Осторожно, Магнус закрывается

Великолепный Магнус Карлсен в Москве     8 апреля в холле центрального здания МФТИ, что в городе Долгопрудном Московской области, было непривычно многолюдно. Там и тут кучковались гости разной степени презентабельности. Меж ними, словно свободный электрон, стремительно и хаотично перемещался Сергей Белоусов, основатель венчурного фонда Runa Capital и член правления ассоциации выпускников МФТИ «Физтех-Союз». Перекинув сумку через плечо, он зычным голосом разъяснял что-то по телефону на английском.

     Неподалеку можно было приметить его партнера, худощавого, скромного интеллигентного Дмитрия Чихачева, также эмфэтэишника, в компании Алисы Мельниковой, генерального директора «Сбербанк технологии» (ИТ-подразделение Сбербанка). Собственно, «Физтех-Союз» вместе с Runa и выступали организаторами всего действа.

     А главным героем был Магнус Карлсен.

     Вы, может быть, не знаете 16-го чемпиона мира по шахматам. Но, возможно, знаете основателя Microsoft Билла Гейтса. Так вот, пару месяцев назад Карлсен поставил Гейтсу мат за девять ходов, потратив на обдумывание 11 секунд. Даже не знаю, которая из этих цифр ошеломительнее. В общем, самый умный (в каком-то смысле) человек на планете обыграл человека самого богатого (тоже, конечно, в каком-то смысле).

     Когда я узнал, что есть возможность сразиться с чемпионом в сеансе одновременной игры (играть одновременно должен был Карлсен), то, конечно, сразу отказался. Потому что где я и где он? А потом, конечно, согласился. Потому что когда еще выпадет шанс поставить мат чемпиону?

     В МФТИ Магнус прибыл без опозданий. В шахматах с этим строго: просрочил время — проиграл. Вживую он оказался выше, чем выглядит на фото, ростом почти с Белоусова, у которого вообще-то 187 см.

     Шахматного короля тут же взяли в оборот и повели на экскурсию по институту. А нас — в забитый до отказа видавший виды актовый зал, где ректор Николай Кудрявцев объявил о подписании соглашения о сотрудничестве со «Сбертехом». По этому соглашению «дочка» Сбербанка должна открыть в МФТИ свою кафедру, но для публики, кажется, куда большее значение имели последние слова ректора: «Болею за тех, кто будет играть против чемпиона».

     Атмосфера в зале была наэлектризована до предела. Презентация «Сбертеха» о грандиозных задачах, стоящих перед компанией, прошла на этом фоне как-то незаметно. Даже цитата предправления Сбербанка Германа Грефа о том, что современный банк — это ИТ-компания с банковской лицензией, не впечатлила будущих программистов и математиков. Последние слайды еще мелькали на экране, когда зал разразился аплодисментами и озарился вспышками встроенных в смартфоны фотокамер. В окружении свиты по центральному проходу спускался Магнус.

     По его лицу трудно было понять, понравилась ли ему экскурсия по МФТИ. Даже оваций чемпион, кажется, не услышал. Глядя вдаль, он не спеша прошел через зал и отрешенно уселся на крайнее справа кресло в первом ряду — метрах в трех от меня. Сотни взглядов — восторженных, любопытных, ироничных — были устремлены на этого одного из самых молодых (23 года!) шахматных чемпионов, человека с самым высоким (2881) игровым рейтингом ЭЛО за всю историю существования этого рейтинга. Но ничто не смущало, не задевало и не интересовало Магнуса. Даже жадная толпа из двух десятков фотографов и операторов, выстроившихся перед норвежцем плотной стеной. Только время от времени, когда кто-то особенно назойливо выдергивал его в реальность из плена черно-белого 64-клеточного мира, на его лице проскальзывало детское выражение недовольства.

     Магнус Карлсен для современного западного мира — что-то вроде Роберта Фишера, считает международный гроссмейстер Сергей Шипов (ЭЛО 2541). «Магнус может растормошить более богатую западную половину мира, и в этом смысле он для всего шахматного мира выполняет важную работу, работает на популярность игры»,— говорит Шипов. Действительно, Карлсен, рассказывает Белоусов, даже открывал матч между мадридским «Реалом» и «Вальядолидом» в ноябре 2013-го, и отнюдь не шахматный. Он изо всех сил пытается быть не просто чемпионом, а шоуменом. Или скорее его пытаются таковым сделать.

     Но если на Западе объявился новый Фишер, то Восток должен обрести своего Бориса Спасского, который в середине XX века противостоял Фишеру на шахматной доске со стороны СССР. Тем более, судя по всему, холодной войны нам, возможно, ждать осталось совсем недолго. Кто знает, может быть, сегодняшний день выявит претендента?

     Наконец, все презентации были закончены, вступительные слова произнесены, и настало время первой из запланированных на сегодня — словесной — партии. Магнус должен был давать интервью. На сцену поднялся шахматный чемпион и его оппонент… кто бы вы думали?

Тина Канделаки и магнус Карлсен

     Выставить Тину Канделаки против Карлсена — со стороны организаторов поездки это был чрезвычайно сильный, многоплановый ход. С одной стороны, только этой буре эмоций, энергии, слов, кажется, под силу расплавить ледяную крепость, в которой скрывался от мира шахматный варяг. С другой — Канделаки должна была заполнить эмоциональный вакуум, который неизбежно возникает вокруг флегматичного чемпиона. Как там у Пушкина было? «Они сошлись, вода и камень…»

     Надо сказать, Герда-Канделаки сделала все, что было в человеческих силах, чтобы растопить сердце Кая-Магнуса Карлсена. И даже больше.

— Здравствуйте, Магнус,— начала игру Тина.— Я вас рассматриваю, потому что, когда у человека в голове такой суперкомпьютер, всегда хочется посмотреть, как устроена его голова.

Белые сделали смелый, агрессивный ход. Практически e2- e5. Как ответит чемпион? Зал замер в ожидании.

— Я не думаю, что в моей голове есть суперкомпьютер,— начал выстраивать оборону Карлсен.— Просто я хорошо делаю свое дело, и делаю его уже много лет. Вот, собственно, и все.

— Каково в вашем возрасте понимать, что ты самый крутой шахматист в мире? — продолжила наступление Тина.

— Мне сто раз уже задавали этот вопрос,— ход шаблонный, дал понять норвежец.— Я не чувствую себя молодым шахматистом. Я начал играть в международных соревнованиях с 16, сейчас мне 23. Если ты что-то делаешь в течение семи лет на высоком уровне, вряд ли ты будешь считать себя молодым.

     Пока чемпион держался достойно.

— Смотрю на вас, и мне кажется, что вам сложно коммуницировать с людьми,— Тина ввела в бой тяжелые фигуры. Потому что аллергию Магнуса к каким-либо коммуникациям замечал, наверное, даже сам Магнус.— Человек, лучше всех в мире играющий в шахматы, должен обладать каким-то невероятно мощным интеллектом, дающим ощущение бесконечного одиночества. Я не могу представить себе, как вы с друзьями лежите на диване, задрав ноги, пьете пиво, смотрите футбол и ругаете игроков.

— Я делаю многие вещи, которые вы тут описали. Разве что пиво не люблю,— защищался Карлсен.

— Задам еще один личный вопрос и остановлюсь,— белые обозначили ложное тактическое отступление.— Россия славится красивыми девушками, их много и в зале. Какие девушки вам нравятся, Магнус?

— А вы уверены, что спрашиваете именно то, что хотите спросить?.. Окей, я люблю общительных девушек, которые любят иногда брать инициативу на себя.

     А чемпион-то не прост! Вывел ведущую на чистую воду. И Канделаки, кстати, поразительно хорошо подошла под фильтры норвежского короля.

     Дальше Тина дала сопернику отдохнуть, ступив на зыбкую почву шахмат. Поспрашивала для порядка про искусственный интеллект, этого убийцу шахматных чемпионов, и про учителей-вдохновителей. И затем резко перевела игру обратно в привычное для себя русло:

— Все любят в детстве рок-музыкантов. Вас воодушевлял кто-то?

Прием сработал. Чемпион уже задумался, хоть и ненадолго.

{adselite}

— Не в моем характере создавать кумиров. Я учусь у тех, кто сильнее меня, но не увлекаюсь кем-то в отдельности. Игра меня вдохновляет сама по себе.

— Если ты хочешь стать лучшим в мире по шахматам, тебе нужно заниматься этим каждый день, по несколько часов. У вас в детстве были моменты, когда вы себе говорили: «Как же я ненавижу эти шахматы!»?

     На лице Магнуса отобразилось недоумение. С таким же успехом Тина могла бы спросить так: вот вы дышите воздухом каждый день, а бывает так, что прямо тошнит уже от этого воздуха?

— Ответ простой,— попытался сформулировать мысль Карлсен.— Трудно стать лучшим в чем-либо, если это что-то не вдохновляет тебя. Если бы шахматы перестали доставлять мне удовольствие, я бы занялся чем-то другим. Но шахматы постоянно присутствуют в моих мыслях. В голове я все время разбираю позиции.

     И этот человек отказывается признать наличие компьютера в своем мозгу. Так я ему и поверил.

— Не могу тогда не спросить: вам снятся шахматные сны?

     И вот здесь случилось практически чудо. Этот простой с виду ход внезапно разрушил всю оборону, тщательно выстроенную черными.

— Нет… Обычно я не вижу шахматы во сне, а если и вижу, то только в кошмарах.

     Чемпион явно дрогнул, пора было дожимать. Тина не растерялась.

— Вы проигрываете в них? — точный ход! В шахматной аннотации он был бы отмечен двумя восклицательными знаками.

— Обычно да,— нехотя признался Магнус. Кажется, он сам не верил, что говорит это вслух.

— Но кому?

— Да кому угодно! Я проиграл куче людей в своих снах.

     Вот он, секрет мастерства. Проигрывать во сне, чтобы выиграть в реальности. Шахматное айкидо. Тут бы мне стоило насторожиться, потому что я-то как раз выиграл у Магнуса буквально накануне ночью.

     Меж тем в зале на несколько секунд повисла тишина. Чувствовалось, что игра вышла на качественно иной уровень откровенности.

— Певцы боятся потерять голос. Чего боятся шахматисты? — осторожно, чтобы не спугнуть раскрытого Магнуса, спросила Тина.

     И правильно: оказавшись на труднодостижимой и суперинтересной территории страхов, надо было закреплять успех. «Вам не кажется иногда, что вы скоро сойдете с ума, как многие известные шахматисты, тот же Роберт Фишер» — так следовало читать ее вопрос. Но чемпион уже опомнился от потрясения, вызванного его же собственным признанием, и снова начал закрываться.

— Не знаю, правда. Сейчас у меня весьма позитивные ожидания от будущего. У меня нет каких-то опасений потерять мои мыслительные способности, если вы имеете в виду именно это,— похоже, Магнус опять раскусил план белых.

— Ну чем-то же вы должны увлекаться? Слушаете рок-музыку, путешествуете? — это был уже ход отчаяния.

— Нет у меня каких-то особенных увлечений…

— У меня возникает желание его научить!

— На самом деле я совсем не такой, каким вы пытаетесь меня представить,— предпринял чемпион вялую попытку оправдаться.— Я люблю играть в сквош или еще какие-нибудь спортивные игры.

— Кино! Вы любите кино? — Канделаки безуспешно искала хоть какую-нибудь зацепку, брешь в ледяной броне норвежца.

— Да нет, не особенно. Не хватает терпения досмотреть до конца.

— Вы не любили в детстве Спайдермена?! — Канделаки была шокирована таким откровенным цинизмом.

— Нет, я не ассоциирую себя с супергероями,— равнодушно пожал плечами этот Чарльз Ксавьер от шахмат.

— Ладно, если мы не можем выяснить жанровые предпочтения, то какая ваша любимая актриса? — в жутком цейтноте (интервью к этому моменту шло уже минут 40) Тина попытала счастья последний раз. Уверен, она ждала что-то вроде Жульет Бинош или на крайний случай Монику Белуччи, но…

— Не знаю.

     Каждое такое «don’t know» зал встречал хохотом и аплодисментами. Это тоже.

     Но я знаю по крайней мере одного человека, которому в этот момент точно было несмешно. Это менеджер Карлсена, Эспен Агдестейн. «Вы должны понимать, что Магнус — аутист, фанатик, он полностью погружен в шахматы и лишь изредка выныривает из них, чтобы пообщаться с внешним миром,— убежден Шипов.— Ему приходится помогать. Так что Карлсену повезло, что у него есть такие отличные менеджеры».

— Последний мой вопрос,— продолжала Канделаки.— Вы человек, который за 11 секунд обыграли Билла Гейтса, который учил шахматам Цукерберга. Вам не надо никому показывать свое CV. Самые крутые боссы самых крутых компаний с удовольствием возьмут вас на работу, только бы вы захотели. Когда вы закончите шахматную карьеру, вы пойдете в бизнес?

     Что делают шахматные короли на пенсии, в тени славы тех, кто отнял у них корону? Вопрос опять из области страхов, но Магнус уже был настороже и не проглотил сладкую наживку из CV и цукербергов:

— Неверно было бы думать, что, если ты хорошо играешь в шахматы, ты автоматически хорошо делаешь все. Если одна из компаний, о которых вы говорите, захотела бы нанять меня сейчас, это было бы их ошибкой. Я могу делать что-то еще хорошо, но мне требуется время, чтобы получить новые знания.

Магнус Карлсен в Долгопрудном

     Пока на безбедную жизнь знаний Карлсену вполне хватает. «Если ты такой умный, то где тогда твои деньги?» — как раз с Карлсеном эта американская острота не очень работает. Да, шахматисты, наверное, самые бедные спортсмены в мире. Но Магнус-то среди них самый богатый.

     Не без усилий Агдестейна, конечно. «Он жесткий делец, у него отлично получается выстраивать бизнес вокруг успехов Магнуса,— говорит Шипов.— Со спонсорскими контрактами не было проблем и до чемпионства Карлсена, а сейчас спонсоры выстроились в очередь. По сравнению с другими сильными современными шахматистами Магнус сейчас просто купается в золоте. Надеюсь, когда-нибудь и до других сильнейших шахматистов мира дойдет эта волна. Пока же Карлсен выглядит как герой-одиночка в плане бизнеса».

     В настоящий момент чемпиона мира спонсируют пять компаний: Arctic Securities (норвежский инвестбанк), Simonsen Vogt Wiig (юридическая фирма), VG (норвежская газета), Nordic Semiconductor (производитель электроники) и белоусовский Parallels, разрабатывающий программное обеспечение для виртуализации. Кроме того, Карлсен является моделью бренда одежды G-Star. Общий годовой доход чемпиона от рекламно-спонсорской активности заявлен в размере $1 млн.

     Но Канделаки экономическую тему развивать не стала. Если уж Магнус не переживал в детстве за Человека-паука и ни во что не ставит Билла Гейтса, о какой экономике с ним можно говорить?

     Поэтому далее последовала серия «буллитов» — вопросов из зала. Выяснилось, в частности, что у Гейтса после проигрыша было удивленное лицо, что однажды соперник пытался вывести Карлсена из себя, внимательно разглядывая, но бросил это дело, когда Магнус принялся разглядывать его в ответ (я представил себе этот «ответ», и мне стало немного не по себе), что шахматы Магнус бросил бы разве что ради семьи (вот это красивый ход. Или домашняя заготовка?), что чемпион слаб в интегралах и что у Тины Канделаки есть ресторан, где подают вкусную еду и куда она пока не приглашает Магнуса.

— Буду иметь в виду,— поставил точку Карлсен.

Партия!

     Это была игра двух достойных соперников. Настоящая боевая ничья. Что ж, на роль Спасского Канделаки вполне сгодилась бы. Теперь нам предстояло повторить ее успех за шахматной доской.

(Интервью приводится в сокращенном виде. Видеозапись полной версии можно посмотреть здесь)

Партия №2

Карлсен, Магнус (2881) — Коваленко, Владислав (unrated). Долгопрудный, 2014. 1:0

     Сеанс одновременной игры Карлсен давал на 13 досках. Вообще-то он не первый чемпион, играющий против студентов МФТИ. Однажды это уже проделал Анатолий Карпов. Одному из студентов удалось даже выиграть у 12-го чемпиона мира, еще одна партия закончилась вничью. Так что при удачном раскладе мы могли вернуть корону в Россию прямо 8 апреля. В самом деле, не вечно же нам возвращать яйца Фаберже. Или Крым.

     Честь российской шахматной школы против Магнуса вышли отстаивать студенты МФТИ, преподаватели и несколько журналистов, среди которых оказался и корреспондент СФ. Но главное — на нашей стороне была моральная поддержка Шипова, которому выпала роль комментатора этой эпохальной встречи. А уж комментировать он умеет. Кто не верит, сходите на его сайт Crestbook.com и убедитесь сами.

     И вот все игроки расселись по местам. Я занял позицию на правом фланге. Чемпион двинулся вдоль столов, пожимая руки и делая первые ходы. Игра началась.

Магнус Карлсен в Долгопрудном

1. d4 Кf6

2. Сg5 d6

3. Кc3 g6

4. e4 Сg7

5. Фd2 0-0

     (После матча я скромно попросил Сергея Шипова прокомментировать и нашу с Магнусом партию. Ремарки гроссмейстера приведены далее в кавычках. Шипов точно подметил не только ключевые моменты игры, но и непростую психологическую ситуацию за доской. И это даже притом, что в глаза Карлсену я старательно не смотрел.)

     «Разыгран острый вариант защиты Пирца—Уфимцева. Черные вызывают огонь на себя, но готовы нанести ответный удар».

6. f4 Лe8

7. Кf3 Сg4

     «Рискованный подход. Стоило подумать о встречной акции 8...d5 9.e5 Ne4».

9. e5! de

10. fe Кh5

     «„Конь на краю доски — позор!“ — так говорил доктор Тарраш. И иногда бывал прав».

11. 0-0-0 Фc8?

     «Слишком робко сыграно. Авторитет чемпиона подавляет амбиции и решимость соперников — это давно известный эффект. Черным следовало срочно подрывать белый центр путем 11...c5!»

12. h3 Кg3?!

     «Последний шанс заставить чемпиона подумать заключался в 12...Bxf3 13.Bxf3 c5!»

13. hg К:h1

14. Л:h1

     «Теперь у белых и материальный перевес, и сильная атака. В стадии добивания Магнус был строг, но справедлив».

14 . ... Кf8

15. Фf4 Ke6

16. Фh2 К:g5

17. К:g5 h6

18. Кe4 с6

19. g5 h5

20. g4 hg

21. Кf6+! Крf8

22. Фh7 ef

23. gf С:f6

24. ef

     Черные сдались.

     Мои черные выбыли не первые, но, конечно, далеко не последние. Магнус ходил (и в партиях, и от игрока к игроку) практически молниеносно, задерживаясь у столов в исключительных случаях. Выглядело это так, словно Ксавьер обрел способности Флеша. Скоро на правом фланге остался только один очаг сопротивления, но и он постепенно угас. Основная борьба развернулась слева, где организаторы выставили сразу трех сильных бойцов. В конечном итоге им удалось свести партии вничью. А по турнирным правилам за каждую дается по пол-очка. И хотя Шипов настаивал, что две ничьих не дают в сумме одной победы, благодаря чемпионке России среди юниоров, обворожительной красавице из Элисты Айсе Имеевой, а также Сергею Трофимову и Арману Гейвонзяну эмфэтэишники свою «карповскую» норму в 1,5 очка формально выполнили.

     После боя.

     Как обстоит дело с заработками Магнуса, мы выяснили. Но как зарабатывают на Магнусе? После боя Карлсен отправился подкрепиться чем-нибудь более стоящим, чем наши деревянные во всех отношениях пешки и кони, а я напал на организатора всего действа Сергея Белоусова (который, кажется, ради этого блиц-интервью пожертвовал обедом в обществе чемпиона). В нашем рейтинге интернет-миллионеров 2013 года активы Белоусова мы оценили в $601 млн. Уж он-то должен знать, как зарабатывать на чемпионах.

— Шахматное спонсорство все же весьма неожиданный ход. Почему вы решили вложиться именно в эту игру? — спросил я первым делом совладельца Parallels. Этот бренд, напомню, красовался на рубашке чемпиона мира.

— Мы производим сложный софт, у нас работают продвинутые специалисты, кстати, много выпускников того же МФТИ. Нам показалось, что поддерживать шахматного игрока уместнее и веселее, чем «Формулу-1», как Евгений Касперский, или футбол, как Роман Абрамович.

     Надо признаться, под огневые комментарии Шипова, которыми он сопровождал события на тех или иных досках во время недавнего сеанса, играть и проигрывать было действительно весело, так что спорить с этим тезисом я не стал.

— Однако шахматы, кажется, не самый популярный сейчас вид спорта,— нашел другое возражение я.

— Это действительно так,— согласился Белоусов.— Но посмотрите на Магнуса. Молодой, энергичный чемпион мира. Он молодец, многое делает для возрождения популярности шахмат. Мы надеемся, у него получится. Он бывает на наших партнерских мероприятиях, дал уже два сеанса по 25 досок в каждом.

— И какой счет?

— Пока сухой, 50:0 в пользу чемпиона,— улыбнулся Белоусов.— Рекорд продолжительности партии — 20 ходов. Его, кстати, поставил глава одной из проинвестированных Runa Capital компаний.

     Ого, так я со своими 24 ходами смогу существенно улучшить статистику очередного партнерского мероприятия Runa. А что, хороший аргумент в переговорах с фондом о продаже доли в каком-нибудь стартапе.

— А вы сами с Магнусом играли?

— Нет, что вы,— замахал руками Белоусов.— Где я и где Магнус? Я немного поигрывал в детстве, прочитал пару книжек, выступал несколько раз на районных соревнованиях, получил, кажется, второй взрослый разряд, да и только. Моя мама общалась в студенчестве с Каспаровым и Ботвинником (Гарри Каспаров, 13-й чемпион мира по шахматам; Михаил Ботвинник, шестой чемпион мира). Она сказала мне, что чемпионом я не буду, вот я и бросил.

     Вот такой неожиданный эффект дают иногда знакомства с сильными мира сего. Эффект, впрочем, довольно позитивный. Как показала практика, спонсировать шахматы пока куда выгоднее, чем играть в них.

Автор статьи: Владислав Коваленко

Реклама