Мышление гроссмейстера

Как думают гроссмейстеры?     Настала пора выяснить, чем же он превосходит своих коллег? Попытаемся понять, как мыслит гроссмейстер по шахматам в партии, чем руководствуется при принятии решений. В какой момент партии гроссмейстер делает анализ и оценку позиции; в каких позициях нужно уделять внимание анализу, оценке, а когда можно, не делая глубоких выводов, ограничиться «легким» обозрением?

    Как хорошая, добросовестная хозяйка генеральную уборку дома делает несколько раз в году, лишь перед большими праздниками, так и гроссмейстер в своем шахматном «хозяйстве» — мы имеем в виду расположение фигур и пешек на шахматной доске — проводит «генеральную уборку» всего несколько раз в течение партии. А уж между ними ограничивается «каждоходным» обозрением позиции, быстрым анализом и краткой оценкой.

     В какие узловые моменты шахматной партии делается такой анализ? Прежде всего, конечно, в момент окончания дебюта и перехода в миттельшпиль. Когда разыгран теоретический вариант или когда фигуры выведены с первоначальных полей на лучшие позиции не по указанию учебника, а по нашему собственному усмотрению, самое время произвести первую оценку позиции, основанную на глубоком анализе.

     Именно здесь мастера шахмат тратят много времени, так как этот момент очень важный, определяющий ход всей будущей борьбы и в какой-то мере предопределяющий исход поединка. Можно рекомендовать именно в это время просмотреть всю позицию с точки зрения наличия перечисленных нами элементов и их влияния на ход битвы.

     Первый, главный вопрос, на который нужно ответить при такой оценке: кто из противников стоит лучше? Ведь имеющий лучшую позицию должен будет атаковать, а тот, у кого позиция хуже, вести защиту, «хотеть» обороняться. Значит, первая генеральная оценка, основанная на подробнейшем анализе позиции, предрешает весь ход дальнейшей битвы, давая одному гроссмейстеру право наступать, другого вынуждая к обороне.

     Ответив на главный вопрос, гроссмейстер обязан будет также ответить и на другой, не менее существенный: в каком месте позиции расположен самый слабый пункт, самое уязвимое место, независимо от того, находится ли эта слабость в вашей позиции или в расположении противника. Подобная дополнительная информация необходима для определения главного направления будущих атак. Мы ведь знаем первое правило Стейница — атаковать нужно самый слабый пункт в лагере неприятеля. Ну а если тебе суждено защищаться, ты обязан заранее приготовиться к обороне тоже самого слабого места.

     Нужно сказать, решение и первой, и второй проблемы не так-то просто. Даже чемпионы мира иногда не могут определить, кто стоит лучше? Ошибаются они и при отыскании слабейшего пункта позиции. «Как это может быть? – удивитесь вы. – Чемпионы мира, и не могут решить элементарной задачи?!» Шахматы сложны, тайны их неисчерпаемы, законы стратегии и тактики нельзя охарактеризовать односложно. Вот это и создает серьезные трудности при оценке, вызывает ошибки, избежать которых полностью не в силах даже самые выдающиеся шахматисты.

     Определив, кто из играющих имеет перевес, гроссмейстер по шахматам затем начинает составлять план своих операций на период ближайших ходов. Разрешив две общие задачи, гроссмейстер обычно начинает расчет конкретных ходов и коротких вариантов. В сравнительно редких случаях остротактических позиций он вынуждается к расчету посложнее. Перебирая варианты, играющий вместе с тем производит «каждоходную» оценку, равно как и краткий анализ изменяющейся позиции. Это не столь сложный и не такой большой по объему и затрате времени анализ. Он легче, чем генеральная оценка, сделанная в критический момент партии; но тоже обязателен, ибо является неизменным спутником всех мыслей мастера по шахматам на протяжении партии.

     Если при главной, ключевой оценке мы занимаемся довольно подробными и сложными формулировками, то при «каждоходном» анализе и оценке наши формулировки лаконичны, кратки.

     «Я иду конем на е5, он отходит ферзем – уже выигрыш в пространстве, - считает гроссмейстер. – Я продвигаю пешку d4 на d5. Ему невыгодно брать эту пешку – вскрывается центр. Приходится отвечать с6-с5. Но тогда я сыграю с2-с4. Какой конь у меня будет в центре, к тому же ещё защищенная проходная пешка!» Так при каждом ходе, при каждой новой проблеме. Посмотрите комментарии к партиям лучших гроссмейстеров, у них вы найдете именно вот такой глубокий анализ и подробную оценку в критический момент и повседневные короткие «оценочки» почти на каждом ходу.

     Сколько раз во время партии производятся главные анализы? На каком ходу они делаются? Исчерпывающе ответить на эти вопросы нельзя. Но можно пере­числить важнейшие моменты, когда гроссмейстер вынуждает­ся к такой оценке. Это момент перехода из дебюта в миттель­шпиль, момент превращения миттельшпильной позиции в эндшпильную, моменты окончания комбинационных бурь, резко меняющих рисунок позиции,— тогда приходится иначе взгля­нуть на позицию и дать ей но­вую оценку. Постоянного ре­цепта, когда делать узловые ана­лизы, никто прописать не мо­жет, это определяется самим играющим после учета всех конкретных факторов данной позиции.

     Теперь еще об одном важ­нейшем правиле, касающемся поведения гроссмейстера. Сколь­ко нужно времени на анализ позиции и её оценку из отве­денных регламентом двух с по­ловиной часов? Как ни стран­но — ни одной минуты. Как это? — удивится читатель. Очень просто: анализировать и да­вать оценку нужно, когда идут часы противника. Вообще да­вайте условимся делить время на две части: «наше время» и «его время». Наше время — это когда идут наши часы. Это зо­лото, клад, каждую его минуту нужно беречь как зеницу ока! Что же касается «его времени» — пусть оно расходуется как мож­но больше.

     Несложно теперь сформули­ровать «золотое правило» об­ращения с шахматными часами: тикают наши часы — рассчиты­ваем варианты, пошли часы противника — сразу переклю­чаемся на решение общих проб­лем, анализ и оценку позиции, составление плана игры. Вновь пошли наши часы, бросаем «об­щие вопросы» и переходим на расчет вариантов. И так в те­чение всей партии. Тут есть одна тонкость. Время вариантов регулируем мы сами: нажимаем на кнопку, когда убеждаемся, что вариантные проблемы разре­шены, а вот продолжительность наших оценок определяет про­тивник. Именно так, как мы рас­сказали, поступают гроссмей­стеры, у которых плановая иг­ра — важнейшее оружие и ко­торые создают содержательные цельные партии. Что греха та­ить, есть шахматные специали­сты, решающие шахматные проб­лемы легко, их не волнуют и не тревожат глубокие оценки и со­держательные планы. Такие иг­роки, как правило, считают ва­рианты с поражающей скоро­стью, и оценка обычно уклады­вается в те два с половиной часа, во время которых бежит их стрелка. А когда идут часы про­тивника, они прогуливаются по сцене, разговаривая с коллегами или рассматривая позиции чу­жих партий.

     Раньше я часто задавал себе вопрос: почему Михаил Бот­винник сидел за партией все пять часов, ни разу даже не встав со стула? А потом понял: все время у него было занято труднейшей работой. Идут его часы — считает варианты, Ду­мает над ходом противник — занимается общими соображе­ниями.

     Итак, будем следовать при­меру Ботвинника: когда думает противник и идут его часы, будем анализировать и оцени­вать позицию, составлять план дальнейшей игры. Короче го­воря, заниматься общими сооб­ражениями; в то мгновение, когда включаются наши часы, тут же перейдем на расчет ва­риантов. А когда же соверша­ются «каждоходные» оценки? Ответ двузначен. Можно их де­лать также, когда идут часы противника, но бывает, что гроссмейстер просто подкреп­ляет словесными формулировка­ми расчет вариантов, тратя, та­ким образом, на них долю свое­го Бремени. Не беда, что про­исходит дополнительный рас­ход — от этого расчет вариантов бывает точнее, ближе к тре­бованиям позиции, и, таким образом, потеря минут лишь идет на пользу дела.

     Хочется предупредить чи­тателя о том, что к решению временных вопросов также нель­зя подходить догматически. Бы­вают в многострадальной жизни гроссмейстера случаи, когда ему приходится заниматься анализом под тиканье собственных часов и, наоборот, рассчитывать ва­рианты при беге стрелок сопер­ника. Подобные вопросы нужно решать конкретно, но все же правило есть правило, и, сле­дуя ему, вы вскоре заметите, что реже попадаете в цейтнот, что ваша игра стала содержа­тельнее, что возросло и каче­ство сыгранных партий.

Автор статьи: гроссмейстер А.А.Котов

Реклама

Рейтинг (FIDE) LIVE

                         Man

2017 12 10 Man

                     Women

2017 12 10 Women