружия России. В этих местах живут лучшие его мастера. Недалеко от Челябинска, в скромном Златоусте, в семье заводского мастера, родился будущий чемпион мира по шахматам.

     Со слов Анатолия Евгеньевича: «У нас жизнь была достаточно скромная, рабочий город, который создавался после петровские времена, димидовские заводы. Златоуст чисто рабочий город. Я рос в удивительной атмосфере дружбы, взаимопомощи. У нас был небольшой шахматный клуб в металлургическом заводе, но мы были чрезвычайно дружны, помогали друг другу. Ко мне относились, как к своему сыну. Я, конечно, не был «сыном полка», но «сыном шахматного коллектива» был наверняка. В семье были тяжелые условия, потому как я родился через шесть лет после войны, хотя, уже не было голода, но материальные условия были трудными, потому как отец учился в московском бауманском институте. Мои родители, сестра на пять лет старше меня и я, жили на одну стипендию отца. Мать не могла выйти на работу, так как я был очень болезненным ребёнком, и сестричка не очень здорова. Она как могла, подрабатывала дома, но материальные условия были жестокие».

     Карпов, который всегда считался правоверным коммунистом, написал в своей книге, что ребёнком он выжил после коклюша, только благодаря тому, что его окрестили. В пятнадцать он уже был известен, как один из самых перспективных шахматистов в стране, и мог перевести семью в центральную Россию, в Тулу. Как города Греции спорят, где родился Гомер, так и Златоуст, Тула, Москва и Ленинград считают себя родиной двенадцатого чемпиона. В Ленинграде Карпов получил не только мировое признание, но и учился и закончил университет. Почему снимаясь в те студенческие годы, Анатолий Карпов всегда носил в руках портфель? То ли мода была такая, то ли он держал в нем свой скипитр, как солдат, который носит в ранце жезл маршала? А может, он не расставался со своей дипломной работой, связанной с экономикой социализма? Диплом он потом расширил до кандидатской диссертации. Но никто из советских чемпионов, путь Ботвинника не повторил. Все, и Карпов не исключение, учились великолепно, но наукой никто заниматься не стал. Кто знает, а может в портфеле коллекция марок, которые он собирает, по сей день с детских лет? Мороженое, кино, не волновали маленького Толю. Каждый свободный рубль уходил на марки. Карпов как-то сказал: «Коллекция – это вещь в себе, обладающая огромной энергией». 1968 год Анатолий Карпов называет пороговым. Отныне он живет в Ленинграде, сейчас Санкт-Петербург, живет самостоятельно, так как родители остались в Туле, но главное – он нашел своего тренера. Семен Фурман был известным Ленинградским гроссмейстером. Можно смело утверждать, что для юного Толи он стал не только спортивным тренером, но и буквально заменил отца. Они работали вместе десять лет, и весь взлет Карпова от талантливого юноши и самого молодого в мире гроссмейстера до шахматного короля, прошел под неусыпным вниманием Фурмана.

     Характер Карпова, требует особого рассказа. Фурман был очень мягким человеком, родители Анатолия жестокостью тоже не отличались, Карпов же, худенький молодой человек, уже тогда под непроницаемой маской сохранял несгибаемую волю бойца. Карпов как-то заметил: «Фурман играет только против фигур, пренебрегая психологией, какое донкихотство!» Александр Никитин, тренер тринадцатого чемпиона, тот же Фурман, но у Каспарова, считает, что Карпов в душе гениальный шахматный убийца.

     Михаил Подгаец, в последние годы тренер Карпова, говорит: «Я даже не могу сказать, знаю ли я его? Он всегда скрывает от всех свои чувства. Думаю, у него нет человека, с кем бы он был откровенен». Свой первый Новый год в Ленинграде, Карпов встречал у Корчного. Будущий беглец из СССР, помогал переехать в Ленинград своему предстоящему гонителю. Карпов заметил: «Поразительно слабое для игрока такого класса чувство опасности». Надо понимать, что такой глупости, как помощь возможным конкурентам, сам Карпов никогда бы не сделал. Утверждают, что Карпов заставил на себя работать всю систему, включая и спецслужбы, после того, как заявил, что только он из советских шахматистов в состоянии переиграть Фишера. Потерю шахматной короны коммунистическое руководство переживало крайне болезненно.

Анатолий Карпов

     Филиппинский шахматный функционер Флоренсио Компаманес, тогда ещё мало кому известный, и его активная работа поддерживающая советскую шахматную федерацию, а следовательно и Карпова, в дальнейшем не останется не замеченной. Больше года претендент на шахматный трон вместе с ФИДЕ, парировал требования Фишера играть матч по новым правилам. Макс Эйве делал всё возможное и невозможное, чтобы матч состоялся, но ему этого не удалось. Как не удалось спустя год Компаманесу, умудрившемуся находиться в дружеских отношениях, как с Бобби, так и с Анатолием, свести их в коммерческом матче. Советская система, получив 3 апреля 1975 года нового чемпиона, не хотела ни за какие деньги, а приз тогда отдавался государству, рисковать его именем. На теннисном корте Карпову сообщили, что ФИДЕ низложила одиннадцатого короля. Ставка, которую систему сделала на молодого гроссмейстера, в её глазах кристально чистого во всех отношениях, себя оправдала. Отныне Карпов – главный спортсмен Советского союза.

     Ирина Роднина, соперница Карпова за звание спортсмен №1, сказала: «Мы единственный валютный товар, за который не стыдно». Любимица Брежнева, Роднина, сейчас живет в Лос-Анжелесе. Апофеозом заката империи станут скандальные Олимпийские игры в Москве. Значительная часть тех команд, которые всё же приехали в Москву, в знак поддержки борьбы против советских войск в Афганистане, отказались идти на параде под своими национальными флагами. Хрущев обещал советским людям, что уже в 80-м начнется коммунизм. В Москве шутили, что коммунизм заменили на Олимпиаду-80. Но кремлевским руководителям было не до анекдотов. В страшной игре двух систем, где шло соревнование танков и ракет, Карпов разыграл свою партию с власть имущими, и был в ней абсолютным победителем. Он сам сказал о себе: «Я игрок, а игрок ориентируется не на правила, а на принципы игры, на её внутренние законы». И хотя Карпов добавил, что его интересует не выигрыш, а сама любовь к игре, тут он конечно поскромничал. Система была уверена, что Карпов – одна из самых мощных идеологических ракет. Двенадцатый чемпион никогда этого не отрицал, но и плату потребовал соответствующую.

     В 1978 году Карпов на Филиппинах отстаивал свой престол в драматическом поединке с невозвращенцем Корчным. И хотя Карпову помогала, чуть ли не вся сборная Советского союза, да и сам он объективно был сильнее Корчного, матч сложился для него чрезвычайно трудно. Карпов сумел удержаться буквально на краю пропасти, и в решающей партии победил. В СССР успех матча против предателя Родины, отмечался как выдающаяся победа.

     Может потому, что шахматами увлекался Ленин, советские власти так трепетно относились к этой игре? Ведь каждое высказывание вождя, заносилось в коммунистический «новый завет», который должен стать библией для всех последующих чемпионов. Генеральный секретарь, вручая в Кремле награду чемпиону за победу, был откровенно доволен. «Взял корону, никому её не отдавай!», сказал Брежнев, а эти слова уже приказ для бюрократов, чтобы корона навсегда принадлежала двенадцатому чемпиону мира. Тогда в Кремле не сомневались не только в собственном бессмертии.

     Возможно, эти годы самые счастливые в жизни Анатолия Карпова. Двенадцатый чемпион мира, получив корону, не стал затворником, как Фишер. Он женился на очаровательной Ирине, у них родился сын Анатолий младший. Карпов находился в отличной форме и на деле доказывал, что именно он лучший шахматист планеты. Число побед, которые Карпов собрал на турнирах – рекордны. Ни один из чемпионов такими достижениями похвалиться не может. Но счастье редко бывает безоблачным. Сначала Карпов потерял Семёна Фурмана. Утверждают, что одна из причин слабой игры Карпова против Корчного, это душевная травма, которую он испытал после смерти своего учителя на кануне матча. Фурман не только был шахматным наставником Карпова, но может быть и нравственной опорой в сложном характере своего воспитанника. Следом за учителем, Карпов потерял отца. Карпов написал в своей книге, что когда умер отец, он понял, что остался совершенно один, хотя с ним были мать, жена, родная сестра.

     Нина Григорьевна Карпова, когда-то отняла у маленького сына шахматную доску, боясь за его здоровье. Откуда она могла знать, что её пятилетний Толя, без всякого напряжения продолжает играть в уме, искренне считая, что все так умеют. Азарт игрока не давал покоя Карпову, он не мог смириться с мыслью, что Фишер от него ускользнул. Хотя, если сравнить фамилии, то получается, что рыбак ускользнул от рыбы. И Карпов пытается вновь договориться с одиннадцатым чемпионом, но даже при своих фантастических возможностях, разрешение на матч не получает. А в 1985 году Карпову уже противостоял молодой, рвущийся на престол Каспаров. Случилось то, что ни по одним спортивным законом не должно было произойти. Ведя в счете 5:0 при игре до шести побед, Карпов матч продолжать не смог. И при счете 5:3, вызванный срочно в Москву Компаманес, матч попросту взял и закрыл. Через полгода, Карпов проиграл новый матч Каспарову вчистую. Позже он скажет: «При моем попустительстве, при моей славянской лени, Каспаров стал чемпионом мира. Он интересен лишь до тех пор, пока рядом есть я». Карпов получил другой приз. Он женился вторично на красавице Наташе.
Продолжить чтение
2809 просмотров
0 Комментариев

Фишер Роберт Джеймс (1943-2008)

Роберт Джеймс Фишер     Боги, не должны опускаться на землю. Бобби Фишер, который решил вновь показать себя человечеству, спустя двадцать лет после того, как он выиграл мировую корону, вызвал к своей персоне нескромный интерес. Он волновал прессу куда больше в те времена, когда скрывался от мира. Никто не сможет определить, кто из тринадцати чемпионов был самым выдающимся, но то, что самыми большими странностями в этой компании был наделен именно Фишер, это, безусловно.

     Бобби Фишер самая мифическая фигура в мировых шахматах, за всю историю их существования. Первым делом, после явлению миру, Фишер принародно плюнул на письмо госдепартамента, запрещающее ему, как гражданину США, проводить публичные мероприятия в Югославии, подвергнутой санкциям ООН. Фишера больше всего занимали специальные шахматные часы, которые он, похоже, изобретал все эти двадцать лет. По его утверждениям, они должны были избавить шахматистов от цейтнотов. Общественность отнеслась к этому событию, как к очередному объявлению об изобретении вечного двигателя. Ни зрителей, ни журналистов, не привлекло таинство второго пришествия Бобби.

     Матч оказался лишь путешествием в сентиментальное прошлое двух постаревших экс-чемпионов. В прочем, Фишер был убежден, что именно он является настоящим чемпионом мира. Так же думал и Стейниц, но он кончил жизнь в сумасшедшем доме.

     Никто не желал Фишеру такого конца, но без сомнения, у Бобби напрочь отсутствовало чувство юмора. Самый большой удар Фишер нанес Анатолию Карпову, отказавшись с ним играть матч, так он бросил тень на десятилетнее царствование Карпова. Что же думает двенадцатый чемпион мира об одиннадцатом? «У меня быть может одна из самых простых, но и сложных задач. Фишер, конечно, уникальное явление в шахматах, который разгромно взошел на шахматный престол. Хотя даже при всём притом, что он стал молодым чемпионом мира, до этой цели он двигался не один десяток лет. Но и нужно сказать, что Фишер очень много сделал для шахматистов, не только в плане новизны его стиля, не только в плане популярности шахмат, но и чрезвычайно много сделал в плане материального положения шахматистов. Потому как, до Фишера, только группа гроссмейстеров могла чисто профессионально существовать, занимаясь шахматами. А вот уже с появлением Фишера, с его триумфальными выступлениями в турнирах, в матчах, Фишер создал возможности не только узкому кругу шахматистов, заниматься профессионально шахматами», - из интервью Анатолия Карпова.

     Одиннадцатый чемпион мира! Когда-то Джоан Фишер, старшая сестра Бобби, получила в подарок от владельца бакалейной лавки комплект шахмат и приложенные к нему правила игры. Она познакомила с шахматами 6-летнего брата, а через несколько партий ему уже было не интересно играть с Джоан. В четырнадцать лет Фишер стал чемпионом США, и получил право выступать в межзональном турнире. ФИДЕ присвоило ему звание международного мастера. «Не могли сразу дать гроссмейстера!», - обиделся он. Тот год, по воспоминаниям его матери, был для него очень напряженным. Он много занимался в школе, играл в шахматы, писал книгу, и ему удалили гланды. Его детской настольной книгой была популярная в то время «Приключения Фуманчу», о волшебнике, диктующем свою волю окружающим.

     Бобби родился в Чикаго, но родился в Нью-Йорке. Его отец был студент биофизик, мать – медицинской сестрой. Хотя, Регина Фишер закончила в Москве медицинский институт. Отец оставил семью, когда Бобби было два года. Они переехали в Бруклин, где с трудом сводили концы с концами. Всей своей шахматной карьере, Бобби обязан матери, которая не только искала ему учителей, но и как всякая еврейская мама, опекала сына сверх всякой меры. Чуть ли не на всех детских фотографиях, Фишер снят в своём единственном свитере. В пятнадцать лет Фишер бросает школу, и начинается разрыв с матерью, которая вторично вышла замуж. Регина теперь страдает, что теперь сын кроме шахматных книг ничего не читает, и мир его сужается. «В школе все дураки, и учителя, и ученики», заявил Бобби. Один только был не глуп до конца, да и то, потому что он неплохо играл в шахматы. До конца своих дней Фишер напоминал ребёнка с обостренным чувством справедливости. Он жил в собственном мире и напоминал не безызвестного кино героя Рэймена.

     Немец, Лотар Шмид, один из самых знаменитых шахматных коллекционеров. К тому же, он международный арбитр. Он был главным судьей на матче Спасский – Фишер. Позже, Шмидт судил матчи Карпова и Каспарова. Ещё юношей, нелюдимый Фишер, проникся доверием к Лотару Шмиду. «Бобби Фишер, возможно, самый гениальный из всех чемпионов мира, которых мне довелось наблюдать. Фишер – гений, среди гениев. Он показал себя гением в преодолении всех трудностей, которые встречались на его пути. Ему было 14 лет, когда он впервые стал чемпионом страны, выиграв первенство для взрослых шахматистов. Затем он побеждал семь раз подряд. Какой человек может пережить подобное, без ущерба для себя, если он так рано начинает побеждать и достигает такой славы?! Фишер был поднят на щит, который несла вся страна. Тот, кому доводится пережить это, становится, хочет он или не хочет, другим человеком. Бобби был в начале очень дружелюбным, очень естественным человеком. В 60-м году он гостил у меня, тогда ему было 17 лет. В течение пяти дней мы играли с ним в шахматы. Он был очень вежливым, но в то же время очень необычным. В каждом городе он покупал по новому костюму, и задавал вопросы, которые касались странных вещей. Но он был приятным человеком, не смотря на то, что некоторые его взгляды были больно своеобразными», рассказал Лотар Шмид.

     К своеобразности взглядов Бобби, например, относится невероятное юдофобство одиннадцатого чемпиона. Чем это вызвано? Разрывом с матерью – еврейкой? Точно так же, как Гитлер был убежден, что во всех бедах виноваты евреи, Фишер не сомневается, что еврейско-коммунистический заговор с центром в Кремле, у Фишера действительно не было чувства юмора, погубил его шахматную карьеру. Своих взглядов Фишер не скрывал, и удовлетворен, что хотя бы отец у него не еврей, а немец. Но, говорят, в Израиле докопались, что и папа «грешен» перед сыном. Действительно заговор!

     Говорит международный арбитр Лотар Шмид: «Когда Бобби Фишер гостил у меня, мы говорили с ним о многих вещах, не только о шахматах. Но он высказывал, как я уже упоминал, несколько странное мнение о некоторых проблемах. Я не хочу распространяться об этом, потому что это его мир, мир в котором он живет. Вероятно, было бы правильней, если бы он сам лично дал интервью, в котором высказал свою точку зрения». Но с журналистами Фишер встречаться отказывался. Все они были для него или евреи, или коммунисты, в общем, относятся к тем, которые плетут заговор против него.

     Чемпионом Фишер стал в Рейкьявике в 1972-м, выиграв матч у Бориса Спасского. Секундант Фишера гроссмейстер Ломбарди, удивляется, как вообще Бобби доехал до Исландии. Его адвокат Пол Маршалл, защищающий интересы Бобби в матче с Борисом Спасским, говорит: «Самый большой денежный приз в истории шахмат. Все газеты были полны сообщениями об этом матче. Их печатали, даже, на первых страницах. Матч Фишера со Спасским через двадцать лет, ни в какое сравнение по популярности с тем матчем, идти не может». Пол Маршалл забыл, что в первом чемпионском матче, США и СССР, при первом удобном случае, выясняли отношения. Даже, если их граждане играли в шахматы. Маршалл добавил: «Это был замечательный матч! Масса потрясающих, для меня лично, моментов. В маленьком зале разворачивались драматические события. И с точки зрения того, что я знаю о шахматах, это была замечательная игра».

     Бобби во многом вел себя, как ребенок, но избалованный и хитрый ребенок, который с большой ловкостью навязывает взрослым свою волю. Он здорово попортил нервы организаторам своими требованиями в зале. Он даже заменил доску, так как его не устраивал контраст между белыми и черными полями. В Рейкьявике он сделал замечание девочке в зале, которая ела конфеты. «Но я всего лишь взяла две конфеты», заплакала девочка. «Не две, а шесть. Ты думаешь, я не считаю, маленькая врушка?!» Ещё совсем юным, Фишер выучил русский язык, чтобы читать советскую шахматную литературу. В число своих увлечений он внёс и прослушивание московского радио, но только той части, что касалось шахматных новостей.

     Первый и последний раз он играл с великим Ботвинником в 1962 году на Олимпиаде. Партию Фишер выигрывал однозначно, но ночью, члены советской делегации нашли для Ботвинника способ защититься. Когда утром была подписана ничья, в глазах у Фишера стояли слезы. Руку шестому чемпиону он пожал, но вышел их зала белый, как полотно. Может, с тех пор Фишер начал считать, что Кремль плетет против него интриги. Но на пути к матчу со Спасским, Бобби сумел частично отомстить Москве, разгромив сначала Марка Тайманова, а потом уже экс-чемпиона Тиграна Петросяна. Преодолевать постоянную неуверенность в себе, Фишеру помогало лишь состояние скандала.

     В Рейкьявик он прилетел на пять дней позже открытия матча. Затем, не явился на вторую партию. Спасский, дал себя уговорить продолжить матч. Тогда Фишер начал опаздывать к каждой встрече на 5 минут. Для него шахматы были сражением. И выйдя на военную тропу, он вел себя, как на войне, а не как джентльмен на теннисном корте.

     Рассказывает адвокат Фишера Пол Маршалл: «Спасский позвонил ко мне в отель, телефон Фишера был отключен, и сказал, что сдает партию. Это означало победу в матче. У меня в номере был секундант Фишера Ломбарди. Мы поздравили Бориса с отличной игрой, а потом мы прыгали от счастья и кричали: «Победа!» Затем постучали к Бобби, и тот спросил, что случилось? Мы поздравляем тебя, Спасский, сдался! «Он сделал это в письменной форме?», строго спросил Бобби. И тогда нам пришлось вернуться, получить ответ в письменной форме, и только после этого Бобби принял наши поздравления».

     Да, Бобби Фишер просто обязан был стать героем Америки, но не стал им. Это было время страстных проповедей Мартина Лютера Кинга. Но Фишер слушал других проповедников. Соединенные штаты сотрясали антивоенные студенческие демонстрации. Не только молодежь, но и самые знаменитые люди Америки, требовали прекратить войну. Высказались, наверное, все, кроме чемпиона. Бобби Фишер, который только что был кумиром молодежи, который заставил Америку, если не играть в шахматы, то следить за ними, выбрал для себя совершенно противоположную дорогу в жизнь. Он исчез из мира. Не сразу Фишера обнаружили в Калифорнии в Пасадини, где находился центр секты «Всемирная церковь господня». Одно из направлений – адвентизма. Увлечение идеями доктора Армстронга, руководителя этой церкви, началось у Фишера давно. После Рейкьявика, Пасадина показалась Бобби идеальным укрытием. К сумасшедшим поступкам Фишера, можно отнести то, что все свои деньги, включая приз матча, он вложил в развитие этой «Всемирной церкви». А д-р Армстронг распорядился, чтобы Фишер обладал привилегией почетных гостей. После 20-ти лет затворнической жизни в Пасадини, он разорвал все отношения с церковью, и предъявил ей иск на 3 миллиона долларов.

     «Мы очень интересовались ходом матча между Карповым и Каспаровым, который тогда проводился. Мы следили за каждой партией, и анализировали их. В том числе и ту, в которой Каспаров, играя черными, совершенно гениально пожертвовал ферзя, за две легкие фигуры, и затем провел её с преимуществом. Я не помню сейчас, как она закончилась, но Фишер сразу понял преимущество, которое Каспаров получил благодаря этой жертве ферзя. Фишеру хватило на это пары минут, в то время как все другие комментаторы и журналисты, которые освещали матч, долго удивлялись и не знали, как расценить этот ход, и что нужно делать дальше. Я увидел, что Бобби был также хорош и силен в шахматах, как и двадцать лет назад, только ему не хватает практики», из интервью с международным судьей Лотаром Шмидом.

     Каспаров всегда называл Фишера не только основателем шахматного профсоюза, но и наследником советской шахматной школы.

     Адрес проживания одиннадцатого чемпиона мира в Пасадини, почти для всех был секретным. Опасаясь агентов КГБ, Фишер гулял только ночью, вкладывая под дворники автомобилей листовки с призывом свергнуть мировое сатанинское правительство.

     Из воспоминаний Шмида: «Что касается гениальности Фишера, на шахматной доске и в жизни, мне хотелось бы сказать следующее. Среди всех шахматистов, с которыми мне довелось познакомиться, Фишер обладал такой способностью, мыслить, которая позволяла ему быстрее всех схватывать ситуацию на доске. Он может оценивать позицию невероятно быстро и точно. Игра создает чемпиона, сказал он однажды».

     Бобби прав, игра создает чемпиона. А был ли он счастлив в жизни? Не было семьи, не было дома, а потом не стало и Родины! Возможно, Фишер проиграл партию собственной судьбе.
Продолжить чтение
1734 просмотров
0 Комментариев

Спасский Борис Васильевич.

Борис Спасский     В один прекрасный день, жители советского союза узнали, что их соотечественник, бывший чемпион мира по шахматам Борис Спасский, оказывается ещё и гражданин Франции, что по советским законам абсолютно не возможно. Как удалось совершить подобное в неласковые брежневские времена, десятому чемпиону мира, по сей день остается загадкой. Или надо признать, что высшие силы сохраняют титанов человечества, или то, что цивилизация несёт огромные потери, если случайно выживают лишь единицы гениев.

Продолжить чтение
3373 просмотров
0 Комментариев

Петросян Тигран Вартанович (1929-1984)

Тигран Петросян     В столице Грузии Тбилиси, родился девятый чемпион мира Тигран Петросян. Он рос в бедной армянской семье. Когда Тиграну исполнилось четырнадцать лет, у него умерла мать, и он начал работать помощником киномеханика. Через год умер отец – тбилисский дворник, и Тиграну пришлось взять в руки метлу и выйти на улицу. Несомненно, такое трудное детство, которое то и детством назвать сложно, наложило отпечаток на стиль его игры.

Продолжить чтение
2166 просмотров
0 Комментариев

Таль Михаил Нехемьевич (1936-1992)

Михаил Таль     Михаил Таль, как Эйве и Смыслов, всего лишь год носил шахматную корону, но среди остальных шахматных монархов, он был одной из самых ярких фигур. Чувством юмора, которым обладал Таль, не может похвалиться вся вместе взятая остальная дюжина чемпионов. Однажды комментатор сильно удивился, как это так, Таль не заметил хода, который сразу указал ученик шестого класса. На что Таль ответил: «Если бы я сейчас учился в 6-м классе, я бы тоже увидел этот ход!» Какое замечательное время выпало на год царствования Михаила Таля. Мир восторгался кубинской революцией, а Хрущев объявил о мирном соревновании двух систем, и вполне возможно, верил в это сам. И всё же, это было счастливое время даже для Советского Союза. Время накрахмаленных нижних юбок, и красивых девушек. Но один большой и традиционный недостаток: нехватка еды. Никита Хрущев верил, что страну спасет кукуруза. Любой царь, тот последний, кто верит в волшебную палочку.

     И это время счастливейшее для Михаила Таля. Он был одним из кумиров молодежи, верившей в идеалы революции, и видевшей в полете Гагарина, подтверждение своей веры. Гагарин олицетворял мечту о самом справедливом обществе. Теперь, без всякого принуждения, молодежь уезжала в самые глухие места Сибири, строить в нечеловеческих условиях новые города. Не надо смеяться, они были последними романтиками эпохи. Как и Михаил Таль, который со скоростью «гагаринской» ракеты, взлетел на шахматный Олимп. В двадцать один год – первый в стране, в двадцать два года – первый на турнире претендентов, в двадцать четыре – Чемпион мира. Рига – это город, в котором родился, вырос и прожил свою жизнь 8-й шахматный чемпион. Семья Таля уехала из Риги последним поездом, перед тем, как в неё вошли немецкие войска. До Урала в поезде можно было только стоять, столько людей набилось в вагон. Да, судьба спасла великого шахматиста, но, сколько было гениев среди детей, которых замучили нацисты в своих лагерях смерти. Какой урон понесла цивилизация, даже если измерять её урон – талантами.

     В конце войны, семья Таля вернулась в Ригу. После окончания университета, Таль получил диплом учителя русской литературы, и преподавал в одной из городских школ. Он увлекался игрой на рояле, но больше всего получал удовольствие от игры на сцене, в любом амплуа, от комика, до статиста.

     Шахматный трон будет не долго стеснять его демократические нравы. Фантастические шахматные успехи молодого Таля, породили даже мистическое определение: «загадка Таля», которую многие пытались объяснить. «Хотите знать, как побеждает Таль?», - говорил один из претендентов на корону. «Он располагает фигуры в центре, а затем их где-нибудь жертвует». Ласкер балансировал на краю, чтобы выманить соперника, против Таля достаточно было начать играть. В головокружительную атаку он бросался сам. Молодого Таля мало интересовала оценка позиции, утверждал Ботвинник, пусть будет хуже, лишь бы фигуры были подвижны. Тогда перебор вариантов необычайно велик. Партнеру он не по плечу, а быстродействие и память Таля, скажутся.

     В Риге, двенадцатилетний Таль, пришел с шахматной доской знакомиться с патриархом. Жена Ботвинника сказала, - «чемпион отдыхает, приходите, мальчик, попозже». Но вновь осмелиться на встречу с Ботвинником, Таль сумел только в 60-м году, в театре Пушкина в Москве, на собственном матче за шахматную корону. Что-то невероятное творилось тогда в Москве. Да и вся страна разделилась на два лагеря. Казалось, у людей не было других забот, как волноваться, не допустит ли Таль ошибку в своей головоломной игре.

     К тому времени, чемпионаты мира стали привычным соревнованием советских гроссмейстеров. Это были «райские кущи», куда чужих охотиться не допускали. Пятидесятилетний Ботвинник, впервые столкнулся с игрой, которую его логическое мировоззрение не принимало, и противоядие от неё ещё не выработалось. Таль – победил, его поклонники – ликовали! Для многих далеких от шахмат людей, это была победа свободного будущего, над традиционным прошлым. Победа человека, который далек от режима, далек от идеологии. Он весел, щедр, остроумен, и его болельщикам, тогда казалось, наступают другие, именно такие свободные и веселые времена.

     И, наконец, встреча в Вене, руководителей двух сверхдержав. Это была во всех отношениях встреча равных партнеров, за исключением только того, что чета Хрущевых, имела вес в два раза больше, чем супруги Кеннеди. Предчувствие не обмануло сталинистов. На XX съезде партии, Хрущев осудил политику вождя всех времен и народов. Наступило потепление, которое длилось также не долго, как и чемпионство Таля. Осенью, в Москве, напротив Кремля, в театре эстрады, Ботвинник, в матче-реванше вернул себе чемпионский титул. Таль демонстративно после матча пренебрегал спортивным режимом, Ботвинник напротив упорно готовился к предстоящей встрече. Афоризм Ласкера: «Самое трудное выиграть выигранные позиции», целиков про Таля. Шахматные переживания в стране достигли апогея. Спустя много лет Брежнем скажет Ботвиннику: «Я болел за Вас, а вот мой сын болел за Таля».

     В России перекрывали не только реки, но и робкие ростки свободы. Нигде и никогда Таль не осуждал Партию, спецслужбы, существующий строй. Он пытался остаться свободным человеком в несвободной стране. Но, конечно, это был миф. И поколение, которое прошло Сталина, оказалось обманутым поколением. Ведь они начинали жизнь, веря в счастливые перемены.

     Стиль жизни Михаила Таля был, не совместим с его здоровьем. Но он с упорством продолжал себя уничтожать. Он жил, а не тянул лямку под названием «жизнь». Игра его не поблекла, она то взлетала, то падала вниз, но болельщики все и всегда ждали чуда от своего кумира. Невероятно, но популярность Таля после поражения ничуть не упала. Он до самого конца оставался гордостью своего поколения.
Продолжить чтение
1982 просмотров
0 Комментариев

Смыслов Василий Васильевич (1921-2010)

Смыслов Василий     Василий Васильевич обладал шахматной короной всего лишь год. Как многие чемпионы ставшие известные миру лишь потому, что они лучше других играют в шахматы, Василий Смыслов искренне верит, что шахматы отняли у него главное дело жизни. Смыслова шахматы лишили оперной сцены. Спортивный пик шахматиста Смыслова, и творческий пик певца Смыслова, пришелся на такое сумбурное время в жизни страны, что иначе как невинной странностью это убеждение седьмого чемпиона назвать не возможно. Поклонник Корузо Василий Смыслов, мечтая о дебюте на сцене «Большого театра», обратился за протекцией к председателю верховного совета Климу Ворошилову, который, как бы курировал классическое искусство в Советском Союзе. А чем ещё мог заниматься первый сталинский маршал в отставке? Клим Ворошилов был знаменит тем, что накануне войны отправил на плаху большинство высших офицеров страны.

Василий Смыслов

     Говорят, что Смыслов на какое-то время даже оставил шахматы, готовясь к выступлению в «Большом». Но престарелому маршалу здравый смысл в этот раз не отказал, и на попытку национального достояния, а Смыслов был вторым шахматистом в стране, поменять амплуа, Ворошилов попросту не отозвался. Гонку за Ботвинником Смыслов начал ещё в 1948 году, с матч-турнира определявшего послевоенного чемпиона. Тогда Смыслов занял второе место. Как известно первым был Ботвинник, который в это время находился вне конкуренции.

Василий Смыслов

     Смыслов никогда не проявлял политической активности больше, чем это не было бы вызвано необходимостью. Он никогда не пытался вступить в партию. С юных лет он держался скромно и с достоинством, и вероятно никакие бури, даже шахматные, не сотрясали его души. Смыслов делал попытки атаковать Ботвинника, ещё при жизни Сталина, но безуспешно. Наконец в 1957 году, Смыслов сумел на год захватить престол, но выглядело чемпионство Смыслова таким же временным, как и группа соратников тирана на мавзолее. Путем сложных комбинаций, почище шахматных, власть в Кремле оказалась в руках Никиты Хрущева. То небольшое послабление, которое состоялось при Хрущеве, казалось началом «золотого века». Наступило успокоение и умиротворение, то есть та ситуация, которая больше всего подходила к характеру Смыслова. И он необыкновенно хорошо себя в ней чувствовал. Советские люди не могли, за редчайшим исключением, никуда ездить. Но считалось, что «железный занавес» упал, потому что появились иностранные туристы. Советские дети обожали «черного» певца, так как он им казался дядей Томом из книжки о черных рабах прошлого столетия.

Василий Смыслов

     Доброжелательный Василий Смыслов – визитная карточка того времени, когда женщин в России стало интересовать, как они выглядят, есть ли у них косметика, и на конец, во что они одеты. Протянись это время от «стужек» до начала весны подольше, Василий Смыслов чемпионом был бы ни один год. В тот год, когда Смыслов смог отобрать шахматную корону у Ботвинника, в Москве устроили Всемирный фестиваль молодежи. Такое количество иностранцев на своих улицах, москвичи видели только раз, во время войны, когда Сталин приказал провести через столицу десятки тысяч пленных немцев. Прошло меньше пяти лет, когда людям перестали внушать, что каждый иностранец – шпион. Это породило противоположную крайность – переизбыток гостеприимства. В прочем, ещё довольно долго запад и восток танцевали свои танцы, и каждый под свой собственный оркестр.

Василий Смыслов

     Если злые языки утверждали, что Эйве стал чемпионом мира лишь потому, что Алехин не устоял перед обычной своей слабостью, то болельщики Ботвинника считали, что слишком сильное отвлечение их кумира в науку, позволило Смыслову стать 6-м чемпионом мира. Ботвинник, который всех своих соперников наделил, как патриарх, довольно едкими характеристиками, отметил, что талант Смыслова универсален и исключителен, но характер нового чемпиона – не чемпионский, что греха таить, с ленцой, и что в жизни Смыслов больше всего ценил её радости, чем обязанности.

Василий Смыслов

     События в СССР, в год чемпионства Смыслова сыпались, как из рога изобилия. Впервые в мире в Советском Союзе был запущен искусственный спутник Земли. Награды за победы в космосе, ученые получали при закрытых дверях. Смыслов свой орден в Кремле, получил из рук своего «патрона» Ворошилова совершенно открыто. Хрущев первым из советских лидеров побывал в Америке, поразив даже раскованных американцев простотой нравов. Впервые была взорвана водородная бомба, отцом которой считался молодой сверхсекретный ученый Андрей Сахаров. Американцы тоже готовили свою бомбу для Советского Союза. Её звали – Бобби Фишер.

Василий Смыслов

     Смыслов, вернув через год корону Ботвиннику, начал свое рекордное долголетие в шахматах. Может быть, ему помогает убежденность, что им управляют некие силы вне Земли, и что жизнь человека не заканчивается земным существованием, и все беды человечества от неприятия этой истины. Всё зависит от чистоты духа, утверждает экс-чемпион. Кто знает, может, он и был прав. Ведь представить себе такое невозможно, в 72 года Смыслов продолжал играть в турнирах высшего ранга.

Василий Смыслов

Продолжить чтение
2000 просмотров
0 Комментариев

Ботвинник Михаил Моисеевич (1911-1995)

Михаил Ботвинник     Михаила Ботвинника в России называют патриархом. Свою биографию Ботвинник определил коротко и ясно: по рождению – я еврей, по воспитанию – русский, по мировоззрению – советский. Последнее из трех перечисленных качеств, в жизни шестого чемпиона мира, оказалось определяющим. В книге воспоминаний он написал: «В девять лет я начал читать газеты и стал убежденным коммунистом».

     Ботвинник один из символов сталинской эпохи. В СССР, в последние годы царствования вождя всех народов, не сомневались, что здесь лучший в мире балет, лучший в мире автомат – «Калашникова», и чемпион мира по шахматам – Ботвинник. И хотя подпольные скептики ехидно замечали, что Россия – родина слонов, приведенного списка вполне хватало для искреннего убеждения, как далеко социализм обошел капитализм. Преклонение перед «усатым идолом» - отцом всех побед, носило абсолютно языческий характер. И не только Сталин собственноручно создавал мифы о себе, людям самим хотелось придумывать сказки о мудром вожде, умеющим заглядывать в будущее. Считалось доблестным проголосовать за политику Сталина, и к избирательным участкам очереди выстраивались с ночи. Даже Ботвинник, с его критическим складом ума и ироничным характером, не избежал этой напасти.

Михаил Ботвинник

     Письмо Ботвинника Сталину после победы в Ноттингемском турнире: «Дорогой, родной, любимый наш учитель и руководитель! Воодушевленный вашим лозунгом – «Догнать и перегнать!», я рад, что смог его реализовать, хотя бы на том маленьком участке, бороться на котором мне доверила наша страна».

     Позже Ботвинник утверждал, что письмо написал нарком юстиции Крыленко, организатор шахматного движения в молодой республике и покровитель Ботвинника. Через год Ботвинник пережил немало неприятных дней, когда прокурор Крыленко, вслед за своими жертвами, был расстрелян в подвалах Лубянки.

Молодой Михаил Ботвинник

     Чемпионство в СССР ещё не служило гарантией от сталинской чистки. Спустя пятнадцать лет, Ботвинник сумел продемонстрировать свой несгибаемый характер. Он отказался подписывать письмо, с осуждением врачей-убийц. Сталин обвинил в 1952 году кремлевских профессоров, лечивших членов политбюро и в том числе его самого, в сознательном отравлении раком руководства страны. Сталин начинал очередной процесс века, теперь трепетали безродные космополиты, так называл евреев его пропаганда. С очередного кровавого представления, Сталин собирался начать крестовый поход против сионизма, но неожиданная смерть тирана, говорят из-за отсутствия квалифицированных врачей, помешала развитию данного сюжета.

     Ботвинник всегда и на всё имел своё мнение. Иногда дело доходило до смешного. Великая Уланова сделала ему комплимент, что он хорошо танцует. Ботвинник промолчал. «Фокстрот она танцевала слабо», - позже заметил он.

Дом Ботвинника

     Шестой чемпион вырос в квартире, где одним туалетом пользовались семь семей. В доме на Невском проспекте Ботвинник прожил с рождения до 35 года. В шахматы Миша научился играть только в 12 лет, в тринадцать он впервые играл с экс-чемпионом, это был Эммануил Ласкер. После пятнадцати ходов Миша ушел домой, стемнело, наступил вечер. С самого начала он был неимоверно организованным человеком, и любое, даже самое дорогое занятие мог перервать, когда время, выделенное на него, заканчивалось.

Михаил Ботвинник и его жена Гаянэ Ананова

     Ботвинник свою карьеру никогда не связывал только с шахматами. В отличие от всех будущих советских чемпионов, он не только полноценно учился, но, получив диплом инженера-электротехника политехнического института, серьезно занимался наукой, и эти занятия не прекращал в возрасте 80 лет. Он был типичным представителем своего времени. Активный комсомолец, отличник и прекрасный спортсмен. В четырнадцать лет Ботвинник переиграл действующего чемпиона Капабланку, правда, в сеансе. Домой, подросший Ботвинник, уже не торопился.

Чемпион мира по шахматам Михаил Ботвинник

     В середине 20-х, Михаил познакомился с юной балериной Гаянэ Анановой. Рассказывают, что когда тонкий ценитель женской красоты Капабланка, увидел будущую жену Ботвинника на сцене Кировского театра в балете Дон-Кихот, он воскликнул: «И хороша, и прелестна!» «Она вообще была человеком необычным, но через год мы поженились. У нас было много радости, была и печаль, но мы вместе прожили больше полувека», - вспоминает Михаил Ботвинник.

Ноттингемский турнир

     В те времена, когда ездить за границу с женами не разрешалось, полагалось оставлять дома заложников, Ботвинник добился права, чтобы жена его сопровождала. Одно только высказывание подобного желания могло привести к исчезновению. Жизнь в Советском Союзе превратилась в лотерею. В ней были участники перелетов через Северный полюс, обласканные Сталиным, и ставшие народными героями, в ней были и отверженные. Лишь тысячная доля их прошла через открытый суд. Миллионы из них сгинули безызвестно. А страна жила своей обычной, бедной, но дружной жизнью, не оставляющей место для индивидуальных сомнений. Облик сухорукого вождя с соратниками, за двадцать лет сменил ей, ещё недавно поголовно верующей, лик святого мученика с апостолами. В своей книге о другой стороне, которую не снимала кинохроника, Ботвинник не написал ни слово. Его поколение научилось не замечать, а главное не вспоминать о потерях.

Митинг М.Ботвинника после победы в Ноттингеме

     В 1935 году, Ботвинник уже чемпион СССР, побеждает на московском международном турнире. Отныне Ботвинника опекает «система». Он уже не рядовой член общества, где вроде бы всем полагается быть равными. Правительство разрешило ему купить машину. Число владельцев собственных авто, в 150-миллионной стране, измерялось несколькими тысячами. На кануне турнира в Ноттингеме, Ботвинник, понимая, какое внимание уделяет Сталин всем заметным людям в стране, получил бессонницу, от которой избавился только во время войны. В Ноттингем приехали все сильнейшие шахматисты, в том числе и тогдашний чемпион мира Макс Эйве. Ботвинник блестяще сыграл, разделив с Капабланкой первое место. Победа в Ноттингеме, к тому же выигрыш у чемпиона мира и телеграмма Сталину, ещё не сделала Ботвинника неприкасаемым, но в число героев, молодой, крепнущей танками республики, он уже занесен.

Ботвинник в старости

     Спустя два года в Амстердаме, Ботвинник тайно пытался договориться о матче с Алехиным, который тогда уже вернул себе чемпионский титул. Тайными, переговоры были от общественности, другое дело, что встречи в «Карлтон-отель» вряд ли были тайными для советских спецслужб. Сорок лет спустя, по такому же рецепту, Карпов будет пытаться договориться с Фишером. Самое невероятное, что Алехин согласился играть, причем, в Москве, потребовав приз – 10.000$, а себе 2/3 от него. Ударили по рукам, расстались, чтобы никогда уже не встретиться.

Жеребьевка турнира на первенство мира

     Возможный договор с Алехиным был сорван стремительной комбинацией Германской армии, перешедшей в атаку. Меньше, чем за два года, ею была оккупирована вся Европа, а за три летних месяца, почти, вся европейская часть Советского Союза. Старший, любимый брат Ботвинника Исаак, сдав в фонд обороны 5 кг. золота, их оставил семье отец-дантист, а через два месяца Исаак погиб на фронте.

     Будущий чемпион мира уехал из Ленинграда за два дня, до того, как вокруг города сомкнулось кольцо немецких дивизий. Всю войну Ботвинник работал инженером на Уральском оборонном заводе. В стране не осталось семьи, чей сын, брат, муж или отец, не ушли бы на фронт. Война принесла в Россию неописуемые бедствия. Война, которую оба диктатора собирались провести за считанные месяцы, растянулась на четыре года. В 1943 году хребет гитлеровской военной машине, ценой невероятных потерь, был сломлен. Летом 44-го (17 июля), Сталин, по традиции древних империй, устроил парад пленных немцев в Москве.

Награждение Ботвинника лавровым венком

     Ботвинник не оставил мысли сразиться с Алехиным, и добился разрешения послать чемпиону вызов на матч. Понятно, что за спиной советского гроссмейстера стояла тень Сталина. Но проклятый за сотрудничество с нацистами, Алехин сыграть реабилитирующий его матч уже не успел. Шахматное королевство осталось без монарха. Тогда было решено провести турнир в два круга в Амстердаме и Москве, среди пяти сильнейших гроссмейстеров мира, чтобы определить, кому занять пустующий трон. Впервые в этот спор вмешалась, как арбитражная сила, ФИДЕ – Международная шахматная федерация. Ботвинник сумел настоять, чтобы турнир игрался по разработанным им правилам, которые он считал абсолютно совершенными. В 1948 году, футбольный азарт москвичей, переместился в небезызвестный Колонный зал, так страстно они болели за Ботвинника, во время второй половины матча турнира. К счастью болельщиков, Ботвинник настолько превосходил соперников, что в последнем круге из 4-х московских, мог вообще не участвовать, так как первое место всё равно оставалось за ним. Первым, 6-го чемпиона мира поздравил 5-й. Эйве всегда был благороден, и, похоже, честолюбие не было главной чертой его характера. Ботвинник напротив, был непомерно честолюбив, и не раз говорил, что тщеславие надо порицать, честолюбие – приветствовать.

Шахматная школа М.Ботвинника

     Отныне, став чемпионом мира, Ботвинник перешел в лагерь «неприкасаемых» для сталинской инквизиции. Известный историк писал: «Ботвинник был для Сталина не более, чем призовая лошадь». И хотя, отец народов был антисемит, но реклама социализма в данном случае значительно перевешивала. Впервые лавровым венком чемпион был увенчан напротив Кремля.

     В марте 53-го, советским людям показалось, что небо рухнуло на землю. Ушел в мир иной, обожаемый всеми отец народов. Это был последний коммунистический лидер, которого ещё при жизни причислили к божеству. Его апостолы: Лазарь Каганович, Георгий Маленков, чуть позже соседи Ботвинника по дому, и этот ужасный Берия, прежде чем нести дальше великое учение, передрались как пауки в банке. Этих вождей Ботвинник уже не уважал. Он серьезно занялся наукою, стал профессором, но пару раз его отвлекали на матчи с претендентами. Два раза он свел их вничью, но на третий проиграл Смыслову, правда, через год, в матче-реванше, вернул корону. Спустя два года он опять уступил, но теперь Михаилу Талю. Но точно также через год восстановил своё царствование, причем, выиграл матч с преимуществом в пять очков. Не бывалый результат! Как заметил Ботвинник, никто его гением, в отличие от последующих чемпионов, не называл. В следующем цикле он проиграл Тиграну Петросяну. Любопытно, что Ботвиннику не удалось стать победителем в матчах на первенство мира, зато в матчах-реваншах, чтобы вернуть отнятую корону, он боролся с необыкновенной энергией. Устав, наверно, от этой традиции, ФИДЕ матчи-реванши отменило. Ботвиннику предложили стать в общую очередь, что патриарха это оскорбило.

Занятия в школе Ботвинника

     В историю шахмат, этот человек, обладающий железной волей, саркастическим умом, и невозможным характером, вошел навсегда, как – «Великий чемпион».

     Довольно долго Ботвинник вёл занятия в собственной школе, через которую прошел и Гарри Каспаров, ставший в ранге чемпиона, ассистентом своего наставника. Говорят, что еврей Ботвинник, женатый на армянке, испытывал к Каспарову, у которого отец был евреем, а мать – армянка, к тому же имевшему такое же трудолюбие, как и у патриарха, а шахматный дар возможно и больший, совершенно неприсущие ему нежные чувства, которые в прочем он умел хорошо скрывать. Сентиментального Ботвинника никто и никогда не видел.

     Тем не менее, как только Каспаров отказался от советов своего учителя, Ботвинник сразу объявил ему войну. Несгибаемый боец! В мире был только один человек, с которым он никогда не спорил – его жена. Однажды у Ботвинника спросили: «Вы когда-нибудь меняете своё решение?» «Безусловно», - ответил патриарх, «Но только в том случае, если я его ещё не принял».
Продолжить чтение
1947 просмотров
0 Комментариев

Эйве Макс (1901-1981).

Макс Эйве     Был ли Макс Эйве случайным чемпионом мира, как утверждают некоторые? Но, скорее всего, ничего случайного в этом мире не происходит. Тем более королей, пусть даже и шахматных. Хотя сам Эйве абсолютный джентльмен, почему-то всегда называл себя любителем. Будущий кумир голландцев, родился в 1901 году в Амстердаме, в семье учителя младших классов церковной школы. Родители увлекались музыкой, и страстно любили шахматы. В четыре года Макс сел за доску, в пять обыгрывал всю семью. Ну а в двенадцать лет Макс был принят в члены амстердамский шахматного клуба. Но, как сам он признавался, футбол он любил больше. В семнадцать лет Макс Эйве поступил на математический факультет амстердамского института. Кажется, Гейн сказал, что перед концом света желал бы оказаться в Голландии, ибо там всё происходит на пятьдесят лет позже.

Макс Эйве в шахматном клубе Амстердама.

     Жизнь Эйве шла точно и размеренно, как и всё, что происходит в маленькой Голландии. Шахматы и математика, математика и шахматы. Друг и биограф Эйве, назвал своего приятеля гением порядка. Вопреки общему мнению, шахматы и математика между собой имеют мало чего общего. Эйве сумел добиться успеха в двух этих областях. Его никто не помнит ни отчаявшимся, ни безудержно веселящимся. В двадцать лет Эйве чемпион Голландии, а спустя ещё два года доктор математики и специалист по векторной математике.

Макс Эйве на чемпионате Голландии

     Сперва была мечта получить место и начать карьеру математика, но шахматные результаты, вывели 34-летнего Эйве на матч с чемпионом мира. Алехин перед первой партией сказал: «Сейчас, никто у меня выиграть не сумеет». На матч он приехал с двумя сиамскими котами Лабидой и Чесом, и перед партией выпускал их обнюхать доску. Эйве ответил: «Я постараюсь продержаться подольше». Разгром начался с первых же партий. После седьмой партии, счет был 5:2 в пользу Александра Алехина. Голландия, а матч проходил в нескольких её городах, замерла. Такого результата никто не ожидал. Наверно, Эйве не раз уже подумал, что зря он спокойную карьеру математика, пускай и на некоторое время, но поменял на карьеру шахматиста. Но ведь сам Алехин, за шесть лет до их встречи пророчески заметил, что доктор Эйве принадлежит к тем избранным, кому суждено принять участие в матчах на первенство мира. Невероятно, но Эйве не раз сравнивал счет, и, в конце концов, победил. Восторг его учениц, он преподавал в женской гимназии, неописуем. Домой, новый чемпион, после матча добирался пешком, денег на такси у него не было.

Эйве Макс и Капабланка Хосе Рауль

     Говорит жена Макса Эйве: « Мой муж преподавал в высшем учебном заведении, а перед этим он был преподавателем в школе права. Этим он зарабатывал деньги, но довольно не большие. В последствие, когда уже он преподавал в ВУЗе, он стал зарабатывать больше. Затем он стал шахматистом, и начал часто ездить за границу, но об этом я знаю не много. Он проводил время очень интересно, встречаясь с разными людьми, в основном с шахматистами, поскольку стал лидером в шахматном мире. Он всегда считал, что математика важней шахмат. И вообще он думал, что наука в целом имеет большее значение, чем шахматы. Он не отдавал уж такое большое значение шахматам. Он не считал, что это лучшее, что можно иметь в этом мире. Он был счастливым человеком».

Матч за шахматную корону между Алехиным и Эйве.

     В сороковом году Германия за пару недель оккупировала Нидерланды. Гитлер мотался по континенту, принимая парады своей не знающей поражения армии. Третий рейх устанавливал новый порядок в Европе, и главной целью ставил избавление Старого Света от евреев. В отличие от Алехина, никто не смог обвинить Эйве в пособничестве нацистам. Сорокалетний математик продолжал играть в шахматы, но никогда не ездил в Германию играть в шахматных турнирах. Жизнь шла своим чередом. Трагедия побежденных стран западной Европы, не выглядела ужасающей катастрофой. И самым большим развлечением для раздавленных народов, по мнению дирижеров из германского командования, были концерты военных оркестров. В 1942 году Эйве прекратил шахматные выступления. Финал немецкой музыки известен, в общем-то, он оказался довольно оптимистическим.

Чемпионский матч Алехин А. - Эйве М.

     На шахматном конгрессе после войны, возникла проблема престолонаследия. По сути дела, Эйве, как последний чемпион мира до Алехина, имел все права на трон. Однако, чемпионом Макс Эйве пробыл всего два часа. Неожиданно приехала советская делегация, которая посчитала, что этот вопрос не закрыт, и благородный Эйве согласился играть турнир, где он занял последнее место. Если первая часть турнира проходила в Голландии, то вторую играли в Колонном Зале, чьи стены помнили турниры с участием Ласкера и Капабланки. Генерал Аполлонов, отвечающий за спорт в Советском Союзе, вел торжественное открытие московской части турнира на той же сцене, где заседал трибунал сталинских процессов.

Эйве выиграл матч у Алехина.

     В Москву Эйве приехал с женой и старшей из трёх дочерей Эльзой. Самыми принципиальными на турнире, можно считать партии Эйве с Ботвинником. Советский гроссмейстер лидировал, а Эйве оставался последним из живых чемпионов. Ботвинник, из четырех партий с Эйве, две выиграл и две сыграл вничью. Благородный доктор Эйве, у которого стараниями Ботвинника корону увели прямо из-под носа, первым поздравил нового чемпиона мира Михаила Ботвинника. Он скромно и уважительно держался на церемонии награждения. Но в Голландии Эйве был по-прежнему национальным героем, которым оставался до конца своих дней.

Семья Макса Эйве

     Из воспоминаний дочерей Каролины и Фити Эйве: «Он всегда был очень добр, и думал о других людях. Если он зарабатывал, то всегда давал деньги другим. Он очень много помогал своей семье, сестре и брату, когда они нуждались. Он много работал и занимался с нами разными вещами в воскресенье, когда у него было несколько свободных часов. Мы ездили с ним на шахматные турниры, проводили каникулы в Испании, Англии или Швейцарии. Мы всегда ездили с ним, потому что он любил бывать со своей семьей. Когда он уезжал без нас, то всегда присылал нам почтовые открытки из разных уголков мира. У нас сохранилась кипа открыток, которые папа присылал детям. Наши дети тоже всегда получали почтовые открытки. У него было хорошее чувство юмора. Он всегда шутил, и у него всегда было в запасе много шуток. Но он был всегда сдержанный, и о себе много не говорил. Он не любил выказывать свои чувства, и не расспрашивал других об их чувствах. Папа был очень пунктуальный. Помню, как он приезжал домой в час, и говорил, что должен будет уехать в двадцать минут четвертого. И точно в это время он уезжал».

Макс Эйве с женой

     Став президентом ФИДЕ, Эйве провел не мало трудных месяцев, пытаясь наладить переговоры русских с Фишером. Порой Эйве достигал такого искусства в дипломатии, что действие президента можно было сравнить только с номерами акробатов, под куполом известного в то время московского цирка.

     Гроссмейстер Юрий Авербах, когда-то соперник Макса Эйве за доской, в те годы был вице-президентом федерации шахмат в СССР. Из воспоминаний Юрия Авербаха: «Дело в том, что Эйве по натуре человек западного плана, который всегда, в общем, склонен к компромиссу. То есть он, держится неких позиций, но если у оппонента позиции иные, то он стремится к естественному сближению позиций. А в то время, наша внешняя политика, и политика спортивного комитета СССР, она заключалась, образно говоря, в перетягивании каната. Силовой метод. Ему, конечно, это не нравилось, когда мы пытались выжимать что-то силой. И он в таких случаях, как говорят, тянул в свою сторону, что создавало впечатление, что он стоит на стороне Фишера».

Матч: Эйве М.-Ботвинник М.

     Тем не менее, доктор Эйве увенчал лавровым венком Карпова, и стал заклятым врагом Фишера. Госпожа Эйве сказала: «Мой муж ненавидел советскую систему, но никогда не мог об этом открыто заявить. Ему важно было сохранить порядок в шахматном мире». Доктор Эйве единственный чемпион мира по шахматам, который стал президентом ФИДЕ. В годы своего президентства, он сумел объединить в ФИДЕ 106 стран, провести сложнейший матч Спасский – Фишер, и отстоять честь шахматной федерации. Доктор Эйве не заигрывал с Кремлевскими функционерами, и не подчинялся капризам шахматных звезд. В числе тринадцати королей, доктор Эйве благородный из благородных. Его можно назвать – «Пятый-справедливый».

Макс Эйве аплодировал новому чемпиону мира - Михаилу Ботвинника.

     В начале ноября 1981 года Эйве летал в Израиль, на Мёртвое море. На второй день у него случился сердечный приступ, и он вынужден был лечь в больницу. Выписавшись, он вылетел в Нидерланды, и там ему была сделана операция. 26 ноября 1981 года Эйве скончался от ещё одного сердечного приступа в амстердамском госпитале, где он находился после операции.
Продолжить чтение
1541 просмотров
0 Комментариев

Алехин Александр Александрович (1892-1946)

Александр Алехин     На кладбище св. Иоанна, рядом с португальским городком Истуилл, десять лет в одном склепе, с рядовым любителем шахмат, покоилось тело четвертого чемпиона мира по шахматам, Александра Алехина. На собственную могилу, денег у 4-го шахматного короля не было. Большинством чемпионов, Александр Алехин признавался первым среди равных. Судьба Алехина самая трагическая по сравнению со всеми остальными шахматными монархами. Его царствование пришлось, когда столкнулись два тоталитарных режима. Это шибко раздавила жизнь пятого чемпиона мира, а самого Алехина превратила во флюгер, пытающийся поймать попутный политический ветер. Сперва Алехин проклинает сталинский режим, потом пишет в Россию письма, приветствуя строительство новой жизни. Он возвращается с началом войны в Европу, чтобы сражаться с Германией, а в итоге участвует в пропагандистских акциях нацистов. Он как огня боится большевиков и страстно мечтает вернуться в Россию. Жизнь Алехина удивительно вместила в себя триумф и трагедию. Шестнадцатилетнему юному Александру Алехину, Николай Второй подарил роскошную вазу, отмечая его шахматные успехи. Фамилия Алехины в России была известной. Отец, Александр Иванович, предводитель дворянства в воронежской губернии. На фотографии ниже вместе с ним часть родственников со стороны жены и знаменитой своим миллионным состоянием и благотворительностью, купеческой семьи Прохоровых. На Украине, перед войной, умер старший брат Алексей, который научил младшего брата Александра играть в шахматы, и всю жизнь был страстным поклонником этой игры, не более того.

Семья Прохоровых.

     Семейству Прохоровых в Москве принадлежала треугорная мануфактура, одно из крупнейших и знаменитых предприятий в России. Богатство, было, не было счастья. Александр Иванович большую часть времени проводил в собственном имении. Анисия Ивановна, оставив детей в Москве, лечилась от алкоголизма на курортах Европы. На кануне Первой мировой войны, Александр Иванович проиграл в казино целое состояние, а Анисия Ивановна скончалась в Базиле в клинике для душевно-больных. Можно сказать, что Александр взял от родителей не только лучшее, заодно он приобрел и редкий азарт, и неумеренность в питье. Он увлекался шахматами так страстно, что в детстве его от них отлучали. В Москве, на Арбате, где сейчас многоэтажный дом и квартира Каспарова, стоял особняк Алехиных.

Особняк Алехиных

     Здесь при свете лампады перед иконой, маленький Александр разбирал партии, ну, не озарение ли это Божье! Шестнадцатилетнего Александра, после московской гимназии, отправили учиться в Петербург, в училище правоведения. Элитарное заведение для будущих дипломатов и сенаторов. Это училище заканчивал и композитор Чайковский. Здесь, в Петербурге, начнется шахматный взлет Алехина. На Петербургских международных турнирах, завязалась его дружба с молодым кубинцем Капабланкой. Здесь он сыграл и первые партии с лучшими в мире шахматистами, в том числе и чемпионом Ласкером. Александр играл в мундире училища похожим на гвардейский, а по его лицу можно было легко определить, как складывается партия. Позже, когда он научится скрывать эмоции, он скажет: «Я не играю в шахматы, я в шахматах борюсь!»

Александр Алехин

     В четырнадцатом году, на турнире в Петербурге, он становится третьим, после Ласкера и Капабланки. Отец живёт вместе с ним, брат издает в Москве шахматный журнал. Но начинается Первая мировая война. Алехин в это время играл турнир в Германии, но как не годного к военной службе, его отпустили через Швейцарию, и он вернулся в Россию. В шестнадцатом Алехин идёт добровольцем на флот начальником отряда «красного креста». Не один раз он под огнём спасает раненых. Подвиги Алехина не остались незамеченными. Он получает две георгиевские медали, и за одно две тяжелые контузии, после чего Алехина отправляют в тыловой госпиталь. Пока будущий чемпион мира по шахматам приходил в себя после ранений, в его непредсказуемой родине началась революция. Только единицы сумели предсказать, чем закончится это восстание, как и все предыдущие бунты в России. Вначале речь шла лишь о завоевании буржуазных свобод, и даже отец Алехина на своём дворянском собрании приветствовал новую жизнь. Но вскоре, в дело вмешались революционные матросы. С буржуазными свободами они закончили очень быстро, так закончился эксперимент, который благополучно закончился с распадом СССР. А вот результаты и срок этого эксперимента, предугадать никто не смог. В России смешалось и тронулось с места всё, что только могло смешаться и тронуться. Такие понятия, как закон и право, исчезли без следа. Революционный трибунал именем тов. Троцкого, приговорил дворянина Алехина к смертной казни. От расстрела Алехина спас шахматный любитель-еврей Винклер, имевший тесную связь с большевистским начальством.

Петербургские шахматные турниры

     После окончания гражданской войны, Алехин возвращается в Москву. Город разорен полностью, сплошная безработица. Диплом правоведа и уважение нового начальства к шахматному таланту Алехина, позволяют ему получить место следователя. Это нормально для той эпохи, переместится из камеры смертников в тайную полицию. Возможно, новые связи, помогли Александру получить место переводчика, французским он владел так же, как и русским, на конгресс империалистического интернационала. Так Алехин попал на работу в организацию, которая своей главной целью ставила мировую революцию. Задачи Алехина были проще, он познакомился на конгрессе со швейцарской журналистской Анной Рюг, и вскоре они поженились. Долго продержаться на одном революционном энтузиазме не удавалось никому, даже России. Страну было необходимо если не одеть, то хотя бы накормить. И тогда победителей частной собственности, решили временно, до лучших времен социализма, разрешить немножко капитализма в советской России. Результаты оказались не только быстрыми, но и ошеломляющими. За три года Россия смогла полностью восстановиться после трёх лет мировой войны и четырех гражданской.

Алехин Александр Александрович

     Пламенный революционер тов. Крыленко, фанатик шахмат и трибуналов, восстанавливал шахматное хозяйство страны. Алехин даже стал чемпионом советской России. Для пропаганды шахмат Крыленко не жалел ничего. Шахматные карнавалы, или как их раньше называли «Живые шахматы», устраивались в Ленинграде на дворцовой площади довольно часто. Алехину здорово не повезло! Тиран, в отличие от своего учителя, в шахматах не играл, а любил авиацию. К тому же Сталин не любил Крыленко, и чем это кончилось для тов. Крыленко, понятно.

После революционное возрождение шахмат.

     В середине 20-х, Алехин с женой и маленьким сыном, с разрешения советского правительства, выезжает за границу. Как видите, способы выезда из Советского Союза за 75 лет кардинально не менялись. По дороге в Европу, жену и сына Алехин оставил. Сын вырос у чужих людей в Швейцарии. Гроссмейстер оказался в Берлине, где мог изучать, чем рождение национал-социализма отличается от простого социализма.

     Из Берлина Алехин переехал в Париж. Он мечтал об этом городе, и Париж стал ему второй родиной. В Париже он завершил юридическое образование в Сарбоне, и защитил диплом доктора права. В Париже Александр Алехин женился в третий раз. Теперь его жена, вдова царского генерала, и на десять лет старше его. Говорят, любимым местом Алехина в Париже была площадь Опера, буквально в двух шагах от неё улочка Сант-Уноре, знакомая всем, кто читал «Три мушкетера». Сюда он нанес свой первый парижский визит. Здесь, неподалеку от Лувра, находилось кафе «Рижонс», центр сбора шахматистов с незапамятных времен. Здесь не только играли легендарные Морфии и Филидор, но и кардинал Ришелье, Вальтер, Франклин, Наполеон.

Шахматное кафе в Париже -

     Существует даже легенда, будто некий молодой выиграл здесь у Робеспьера жизнь молодой аристократки, в которую был влюблен. Но фурор в Париже Алехин произвел в другом зале, он проводит сеанс вслепую на двадцати восьми досках, и обращает на себя, таким образом, внимание Парижа. Двадцать восемь партий вслепую – мировой рекорд, а результат, показанный Алехиным, фантастичен: 22 победы, 3 проигрыша и 3 партии он сыграл вничью. Двенадцать часов в зале, без крошки еды, но с литрами выпитого кофе! С этого дня, Алехин стал парижской достопримечательностью. А французские любители шахмат признали его за собственное национальное достояние.

Сеанс Алехина вслепую на 28 досках

     В ноябре 1927 года, в Буэнос-Айресе, в долгом и упорном матче Алехин победил Капабланку, и стал четвертым чемпионом мира. Капа на последнюю партию не явился, прислал письмо с поздравлениями господину и госпоже Алехиным. Через некоторое время Капабланка потребовал матч-реванш, но Александр Алехин отказался. После этого отказа, отношения шахматных гениев сильно испортились. Так закончилась дружба двух великих шахматистов. Очевидцы утверждают, что когда Алехин входил в комнату, Капабланка её покидал. Отныне, Париж окончательно признал Алехина своим, конечно, кто же отказывается от чемпиона мира. Его окружили почитатели, и не одни только русские. В шахматной литературе о нём писали, как о французском маэстро.

     Со слов Мишеля Ротеля, известного французского шахматного историка: «Алехин соблаговолил, выбрав Францию своей второй родиной, занять место первой доски в нашей национальной сборной. Есть многочисленные фотографии, на которых он изображен в качестве лидера во главе команды, или как судья турнира». Но, конечно, восторженно встречали Алехина русские, которые бежали от революции в Европу. На одном обеде с русскими беженцами он расчувствовался и сказал фразу, которая сразу дошла до Кремля: «Миф о непобедимости большевиков, ничем не отличается от мифа о непобедимом Капабланке».

Алехин с иммигрантами из России

     Париж в 20-30-е года, был наполнен первой волной русской иммиграцией. В ней оказалось достаточно имен с мировой славой: Нижинский, Шагалов, Шаляпин. Для Алехина это была родная среда, но в России всех иммигрантов поголовно считали белогвардейцами. Алехин ещё не успел сказать своей замечательной фразы, но на родине, за встречи с иммигрантами, его уже признали врагом народа. Времена «химер» уже начинались в советской России. Имя его вычеркнули из памяти народа. В России началось истребление не только всех не согласных с коммунистическим режимом, но и тех, про кого думали, что они не согласны. Суды развернулись по всей стране, но миллионы были отправлены в лагеря или на расстрел без всякого суда и следствия. Точно же такие призывы раздавались и в центре Европы. Только Гитлер, выбрал себе главным врагом – евреев, а Сталин – собственный народ. Эти две ослепленные массы неминуемо должны были встретиться.

Александр Алехин в парижском шахматном клубе.

     Однако шахматную жизнь, эти бури ещё не настигли. В 1935 году, голландский гроссмейстер Макс Эйве, вызвал чемпиона на поединок. Большинство, включая и самого Алехина, считали, что шансов у Эйве нет никаких. И действительно, Алехин прекрасно начал матч, но закончил его экс-чемпионом. Уверяют, что слишком сильное злоупотребление алкоголем сыграла с Алехиным злую шутку на финише матча, состоящего из 30-ти партий. Есть и те, кто с этим мнением не согласен, и считают, что чемпиона подвели нервы и больное сердце. Как бы то ни было, но через два года в матче-реванше, прошедшим также в Голландии и по тем же правилам, Алехин без труда вернул себе шахматный престол. «Странная борьба происходит во мне, когда я играю», - как-то заметил Алехин, - «С одной стороны фантазия, а с другой стороны трезвый расчет спорят между собой». И хотя Алехин по-прежнему и без сомнения сильнейший шахматист в мире, не всегда трезвый расчет побеждает в его игре. Ещё недавно непобедимый чемпион, отныне не всегда первый в турнирных таблицах.

Макс Эйве

     В первый день осени 1939 года, германские войска начали войну в Европе. Алехин, который выступал тогда на шахматной Олимпиаде в Буэнос-Айресе, возвращается в Париж, чтобы, как он утверждает, сражаться за свободу Франции. Наступает самая «черная полоса» в жизни четвертого шахматного короля! Ещё в середине 30-х Алехин познакомился в Ницце с вдовой морроканского губернатора Грэйс Висхар. Она была англичанкой по рождению, но американкой по паспорту. Грэйс не только любительница шахмат, но и состоятельная женщина. Алехин расстается с женой, с которой провел первые годы иммиграции, и которая сопровождала его на матч с Капабланкой. Отношения с Грэйс в Ницце развиваются стремительно. Вскоре они объявляют о своей свадьбе, и на матч с Эйве, 43-летнего Алехина, уже сопровождает новая, четвертая, на сей раз последняя жена. Похоже, что браки Алехина, хороший козырь для психоаналитиков. Не имея в детстве материнской ласки, Александр женился на женщинах значительно старше себя. Более того, он называл их «Мамочкой». Большого значения, как выглядит избранница, для него не имело. Главное, чтобы отношения к нему пылало материнской заботой. Но, в конце концов, преданность к жене, одна из причин гибели личности Алехина.

Алехин на матч-реванше с Максом Эйве

     В сороковом году, когда немцы вошли в Париж, англичанка Грэйс находилась во Франции. После того, как флаг со свастикой поднялся над Эйфелевой башней, Алехин уехал сражаться, но в Германию, и в шахматы. Он капитулировал вместе с Францией, и подписал свой мирный договор с нацистами. Отныне Алехин должен был участвовать в пропагандистских мероприятиях 3-го рейха, тем самым, как он утверждает, оберегая от концлагеря Грэйс. Алехин, конечно, был далеко не единственным, кто спокойно переносил оккупацию немцами Парижа. С разрешения германских властей, Алехин играет сеанс с 75 офицерами вермахта в Париже, турнир в Мюнхене.

Алехин на сеансе одновременной игры на 75 досках с фашистскими офицерами.

     В конце 41-го, в парижской газете «Паризен цайтунг», появляется за его подписью обширная статья, о вреде еврейских шахмат, и, естественно, о преимуществе арийских. Ярким представителем, которых называет себя самого. После войны Алехин доказывал, что все антисемитские высказывания были приписаны к его статье,  сотрудниками доктора Геббельса. Но тот, кто даже единожды вышел на «панель», носит клеймо уже навсегда.

Александр Алехин

     В 1944 году союзники высадились в Нормандии. Началось освобождение Франции от нацистов. Танки французского генерала Леклерка и американские части вошли в Париж. На главной площади Парижа, среди ликующей толпы, не мог находиться 4-й чемпион мира Александр Алехин. Генерал Шарль де Голль, герой освобождения, был крайне отрицательно настроен ко всем, кто сотрудничал с фашистами.

     И Александр Алехин вновь отправляется в иммиграцию. Единственное теперь пристанище для чемпиона, это Испания, где сохранил власть Каудильо Франко. У Франко, как у каждого диктатора, обязательно про запас имелся один гениальный шахматист. Им оказался молодой мальчик Поммар. Единственный ученик Алехина, так и не ставший вопреки ожиданиям Франко чемпионом. Своего сына Александр Алехин так и не видел. Потом его сын рассказывал о своем отце, что тот был обижен не на русский народ, а на советских правителей. Из Испании Александр Алехин перебрался в Португалию. Во французской визе ему было отказано, а Грэй всё жила в Париже. Мировое шахматное сообщество предало его имя проклятью, за сотрудничество с нацистами.

Александр Алехин рядом с Михаилом Ботвинником

     Португальские друзья поселили его в Истурилле, в «Парк» отеле, и платили за него. Соседями, смещенного шахматного короля, оказались: бывший король Италии Умберто, бывший венгерский диктатор Хорти, испанский изгнанник король Дон Хуан.

     Александр Алехин, почитавший шахматы, как высокое искусство, угасал в пустом курортном городке. 24 марта 1946 года, пятидесяти трех летний чемпион, умер, по официальной версии от паралича сердца. Хотя, и на этот счет, существуют различные предположения. Через десять лет его прах перенесли на Монпарнасское кладбище. Вечный скиталец при жизни, он остался им, и после смерти. Он так и не узнал, что за день до его смерти, было принято решение о проведении его матча с Ботвинником, и о том, что ему наконец-то выслали французскую визу.

Смерть Александра Алехина

     Последняя книга, что он читал, это стихи Маргарет Сотбери. Книга была открыта на «Агонии гения», и строчка, на которую, как говорят, смотрели уже потухшие глаза, гласила: «Это судьба всех тех, кто живет в изгнании».
Продолжить чтение
2669 просмотров
0 Комментариев

Капабланка Хосе Рауль (1882-1942).

     Жизнь третьего чемпиона мира Хосе Рауля Капабланки, была такой же яркой, как ночной бродвейский карнавал. Любому обществу великий гроссмейстер предпочитал светское, и похоже немного стыдился, что он шахматист. Представляясь, Капабланка называл себя дипломатом. Благодарная родина Куба дала ему это звание пожизненно.

Капабланка Хосе Рауль

     Зенита славы, Хосе Рауль Капабланка, которого болельщики называли Каппой, достиг в те замечательные времена, когда люди веселились и отдыхали после страшной войны. Что не говори, а в 20-е годы мир благоденствовал. Только сам Господь Бог знает, как он определяет место для рождения очередного шахматного гения. Хосе Рауль, как и большинство детей, впрочем, как и большинство выросших из них чемпионов, познакомился с шахматами в 4 года с колен отца, наблюдая, как он, богатый чиновник играем с друзьями. В 5 лет Хосе Рауль обыгрывал всех партнеров отца. Капабланка вспоминал, что детский обостренный интерес к шахматам, был вызван горячо обсуждавшейся встречей в Гаване чемпиона мира Стейница и русского маэстро Чигорина. Два матча, когда впервые русский два матча безуспешно пытался отобрать шахматную корону, финансировались кубинскими плантаторами. Шахматы на Кубе знали со времен испанского завоевания, но бурный всплеск интереса к ним пришелся на 1862 год, когда Гавану посетил Морфии, сыграв несколько партий с чемпионом страны, темнокожим рабом Феликсом. До появления Фиделя Кастро, Капа был, пожалуй, единственным национальным героем Кубы.

Капабланка

     В Гаване, в музее спорта, хранятся шахматы, которыми игрался победный для Капабланки матч с Ласкером, и посмертная маска великого кубинца. Родители, волнуясь за психику сына, разрешили ему серьезно заниматься шахматами лишь в 8 лет. В тринадцать, он стал чемпионом Кубы. В 1906 году он поступил на химико-инженерное отделение английского университета в Нью-Йорке. Попутно он посещал монхэтенский шахматный клуб, где равных игроков в блиц ему не было. Хосе Раулю 18 лет, и он, что не часто бывает, из вундеркинда превратился в суперигрока.

Посмертная маска Капабланки Х.Р.

     Нью-Йорк. Спустя три года после приезда в США, Капа выигрывает матч у чемпиона США Маршалла, причем, с разгромным счетом. С этого момента он причислен к клану – маэстро мировой шахматной элиты. Маршалла он победил, не открыв ни одной книги дебютов. Такое ему удалось только за счет изумительной интуиции и техники в эндшпиле. Два года учебы в университете выработали у Капы два желания: добиться успеха на шахматной арене и приобрести светский лоск. В теннис он играет не реже, чем в шахматы, а остальное время проводит в бассейне. Отметим, что Капа не знает, что такое алкоголь и табак. Красавчика Капу можно считать Плейбоем, чем он страшно гордится. Светских развлечений он не пропускает, пытаясь совместить их с шахматами. На турнире в довоенном Петербурге он уступил первое место Ласкеру, потому что кутил всю ночь перед решающей партией. А спустя двадцать лет проиграл Лилиенталю, так как опаздывал на свидание.

Капабланка - Маршалл

     В Петербурге началась его дружба с Александром Алехиным. Покорение Капабланкой Европы состоялось, оно было не долгим, в старом свете арену расчищали для новых рыцарских подвигов. Светские развлечения переросли в мировую войну, которая при ближайшем рассмотрении оказалась довольно грязным делом, не имевшая ничего общего с благородными турнирами.

Алехин и Капабланка

     Капа возвращается в Нью-Йорк. В клубе, где он играл с Маршаллом, кстати, по сей день стоит его шахматный столик. Война бушует в тысячах милях от берегов Америки, а здесь, самым интересным развлечением становиться кинематограф. Здесь зарождалось величие ещё одной империи XX века, со своими королями и королевами. Одни из первых императорских фамилий Дуглас Фервенгс и Мери Пикфорд. Невероятно, но в тропическом раю Карибов вырос не темпераментный шахматист, а расчетливый игрок, с феноменальной быстротой просчитывающий любые варианты. В лучшие годы, Капа умудрился не проиграть ни одной партии за 8 лет. Вначале Ласкер собирался отдать корону Капабланке без сражения, но это могло создать опасный прецедент в пристол-наследии, хотя второй чемпион утверждал, что игра третьего притягательна не более, чем притягательна сила арифметического сложения, общественное мнение заставило 53-летнего Ласкера играть матч. Но куда большее значение для него имела инфляция в Германии. Уступив корону, Ласкер заметил: «Глубина игры Капабланки – глубина математика, а не поэта. У него душа римлянина, а не грека».

Шахматный стол Каабланки в Нью-Йоркском шахматном клубе.

     Капабланка никогда не забывал Кубу. На остров он возвращался много раз, но дома ему, покорителю шахматной Европы не сиделось. Как и молодому генералу Банапарту, после триумфальных походов. Приезжать в обстановку всеобщего поклонения – нравилось! Восторг толпы – кислород для любой звезды. За короткое время домашних каникул вызванных мировой войной, Капабланка успел жениться на Кубе, у него родились дети, но назвать Хосе Рауля примерным семьянином невозможно. Как только окончилась война, Капа оставляет жену и двоих детей, и отправляется в турне. Позже выяснилось, что семью он оставил навсегда.

первая жена Капабланки

     Любимец дамского общества вновь в Европе. Но новые кумиры овладевают сердцами дам в Старом свете. Наверно, потому что большинство девушек отныне больше предпочитает маршировать в строю, символом красоты стала вечно одинокая и недосягаемая Грета Гарбо. Плюс, всеобщее помешательство высшего света на авиации. Позавтракать в Париже, а пообедать в Лондоне, поступок модный и отважный. Хотя, Люфтганза своим сервисом отличалась уже в те годы. Наступила эра сближения континентов. Чтобы увидеть своего кумира в латинской Америке, состоятельные круги Буэнос-Айреса, собрали деньги русскому шахматисту Александру Алехину, для вызова чемпиона на матч. Тогда, обеспечение призового фонда была проблемой претендента. Незадолго до матча, Капа феноменально выиграл турнир в Нью-Йорке, победив там своего соперника на королевский трон. Эта победа, сыграла с ним плохую шутку. К матчу Капа оказался не готов. И осенью 1927 года, тридцать четвертая партия на улице Карлоса Пеллегрини подвела итог 6-летнему царствованию Капабланки. В тот же день закончилась дружба великих гроссмейстеров. Отныне, они старались даже не находиться в одном помещении.

Алехин и Капабланка

     До самого конца Капа был обречен, безуспешно вызывать нового чемпиона на матч-реванш. Такой удар, как потеря чемпионского титула, подкосил Капабланку. Он играет много, но это уже другой Капабланка. И хотя Хосе Рауль по-прежнему одет по последней моде, и по-прежнему постоянный гость на светских приемах, и как всегда элегантен и неотразим, он переживает острый кризис. Дипломатический паспорт открывает перед Каппой, свободно говорящим на пяти языках, двери любого дворца, но отныне, на любом балу он «экс» монарх.

Сеанс одновременной игры дает Капабланка

     Наконец-то, он в чем-то уел русских! Женившись на красавице эмигрантке из России, Ольге Чагадаевой. Эта женщина будет с ним до конца. С Ольгой он не расставался никогда. Лучшие дни с молодой женой, как говорил Капа, он провел в Париже. Капа был счастлив и беззаботен, как была счастлива вся Европа в те предвоенные годы, не понимая, что несется прямиком в ад. Германия и Англия сражались пока только на футбольном поле. В футболе тогда побеждали англичане. А Капабланка сражался с призраками. Он взывал к шахматной общественности, требуя изменить правила вызова на матч, которые придумал сам, когда был чемпионом. Это станет доброй традицией. Того же будут требовать Фишер и Карпов. А пока, Капе не остается ничего другого, как сражаться с Алехиным заочно в суперсеансах. В отличие от Алехина, Капабланка играл международный турнир в России. Турнир проходил в знаменитом Колонном зале. Спустя год, Сталин устроил на этой сцене главный судебный процесс над своими бывшими соратниками. Капа уверял, что вождь, подглядывал из закрытой ложе через дырку в шторе за его игрой. Говорят, что точно также Сталин наблюдал за самым справедливым судом в мире, где он был главным сценаристом, но ни разу официально не присутствовал в зале. Но если верить Капе, место для наблюдения Сталин выбрал ещё за год до московских процессов.

Капабланка и его жена Ольга Чагадаева

     Спустя три года, Алехин дал согласие на матч. Капабланка к этому времени уже вернулся домой в Америку. Но судьбе было угодно лишить его последнего шанса. Капа не смог собрать для приза – 10000 долларов. Куба, на которую он так надеялся, ему отказала. Впрочем, матч был и последней возможностью для Алехина удрать из Европы, которая уже «плясала» на самом краю пропасти. Первые такты смертельного танца раздались в 1939 году, в Мюнхене. Их исполнили вождь всех немцев – Адольф Гитлер, и сэр – Невилл Чемберлен. Они были безусловно «первыми скрипками» в военном оркестре, где собрались такие музыканты, как итальянский дуче Бенито Муссолини, летчик-охотник, любитель искусства Герман Геринг, и французский премьер Де Ладье. Итак, увертюра к пляски смерти была сыграна. То, в чем расписались эти выдающиеся «исполнители», дипломатично называлось – «Мюнхенское соглашение». А на самом деле означало – войну.

Капабланка

     Восьмого марта 1942 года, в пятьдесят четыре года, Капабланка скончался в одном из госпиталей Нью-Йорка. Накануне вечером он плохо себя почувствовал в Монхетенском шахматном клубе, а следующим утром у него случилось кровоизлияние в мозг.

Монхетенский шахматный клуб

      Михаил Ботвинник сказал: «Достоинство Капабланки не следует ни умолять не преувеличивать. Он был таким, каким был. И этого достаточно, чтобы быть великим!»
Продолжить чтение
2165 просмотров
0 Комментариев

Сколько КМС по шахматам было в СССР было после ВОВ ?

Значок КМС     Вопрос: Сколько кандидатов в шахматные мастера СССР насчиты­валось в советской шахматной орга­низации?

     Ответ: Приводим список кандида­тов в мастера по состоянию на 1 апреля 1946 года.

1. Араманович (Москва)

2. Аронин (Херсон)

3. Алексеев (Ленинград)

4. Арулайд (Таллин)

5. Александров (Ри­га)

6. Абжирко (Москва)

7. Ануфриев (Москва)

8. Батуринский (Москва)

9. Бы­ков (Москва)

10. Бонч-Осмоловский (Москва)

11. Бастриков (Москва)

12. Будо (Ленинград)

13. Бер (Ленинград)

14. Батыгин (Москва)

15. Банник (Киев)

16. Бога­тырев (Москва)

17. Благидзе (Тбилиси)

18. Багдасарьян (Москва)

19. Баев (Ро­стов-на-Дону)

20. Волошин (Владиво­сток)

21. Вистанецкис (Вильнюс)

22. Гольдштейн (Москва)

23. Гусев (Москва)

24. Готгильф (Ленинград)

25. Головко (Красная Армия)

26. Гольденов (Киев)

27. Гейлер (Москва)

28. Гильман (Горький)

29. Давид (Барнаул)

30. Долуханов (Мо­сква)

31. Еремин (Казань)

32. Зак (Ленин­град)

33. Замиховский (Киев)

34. Зефиров (Горький)

35. Ивашин (Куйбышев)

36. Иливицкий (Свердловск)

37. Кондратьев (Красная Армия)

38. Коц (Москва)

39. Кудрин (Москва)

40. Константинов (Краснодар)

41. Колчурин (Казань)

42. Кофман (Киев)

43. Коган (Москва)

44. Ки­риллов (Харьков)

45. Люблинский (Мо­сква)

46. Липницкий (Красная Армия)

47. Лапин (Иваново)

48. Левитас (Баку)

49. Магергут (Москва)

50. Марский (Моск­ва)

51. Модель (Ленинград)

52. Мелехов (Ростов-на-Дону)

53. Мурзин (Улан-Удэ)

54. Межгайлис (Рига)

55. Моисеев (Москва)

56. Молчадский (Москва)

57. Наглис (Красная Армия)

58. Палавандишвили (Тбилиси)

59. Полторанов (Омск)

60. Подольный (Москва)

61. Петросян (Тбилиси)

62. Рохлин (Москва)

63. Роменский (Красная Армия)

64. Руднев (Ленинград)

65. Рентер (Таллин)

66. Сопков (Ярославль)

67. Скляров (Ленин­град)

68. Столяр (Ленинград)

69. Сорокин (Тбилиси)

70. Солнцев (Москва)

71. Сер­геев (Москва)

72. Тесленко (Владиво­сток)

73. Тер-Погосов (Москва)

74. Улья­нов (Владивосток)

75. Хачатуров (Мо­сква)

76. Шануренко (Москва)

77. Шишов (Тбилиси)

78. Шамкович (Ленинград)

79. Щербаков (Москва)

80. Черников (Ле­нинград)

81. Цичцадзе (Тбилиси)

82. Эстрин (Москва

Продолжить чтение
2815 просмотров
0 Комментариев

Навстречу шахматному лету.

В.Ленин, М.Горький и Н.Крупская. Игра в шахматы.     В этой статье, вы можете прочитать план действий развития шахматного движения послевоенного  времени. Это просто замечательно и стоит того, чтобы ровняться на такой подход к нашему любимому делу. Люди, пережившие такое испытание, в виде Великой Отечественной войны, сразу постарались работать не только в направлении восстановления мощи страны, её возрождения из руин, но и в таком направлении, как шахматное искусство!

     Приближается лето. Скоро откроются парки культуры и отдыха, детвора выедет в пионерские лагеря, начнет­ся оздоровительный сезон на курортах и в домах от­дыха. На летние рейсы перейдет культурная работа в городе и деревне. Из закрытых помещений шахматные мероприятия также будут перенесены на воздух.

     До открытия летнего сезона остаются буквально счи­танные дни. Местные шахматные секции, комитеты физкультуры и добровольные спортивные общества должны серьезно подготовиться к развертыванию лет­ней шахматной работы.

     Одним важнейших условий летней работы являет­ся ее массовость. Если зимой мы были ограничены по­мещением, не всегда достаточно приспособленным для проведения больших мероприятий, то на летней базе условия становятся совершенно иными. Работу по про­паганде шахматного искусства предстоит вести в боль­ших масштабах и это, прежде всего надо, учесть, гото­вясь к открытию летних шахматных баз.

     В парках культуры и отдыха, в садах и на летних площадках надо своевременно подготовить и оборудо­вать шахматные базы. Они должны быть просторными, расположенными в удобном месте и хорошо оборудо­ванными. Опыт прошлого показал, что в некоторых пар­ках культуры и отдыха шахматные базы были неблагоустроенны и расположены где-то на задворках, в ре­зультате чего даже большие любители шахмат не стре­мились посетить их, а предпочитали заниматься шах­матами вне этой базы.

     Надо обеспечить снабжение летних баз достаточным количеством инвентаря, комплектами шахмат, часами и необходимой литературой. Посетитель не должен ста­новиться в очередь за шахматами, а сразу же получать для себя все необходимое. Работу на летней базе надо построить живо и интересно, с учетом самых разнооб­разных потребностей посетителей. Поэтому надо, чтобы план летней работы был тщательно продуман и вклю­чал в себя проведение интересных лекций, сеансов од­новременной игры, массовых квалификационных турни­ров, блицтурниров, занятий кружков по изучению тео­рии шахматной игры и ряд других полезных мероприя­тий.             .

     Особое внимание должно быть уделено начинающим шахматистам. Ведь если в зимнее помещение идут глав­ным образом люди уже не один год серьезно занимаю­щиеся шахматами, то на летних базах наиболее много­численными посетителями обычно бывают новички. По­этому через летние базы удобнее всего пропагандиро­вать шахматное искусство и значительно шире вовле­кать в него новые силы. Нужно не бояться массовости в отборе на летних базах, а наоборот, стремиться к ней. Проведение массовых соревнований с участием со­тен любителей должно быть основным мероприятием в плане работ летних шахматных баз.

     Исключительно благоприятным местом для развертывания летней шахматной работы являются дома отдыха и курорты.

     В течение летнего сезона тысячи отдыхающих про­ведут там свои отпуска. Среди них окажется немало любителей шахматного искусства. Поэтому уже сейчас надо серьезно подготовиться к началу летней шахмат­ной работы в домах отдыха.

     Здесь особенно важно строить всю работу дифференцированно. Для отдыхающих, уже искушенных в шах­матах, необходимо организовать серьезные занятия. Многие из них с удовольствием проведут свой отпуск за разбором шахматных партий, за изучением теории, за пополнением своих шахматных знаний. Следовательно, для этой группы отдыхающих должна быть подготов­лена необходимая литература, квалифицированные ин­структора и соответствующие места для занятий.

     Шахматисты-новички также не против уделить часть своего отдыха шахматам. Опыт показал, что интерес к проводимым в домах отдыха сеансам одновременной игры исключительно высок, и что желающих сразиться с квалифицированным сеансером оказывается всегда очень много. Поэтому надо позаботиться о том, чтобы дом отдыха был обеспечен таким количеством инвен­таря, который бы не лимитировал число участников, выступающих против сеансера.

     Массовые шахматные мероприятия в домах отдыха, сеансы, блицтурниры, турниры для новичков и различ­ные конкурсы всегда привлекают большое количество зрителей. Чтобы вовлечь и этих зрителей в шахматную жизнь надо все мероприятия проводить содержательно, в культурной обстановке и с максимальными удоб­ствами.

     Многолетний опыт работы советских шахматных орга­низаций показал, что шахматы среди детей пользуются огромной популярностью. Дети любят шахматы, увле­каются ими. Из среды подрастающего поколения шах­матные организации черпают новые резервы, выращива­ют новых мастеров. Поэтому на летнюю шахматную ра­боту среди детей должно быть обращено серьёзное внимание со стороны шахматных организаций. Следует добиться того, чтобы в планах работ пионерских лагерей были учтены и шахматные мероприятия. Надо обеспе­чить в каждом пионерском лагере достаточное количе­ство шахматного инвентаря и своевременно прикрепить к лагерям квалифицированных шахматистов из числа наших лучших методистов. Шахматные секции ДСО должны взять подлинное шефство над пионерскими лагерями и обеспечить в них проведение повседневной и интересней шахматной работы.

     Для того, чтобы летняя шахмат­ная работа была наиболее эффектив­ной, комитетам физкультуры и шах­матным секциям следует теперь же позаботиться о ее материальном обеспечении. Прежде всего, это ка­сается шахматного инвентаря. К сожалению, вопрос об его изготов­лении до сих пор еще не нашел своего разрешения. Все еще чрезвы­чайно трудно приобрести недорогие и удобные для игры шахматы, а шахматные часы поистине являются, чуть ли не музейной редкостью. Следовательно, надо немедленно по­ставить вопрос перед соответствую­щими хозяйственными организациями о массовом изготовлении необходи­мого шахматного инвентаря в таком количестве, который бы полностью обеспечил потребность летних шах­матных баз в парках культуры, в домах отдыха и в пионерских ла­герях.

     Второе, что должно быть разре­шено к началу летнего сезона — эго изготовление квалификационных билетов. До сих пор большинство комитетов физкультуры выдает шах­матистам, набравшим необходимую для получения той или иной катего­рии норму, вместо квалификацион­ных билетов простые справки, а иной раз и совсем ничего не выдает. Ме­жду тем, мы знаем, какое большое значение имеет для шахматиста, особенно новичка, получение квали­фикационного билета и как самый факт вручения квалификационного билета способствует закреплению у шахматиста интереса к шахматам. Поэтому следует теперь же позабо­титься о массовом изготовлении би­летов и о выдаче их шахматистам, немедленно же после окончания турнира.

     Третье, о чем должны подумать местные шахматные секции для обеспечения летней работы — это правильная расстановка своих сил. Надо заблаговременно прикрепить к паркам культуры, к домам отдыха и к пионерским лагерям квалифици­рованных шахматистов, которые бы обеспечили бесперебойное проведе­ние и разнообразной шахматной работы на летних базах. На­до не забывать, а опыт прошлого подтверждает такое опасение, что на летних базах, к которым не будет своевременно прикреплены инструк­тора, немедленно появятся «около шахматные дельцы». Поэтому вопрос об обеспечении летней работы ква­лифицированным руководством яв­ляется актуальным и не допускаю­щим отлагательства.

     Обеспечить успех летней шахмат­ной работы — дело чести самих шахматистов. От того, как мы спра­вимся с задачами по обеспечению работы летних баз среди широких масс любителей шахматного искусст­ва, в значительной степени зависит дальнейшее развитие советского шахматного движения.


Продолжить чтение
3113 просмотров
0 Комментариев

Реклама

Рейтинг (FIDE) LIVE

                         Man

2017 12 10 Man

                     Women

2017 12 10 Women